29.08.2019 г.

Волшебное слово «благодарность»

Из беседы на третьей просветительской Открытой встрече1

Исцеление прокаженных
К Богу с благодарностью возвращаются лишь немногие из исцелённых

Священник Георгий Кочетков, духовный попечитель Преображенского братства: Теперь, после того как я что-то рассказал вам, мне хочется спросить своих помощников: «Вы же христиане, не правда ли? А как это с вами случилось? Что с вами произошло? Что-то вас ужалило или сверху на вас упало? Расскажите».

Светлана ЯшинаСветлана Яшина: Наверное, упало что-то очень большое и невообразимое. Я даже помню тот момент, когда у меня возник вопрос: христианка ли я? И связан он был с тем, что я вдруг поняла: всё то, о чём отец Георгий говорил, – исполнение поста, хождение в храм – есть в моей жизни. И я даже пытаюсь полюбить людей, хотя это очень сложно. Но в один прекрасный момент – я уже не помню, откуда – прозвучал вопрос, о который я споткнулась. Он звучал не так: «Зачем тебе нужен Бог?» (на этот вопрос можно даже пытаться ответить), а вот так: «Зачем ты нужна Богу?» Пытаясь ответить на него, я впервые в жизни стала задумываться о том, что отец Георгий назвал «качеством жизни», потому что это связано уже не просто с механикой исполнения каких-то действий, а с чем-то другим. Это был момент, когда все мои попытки любить другого человека, особенно когда я с ним совершенно не согласна, потерпели фиаско; я поняла, что это невозможно.

Вопрос же этот стал для меня основным вопросом, потому что когда я им задалась, я поняла, что для чего-то Господь меня призвал к Себе, для чего-то я Ему нужна. И начиная с этого момента вся моя дальнейшая жизнь – ответ на этот вопрос. Это непростой поиск, но это путь. И как ни странно, поиск ответа очень помог мне увидеть и себя, и другого человека в ином свете. И я очень благодарна Богу за это, потому что это какая-то тайна, которую, может быть, словами очень сложно объяснить, но это то, что рождает в сердце очень большую благодарность, то, что заставляет тебя жить в полноте и не просто проходить мимо людей, а видеть глаза другого человека.

Священник Георгий Кочетков:Спасибо! Здесь прозвучало такое волшебное слово, как благодарность. Я его очень люблю и считаю, что многим современным людям очень не хватает этого качества – не потому, что они злые и дурные, нет-нет, просто общий тон, общая интонация современной жизни часто связана с депрессивными и унылыми вещами. Когда же в сердце рождается благодарность, эти вещи вдруг уходят – не благодаря психологическим манипуляциям или какой-то магии, а как-то совсем иначе. Михаил, а что ты нам скажешь?

Михаил БахадовМихаил Бахадов: Для меня момент, когда я стал христианином, очень связан с тем, что я понял: я могу быть уверенным в Боге. Складывалось это постепенно. Когда мои родители пришли к вере, мне было одиннадцать лет. Помню те христианские книги для детей (они совсем не только для детей), которые тогда мне дали прочитать. Две из них очень засели в мою голову вплоть до сегодняшнего дня: «Томасина» (про кошку) и «Полианна» (про девочку, у которой умер папа, и она пыталась найти какую-то радость в мире). Я не могу сказать, что я многое понял, но какие-то вещи, связанные с тем, как христианин видит мир, мне очень сильно запали в душу. В первой из этих книг говорится о том, как удивительно Бог устраивает жизнь людей, которые Ему хоть как-то пытаются доверять, а в другой – о том, как отличается взгляд человека, благодарного Богу за жизнь, и неблагодарного. Это очень сильно меня укрепило и откликнулось потом.

Важную роль во всём сыграло доверие родителям. Сейчас веру по доверию немного умаляют – «это же не моя вера», но с другой стороны, а как иначе, если какие-то вещи можно пережить только по доверию другому человеку, который говорит тебе живое слово, будь это твой родитель, друг, брат, знакомый? Бывают удивительные личные прозрения, но они встречаются нечасто. И я мог уверенность в Боге обретать через доверие родителям, по которым было видно, что их жизнь нормально выстраивается и идёт в хорошем направлении.

А в девятнадцать лет, когда вопрос, на что я могу опираться, встал очень остро, всё как-то соединилось, и в какой-то момент я понял, что и какие то увлечения, и учёба, которая мне в общем-то нравилась, и личная жизнь, и хобби – они все как будто бы хороши, но до определённого предела, а дальше дают сбой. А на Бога можно опираться всегда, и я могу Ему доверять; каким-то образом в Нём есть что-то такое, чего нет ни в чём другом. Но это первый шаг. А второй шаг последовал почти сразу же: я понял, что с верующими людьми мне в каком-то смысле интересней (хотя школьные и институтские приятели у меня всегда тоже были). Было в этом общении что-то такое, что ни с чем не сравнишь, совсем другое единство. Оно было глубже, серьёзней. Оно было нескучным. У меня всегда почему-то был страх, что христианство – это скучно, но оказалось, что оно как раз и даёт настоящую жизнь. И когда я понял не только то, что можно доверять Богу, но и то, что можно быть в общении с верующими людьми и этому радоваться и этим жить, тогда я понял, что стал христианином.

Полианна и Томасина
В конце 1980-х – начале 1990-х в продаже появились детские книги, давно известные во всём мире, но никогда не издававшиеся в СССР
 

Священник Георгий Кочетков: Спасибо, это тоже очень интересно. Здесь прозвучали некоторые слова, которые мне, пожалуй, хотелось бы подчеркнуть для всех. Одно из них – уверенность. Мы говорили о доверии; это одна сторона, корень один и тот же, всё связано с верой, но, конечно, аспекты этого явления разные. Вера – это открытость Богу (если это вера в Бога) и открытость человеку (если это вера в человека). Другое дело доверие – то, что как бы предваряет веру, то, что больше от нас самих зависит, а не от Бога. Это мы или закрываемся, или открываемся – что считаем нужным, то и делаем. Это у нас к кому-то есть доверие, а к кому-то его нет, иногда даже без всяких рациональных оснований.

Так вот, уверенность – это вещь важная. На кого и на что мы можем опираться? Это в наше время не пустые вопросы. Не так много вещей, на которые мы можем опереться. Временно, так, сяк, как-то так, лишь бы как – это ещё одно. Другое дело, когда надо опираться на что-то в жизни всерьёз и надолго. Вот этих вещей современным людям действительно часто не хватает. И они это чувствуют – что основательности в их жизни нет, духовных корней нет. Я сейчас не говорю об иных корнях, которые тоже могут быть полезны человеку; их тоже не хватает. Но всё-таки духовные корни, на мой взгляд, самое главное. Как найти Бога? Как найти Бога истинного, а не того, который может быть назван идолом, то есть богом ложным? Как к Нему пройти? Кто покажет путь, если он такой непростой, а иногда даже узкий и опасный? Что здесь надо сделать? Давайте поговорим. Мне не хочется сразу давать вам все ответы на все вопросы, в том числе на те, которых вы пока ещё не задавали. Давайте поговорим о том, что интересует именно вас, живых конкретных людей. Вы сами себя знаете лучше всех, как никто другой здесь и сейчас. Давайте поговорим – исходя из вашего опыта, из вашей жизни, из ваших потребностей, а может быть, и проблем. Пусть вторая часть нашей встречи сегодня будет посвящена такому диалогу.

Но прежде всего я напомню: в прошлый раз я говорил, что перед нами может встать вопрос о том, будет ли какое-то продолжение этих встреч. Меня уже спрашивали об этом, кто-то даже очень настойчиво. Поэтому сейчас уже можно сказать определённо – да, продолжение будет. Но это будет что-то другое: более длительный (на полгода или немного больше) последовательный цикл встреч как раз в том ключе, в котором мы с вами говорили в прошлый и в этот раз. Для тех, кого это интересует, волнует, для кого это вещи неформальные и не безразличные, мы будем говорить о том, что такое христианство и как стать христианином. Для того, чтобы записаться на этот цикл, надо будет пройти небольшое собеседование, чтобы познакомиться немного более лично. Мы этого не делаем при коротком цикле встреч, но более длительный цикл требует от нас уже какой-то большей ответственности.

С. М. Прокудин-Горский. Церковь Св. Николая Чудотворца в г. Тобольске.
Как найти дорогу к Богу и в Церковь?
 

* * *

Теперь мы можем перейти ко второй части нашей встречи. Я очень надеюсь, что то, о чём мы с вами говорили и в первый раз, и неделю назад, и сегодня, вызывает у вас какой-то отклик, какой-то интерес. А может быть, возражения: я совсем не считаю, что кто-то может претендовать на то, чтобы вещать истину в последней инстанции. Давайте поэтому просто поговорим свободно о том, что есть христианство для вас, как стать христианином. Что-то мы вам говорили, что-то вместе с вами обсуждали. Исходите из этого и из своих собственных мыслей.

Алексей: Всех с праздником. Я очень часто бываю в Италии и у меня такой вопрос: как относиться к католикам, можно ли посещать их собрания?

Священник Георгий Кочетков: Ну как относиться католикам? С любовью. А как ещё?

Алексей: А можно ли православным людям в смертельной опасности участвовать в их таинствах, причащаться?

Священник Георгий Кочетков: К сожалению, история христианства не была лёгкой и простой. В ней были разногласия и даже расколы. И один из них – как раз огромный раскол между Западной и Восточной церковью, условно говоря, между православными и католиками. Там не такие уж и большие разногласия были, честно говоря, не такие уж непреодолимые. А вот у людей почему-то (почему – непонятно, сейчас уже ответить на этот вопрос никто, наверное, не сможет) не хватило воли к единству, не хватило открытости и доброжелательности, в конце концов, желания поступиться чем-то своим просто ради того, чтобы не началась война, ведь раскол – это война. Этот раскол произошел в середине XI века и продолжается до сих пор. Тут много нюансов, я сейчас не буду их касаться. Но раскол есть раскол, он означает отсутствие общения. Да, можно иметь хорошие, добрые личные отношения, можно быть близкими родственниками (в мире много семей, где один православный, другой – католик). Но что делать: по церковным канонам православным и католикам причащаться друг у друга нельзя. Правда, на протяжении многих веков во многих местах и церквах всё-таки разрешалось (именно в случае смертельной опасности, как Вы совершенно точно выразились) причащаться друг у друга, если рядом не оказалось ни храма, ни священника твоей конфессии. Но это вопрос спорный. Одни скажут: «Да». Другие скажут: «Нет». Может быть, пока остановимся на этом. Мы уже говорили на первой встрече, что на этом цикле встреч мы пока не входим в конфессиональные вопросы. Хотя, конечно, такие вопросы существуют, тут есть о чём говорить. Так что вопрос Ваш не праздный, но на него нет однозначного ответа. Если Вы услышите: «Нет. Никогда нельзя вступать в общение. Иначе ты будешь еретик», это будет неправдой. Это не будет соответствовать православному подходу. Но если Вам скажут: «Да какая разница! Это только исторические или культурные различия. Не обращайте внимания, нет проблем. Хотите – сюда, а если Вам удобно через дорогу перейти, у Вас там костёл, а православный храм – через переулок, но уже далеко идти, идите в костёл, хотя Вы и православный» – это тоже будет неправдой. Всё сложнее в жизни.

Алексей: Второй мой вопрос – как Вы относитесь к программе «12 шагов»?

Священник Георгий Кочетков: Я знаком с этой практикой, она сейчас довольно широко распространена. Там много хорошего, как во всякой форме, которая приспособлена к определённому отдельному случаю в жизни. И если случилась именно такая беда, допустим, алкоголизм человека поразил (сегодня, увы, распространены и другие, более тяжёлые виды зависимостей), конечно, здесь есть ради чего постараться и побороться. «Двенадцать шагов» – методика довольно сильная. Благодаря ей между людьми складываются глубокие, сильные отношения, возникает какая-то открытость, искренность, даже какие-то общинные начала, что всегда очень ценно в отношениях между людьми. Я бы сказал, что единственный её недостаток – это некоторая индивидуализация и замкнутость только на одном предмете, на одном вопросе. Ведь жизнь – она шире. В ней для всякого человека важно и многое другое. Да, пока «горит дом» – ты его туши и не думай ни о чём другом. Но если ты его потушил, пусть там и сгорело немало, подумай ещё о чем-то.

Хорошего отрицать нельзя ни в коем случае. Я знал много людей, которым жизнь спасли такой методикой. По-другому не могли, а здесь получилось... Но в ней есть некоторые «родовые недостатки», и я знаю, откуда они произошли. Но это отдельный вопрос, так же как и то, каким образом можно их скомпенсировать. Да, недостатки этой методики можно скомпенсировать. Не надо всё ломать, крушить или отрицать.

Дмитрий: Чем отличается заповедь из Ветхого завета: «Возлюби ближнего своего, как самого себя» от заповеди, которую Иисус дал Своим ученикам в Новом завете после того, как омыл им ноги: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас»?

Священник Георгий Кочетков: Есть специфика любви в Ветхом и Новом завете. Ветхий завет под любовью подразумевает любовь к Богу, исполнение Божьего Закона. А под любовью к ближнему имеет в виду только любовь к членам своего народа. То есть вообще есть заповедь «не убий», но человека из соседнего народа можно убить, а вот из своего нельзя. Эта ограниченность ветхозаветного откровения, к сожалению, имела место.

Но Христос даёт действительно новую заповедь: «Да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите». И Он действительно омывает ноги ученикам, то есть тем, кто ниже Его. Вот это дорогого стоит. Эта заповедь, конечно, наивысшая, так же, как и заповедь о любви к врагам, и это очень трудно исполнимые заповеди. Нужно иметь большую силу духа и очень расширенное сердце, чтобы такие заповеди можно было действительно исполнять, а не только говорить о них. Так что разница есть, Вы правы.

Священник Георгий Кочетков
Священник Георгий Кочетков
 

Фото: Евгений Гурко

---------------------

1 Материалы первой и второй встречи цикла, а также вступительное слово к третьей встрече были опубликованы в «Кифе» №2(246)-7(251).

Кифа № 8 (252), август 2019 года