gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Первая полоса arrow Для передачи опыта эмиграции необходимо – желание возрождения. Интервью с председателем РСХД Кириллом Соллогубом
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
12.06.2020 г.

Для передачи опыта эмиграции необходимо – желание возрождения

Интервью с председателем Русского студенческого христианского движения Кириллом Соллогубом

Кирилл Соллогуб

 Лучший способ передавать что-то – это предложить: «Пойди и посмотри». Значит, важны встречи, причём постоянные.

Сейчас новую актуальность обретает вопрос о том, как нам соединить русскую богословскую традицию, которую сохранила русская эмиграция, с той церковной жизнью, которая существует здесь. Как сделать так, чтобы эти живые ростки прорастали и давали возможность возродиться и здесь тому, что так бережно хранили в течение многих поколений русские изгнанники?

Это очень сложный вопрос. И он существовал давно, хотя сейчас, может быть, в очередной раз вспоминается в связи с последними событиями.

Чтобы произошло то соединение опыта, о котором Вы говорите, нужно, во-первых, иметь желание на это и с одной стороны, и с другой стороны. А во-вторых, необходимо желание возрождения. И здесь, как я считаю (и всё стараюсь понять, почему это так вышло), встреча нашего опыта в эмиграции с вашим опытом в России ещё не состоялась. Мы как-то не смогли встретиться после того, как это уже стало возможным.

Здесь были разные этапы. Самый первый – это, конечно, падение Советского Союза, первые встречи. Стало ясно, что появилась возможность что-то передавать в Россию, но у нас уже немногие могли так, как Никита Алексеевич Струве, это передать. А у вас немногие были этим заинтересованы, готовы были это воспринимать.

Я думаю, что и сейчас нереально говорить о больших масштабах, скорее это получится на уровне каких-то очень маленьких групп.

Мне кажется, это не страшно. Важно, чтобы это не угасло, чтобы ниточка не оборвалась. Ведь в истории Церкви ниточка святости и богословского знания часто продолжала тянуться, какой бы тяжёлой ни была общая обстановка. И сейчас эту ниточку, эту связь важно как-то подхватить, несмотря на то, что везде есть свои проблемы. Вы сказали, что даже в начале 1990-х немного оставалось таких людей, как Никита Алексеевич. А это значит, что какой-то ресурс и у вас начал угасать. Мы же никак не выберемся «из-под глыб».

Понимаете, очень важен опыт – жизненный опыт, церковный опыт. Например, здесь, в России, много говорят о новомучениках, всегда гордятся ими, но очень мало кто знает, как жили эти новомученики, как молились, как общались. Этим не так уж интересуются, мне кажется. Мы можем сказать то же и о наследии русской эмиграции. Конечно, есть много, много богословских трудов, даже в России их много. Но я не знаю, насколько их читают...

Что интересно – сам опыт у нас всё-таки ещё живёт в разных приходах, в разных общинах, в Движении. Но проблема в том, что люди уже не всегда осознают, что это уникальное наследие. А чтобы уметь этот опыт передать, такое сознание надо иметь. И сам опыт не потерять, ведь лучший способ передавать что-то – это, как говорится в Евангелии, предложить: «Пойди и посмотри». Значит, тут важны встречи, причём постоянные. Я думаю, нам надо (несмотря на все трудности, потому что и там люди очень заняты, и тут люди очень заняты) встречаться как можно чаще. Ну и просто жить вместе некоторое время, чтобы глубоко понять, как человек живёт в церкви. Мы стараемся поддерживать долговременные контакты Движения с некоторыми людьми, чтобы сразу, когда появляются те или иные недоразумения, мы смогли вместе эти трудности преодолеть.

Мне кажется, что через несколько поколений немного потерялась острота ощущения того, с чем столкнулось первое поколение эмиграции: разницы между церковью имперской и церковью бедной, существующей без всякой государственной поддержки, поддерживаемой людьми, в основном не имеющими почти ничего, оказавшимися в бедственном положении. Здесь у нас церковь, хотя и гонимая, всегда была подавлена имперскостью, которую некоторые люди сегодня пытаются возродить, вплоть до того, что ждут от государства денежных вложений, защиты, преференций. Те, кто будет встречаться и общаться, думаю, оценят вашу свободу от жёсткой связи с государством.

Да, это очень существенный и важный вопрос. И мы не забыли эту реальность, потому что в эмиграции мы абсолютно отделены от любого государства. Мы живём и можем рассчитывать только на самих себя. Действительно, это одна из самых ценных сторон нашего опыта.

Мне хочется в конце вспомнить Пшеров, встречу такой силы, которая потом питала Движение десятилетиями и, наверное, до сих пор питает.

Да, это был очень сильный духовный опыт, «Пшеровская пятидесятница», как говорил о. Василий Зеньковский. Но вся жизнь Церкви – Пятидесятница. Именно в этом событии её настоящее основание.

Беседовали Анастасия Наконечная и Александра Колымагина

Фото: Александр Волков

На съезде РСХД
На съезде РСХД

Кифа № 4 (260), апрель 2020 года

 
Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Top.Mail.Ru Majordomo.ru - надёжный хостинг