gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow «Церковь должна вобрать в себя весь размах человеческого чувства, разумения и искания». Два юбилея, связанных с именем Н.А. Бердяева
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
22.10.2019 г.

«Церковь должна вобрать в себя весь размах человеческого чувства, разумения и искания»

В этом году сошлись вместе два юбилея, связанных с именем Н.А. Бердяева: в марте исполнилось 145 лет со дня его рождения, а в сентябре – 100 лет со дня открытия Вольной академии духовной культуры

Вольная академия
Среди лекторов основанной Н.А. Бердяевым Вольной академии духовной культуры были Вяч.И. Иванов, Б.П. Вышеславцев, Ф.А. Степун, С.Л. Франк, П.П. Муратов

О последнем событии Бердяев вспоминал в «Самопознании»:

«В стихии большевистской революции и в её созиданиях ещё больше, чем в её разрушениях, я очень скоро почувствовал опасность, которой подвергается духовная культура. Революция не щадила творцов духовной культуры, относилась подозрительно и враждебно к духовным ценностям... Миросозерцание, под символикой которого протекала революция, не только не признавало существование духа и духовной активности, но и рассматривало дух как препятствие для осуществления коммунистического строя, как контрреволюцию. Русский культурный ренессанс начала XX века революция низвергла, прервала его традицию. Но всё ещё оставались люди, связанные с русской духовной культурой. У меня зародилась мысль о необходимости собрать оставшихся деятелей духовной культуры и создать центр, в котором продолжалась бы жизнь русской духовной культуры. Это не должно было быть возобновлением Религиозно-философских обществ. Объединение должно было быть более широким, охватывающим людей разных направлений, но признающих самостоятельность и ценность духовной культуры. Я был инициатором образования Вольной академии духовной культуры, которая просуществовала три года (19-22 годы)... Это своеобразное начинание возникло из собеседований в нашем доме. Значение Вольной академии духовной культуры было в том, что в эти тяжёлые годы она была, кажется, единственным местом, в котором мысль протекала свободно и ставились проблемы, стоявшие на высоте качественной культуры. Мы устраивали курсы лекций, семинары, публичные собрания с прениями. Собственного помещения ВАДК, конечно, не могла иметь, так как была действительно вольным, не государственным учреждением. Публичные доклады мы устраивали в помещении Высших женских курсов, лекции же и семинары в разных местах, обыкновенно в каких-нибудь советских учреждениях, в управлении которых были знакомые... Особенный успех имели публичные доклады в последний год. На трёх докладах (о книге Шпенглера, о магии и мой доклад о теософии) было такое необычайное скопление народа, что стояла толпа на улице, была запружена лестница, и я с трудом проник в помещение и должен был объяснить, что я председатель. Однажды в качестве председателя я во время доклада получил записку от администрации женских курсов, что может провалиться пол от слишком большого скопления людей. При этом нужно сказать, что никаких объявлений в газетах мы не делали и о собраниях обыкновенно узнавалось на предшествующем собрании или через Лавку писателей. Была большая умственная жажда, потребность в свободной мысли. Впоследствии эту жажду и эту потребность, вероятно, удалось задавить. Но задавить вполне нельзя, и я уверен, что в России подземно продолжает существовать свободная мысль».

Вспоминая обе памятные даты, мы публикуем в этом номере тезисы священника Георгия Кочеткова к выступлению на вечере памяти Н.А. Бердяева, прошедшем в марте этого года в Москве, в Доме русского зарубежья.

Квартира Бориса Александровича Грифцова
Одно из зданий, где проходили собрания Вольной академии духовной культуры, - квартира одного из председателей Академии Бориса Александровича Грифцова (Москва, Вознесенский пер., д. 11)

 * * *

Тезисы священника Георгия Кочеткова к докладу, посвящённому 145-летию со дня рождения Н.А. Бердяева

К концу книги 1907 года о новом религиозном сознании Бердяев, надеясь на русскую духовность, пишет и подчеркивает: «Только в связи со святыней православия, с этим крепким базисом, может открыться для нас новое»1.

Чем выше надежда, тем более безнадёжным однако предстаёт состояние исторической церкви. Она омертвела, выродилась, превратилась в быт, соблазнилась искушениями и творится в ней мерзость запустения, слишком часто напоминает она блудницу2.

Где, кроме как в надежде, располагается крепкий базис? В искусстве, творчестве, свободной мысли.

Где, кроме как в надежде, располагается крепкий базис? В искусстве, творчестве, свободной мысли. Догмат и обряд уже не могут поэтому впредь оставаться опорой христианства. Вместо них авторитетом становится «непосредственное религиозное восприятие». Оно выше церкви и самого Писания. Оно соборно, объективно. Но проверяется оно только самим же собой и потому нуждается для верности своих шагов во всей полноте доступного человеку знания.

Церковь должно мыслить органически, как живой организм, вырастающий из мистической глубины мировой жизни3.

Упустить что-то из этой целости – и сбой неизбежен. Церковь должна вобрать в себя весь размах человеческого чувства, разумения и искания. Она должна вернуть себя культуре, которую отлучила от себя, когда свободе искания стала предпочитать исполнение обрядов.

Мы живём в переходную религиозную эпоху, когда нужно не отлучать от церкви, а присоединять к ней, привлекать к ней сердца... Религия не только не противоположна «жизни», философии, общественности, искусству, но она есть хорошая жизнь, истинная философия, справедливая общественность, прекрасное искусство4.

Когда церковь сумеет без страха принять богатство жизни, она возвратит искателю, художнику, философу уверенность в создаваемой ими культуре. Ощутив себя не рискованной авантюрой, а службой Бога, творчество соединится со святостью. Жизнь станет таинством.

В свете этого видения историческая церковь даже лучших времен показывает себя, конечно, убогой или хуже. Восстановление христианства потребует новой догматики. Обновление веры – первая задача человечества. Мистическая революция уже совершается в невидимой глубине истории. Мир возвращается к своему Творцу. Важнее этого события нельзя ничего себе представить.

Какая-то новая, мирская и свободная религиозность нарождается в мире и не может она уже примириться с рабской и елейной религиозностью старого сознания5.

В книге IV «Русской мысли» за 1908 год на книгу Бердяева недоверчиво откликнулся Семён Владимирович Лурье (1867-1927), к тому времени уже сотрудник этого журнала. Поколения подвижников сделали историческую церковь такой же надёжной, как каменные храмы, в которых веками молятся люди. Когда-то ещё новое религиозное сознание успеет на практике создать что-то подобное! Слом сложившегося удастся, но, полагаясь не на право и обычай, а на чувство, не растеряются ли новые люди? Одновременно в «Вопросах философии и психологии» (1908, IV) кратко выступил Адольф Маркович Лазарев (1873-1944), философ, близкий к Льву Шестову. Он принял книгу Бердяева как симптом нарастающего духовного брожения, не увидел конкретности в замысле новой веры и посоветовал автору развивать имеющийся у него талант уточнения философских понятий. Резче, как угрозу «обществу простых православных христиан», осудил новое религиозное сознание Мережковского и Бердяева в брошюре того же года «верующий сын Церкви» Н.П. Розанов6. Профессор Московской Духовной академии Михаил Михайлович Тареев (1967-1934) выделил в Бердяеве положительную сторону широкой отзывчивости (правда, без оригинальности), литературного таланта, движения от марксизма к христианству7, но не принял всерьёз идею теократии, анархического общества с властью единого Бога. Разве христианство по своей сути не оставляет в стороне властную структуру? Оно не от мира сего, благодатно, сверхприродно и призвано освящать государство свыше, не вмешиваясь в его естественное развитие. Доктор медицины и философ Павел Васильевич Мокиевский (1858-1927) не нашел у Бердяева ни намека на реальные пути и способы духовного обновления, а потому и никакого религиозного творчества8. Фантазия плохо дисциплинированного ума не даст обществу ничего нового. Лучше не баловать себя иллюзиями, чтобы разочарование потом было менее горьким.

Подборка этих отзывов в издании 1999 года9 хорошо показывает типичную реакцию на бердяевскую проповедь. Тревожно увидеть себя снова перед непочатым краем работы.

Ни одна из исторических форм христианства не была Вселенской Церковью, ни в одном из исторических вероисповеданий подлинное православие не завершилось, не исполнилось обетования и пророчества10.

Мы снова стоим с пустыми руками. Но именно начинать небывалое всегда призван каждый. Бердяев зовет не гадать, в какие отдалённые времена и как осуществится пророчество, а сейчас соединить собственным усилием двух расколотых: повседневность и церковь. Сделать так, чтобы они, не теряя себя, стали миром.

--------------------

1 Николай Бердяев. Новое религиозное сознание и общественность. Москва, 1999. С. 275.

2 Там же.

3 Там же. С. 256.

4 Там же. С. 259, 261.

5 Там же. С. 284.

6 Н.П. Розанов. О «новом религиозном сознании» (Мережковский и Бердяев). Издание отдела публичных богословских чтений при Обществе Любителей Духовного Просвещения. Москва: Печатня А.И. Снегирева, 1908.

7 М. М. Тареев. Религия и общественность // Богословский вестник, 1909, т. 2., июнь, с. 229-259; июль-август, с. 424-460.

8 П.В. Мокиевский. К характеристике современных течений // Русское богатство, 1908, № 2. С. 59-73.

9 Николай Бердяев. Новое религиозное сознание..., с. 291-440.

10 Там же. С. 287.

Кифа № 9 (253), сентябрь 2019 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования