gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Гражданская война arrow «Пойдёт ли народ с нами?» Лето 1919 года – начало Московского похода Вооружённых сил Юга России
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
04.09.2019 г.

«Пойдёт ли народ с нами?»

Лето 1919 года – начало Московского похода Вооружённых сил Юга России

После богослужения в Александро-Невском соборе. В центре – генерал П.Н. Врангель. Царицын, 1919 г.
После богослужения в Александро-Невском соборе. В центре – генерал П.Н. Врангель. Царицын, 1919 г.

Северо-Запад

Лето было временем, закончившимся небольшим тактическим отступлением белых. К концу мая ими были взяты Гдов, Ямбург и Псков. В начале июня добровольческий Северный корпус вышел к ближайшим подступам к Петрограду: Ропше, Ораниенбауму, форту «Красная горка». Однако к этому времени красными были переброшены на фронт значительные силы, оборона реорганизована. Паническое бегство красных частей и их массовый переход на сторону белых закончились. Белые войска при своём продвижении местами начали встречать упорное сопротивление. Наступление остановилось.

24 мая (5 июня н. ст.) А.В. Колчак назначил Н.Н. Юденича главнокомандующим всеми российскими сухопутными и морскими вооружёнными силами, действовавшими против большевиков на Северо-Западном фронте. 19 июня Северный корпус был переименован в Северную армию (позже, 1 июля, в Северо-Западную армию).

К середине июля фронт протянулся от Финского залива до левого притока реки Великая. Красных к началу августа было по разным источникам в полтора или в два с половиной, а на псковском участке – в три раза больше, чем белых.

1 августа красные перешли в контрнаступление. 5 августа они овладели Ямбургом и оттеснили части Северо-Западной армии за реку Лугу, а 26 августа захватили Псков.

Тогда же, 26 августа, в Риге представителями Белого движения, прибалтийских стран и Польши было принято решение о совместных действиях против большевиков и наступлении на Петроград. Однако после того, как большевики предложили прибалтийским республикам начать мирные переговоры на основе признания их независимости (31 августа и 11 сентября), Юденич лишился помощи этих союзников.

Тяжелый бронепоезд Вооружённых сил Юга России. Лето 1919 г.
Тяжелый бронепоезд Вооружённых сил Юга России. Лето 1919 г.

Юго-Запад и Юг

Мощное весеннее наступление Вооружённых сил Юга России (ВСЮР) продолжилось взятием множества ключевых городов во время похода на Москву, который позже, к концу осени, закончился поражением.

30 мая (11 июня) Главнокомандующий ВСЮР генерал Деникин издал приказ, в котором признавал адмирала Колчака Верховным правителем Русского государства и Верховным главнокомандующим. Таким образом, к началу июня 1919 года все крупные формирования белых на Юге, Северо-Западе, Севере и Востоке формально объединились под единым командованием А.В. Колчака. Однако при этом они оставались разорванными друг с другом территориально. Не произошло и тех политических последствий этого объединения, на которые можно было надеяться. По воспоминаниям генерала Деникина, «признания Всероссийской власти Верховного правителя державами Согласия (т. е. Антанты. – Ред.) не состоялось. В первых числах июня Версальская конференция сообщила в Омск своё решение: "Союзные и дружественные державы счастливы, что общий тон ответа адмирала Колчака и его основные положения находятся в соответствии с их предположениями. Ответ содержит удовлетворяющие их заверения о свободе, мире и самоуправлении русского народа и его соседей. Поэтому они готовы предоставить адмиралу и присоединившимся к нему помощь, упомянутую в предыдущем сообщении..." Это заявление возвращало нас к прежнему положению, оставляя открытым "русский вопрос" во всём его объёме, и не исключало возможности и дальнейших попыток держав прийти к соглашению с советами. Не изменилась политика держав Согласия, и не усилилась их реальная помощь».

Деникин упоминает и возможные причины такого «полупризнания»: «Начальник русского отделения в английском министерстве иностранных дел Грегори говорил русскому поверенному в делах Саблину: "По моему мнению, признание адмирала Колчака настоятельно необходимо; но премьер-министр (Ллойд Джордж) не окончательно ещё уверен в падении большевиков и не уверен в намерениях русских национальных вождей установить в России демократический режим..." Официальное лицемерие государственных деятелей, готовых признать советский, каннибальский, какой угодно режим, лишь бы это соответствовало интересам их стран... Конечно, всё дело было в наглядном проявлении нашей силы. Но успех наш зависел во многом от широкой помощи союзников, а помощь их ставилась в зависимость от нашего успеха. Получался заколдованный круг».

Между тем военные успехи ВСЮР были значительны. Повсеместные крестьянско-казацкие восстания, прокатившиеся по Юго-Западу и Югу весной 1919 года, дезорганизовали тыл Красной армии. Особенно большой размах имело восстание частей атамана Григорьева, порвавшего с Красной армией (к нему перешло значительное число красных частей на Украине) и Вёшенское восстание на Дону1. Продолжая летом весеннее наступление, Добровольческая армия 10 июня заняла Белгород, 11 июня – Харьков, 16 июня – Екатеринослав (в 1926 году город был переименован в Днепропетровск), к середине июня полностью освободила Крым, 17 июня после упорных боёв взяла Царицын (с 1925 года город был переименован в Сталинград, с 1961 года – в Волгоград)2.

Планы летней кампании вызвали разногласия среди командования ВСЮР (спор о том, какое решение было бы верным, продолжался и позже, в эмиграции). Командующий Кавказской добровольческой армией барон Врангель (именно его войска взяли Царицын) настаивал на том, чтобы впоследствии удерживать линию Екатеринослав – Царицын, сосредоточив в районе Харькова 3-4 кавалерийских корпуса для действий по красным тылам вплоть до Москвы, и наладить взаимодействие на востоке с войсками адмирала Колчака. Но Главнокомандующий силами ВСЮР генерал Деникин 20 июня, находясь в Царицыне, издал следующую директиву:

«...Имея конечной целью захват сердца России – Москвы, приказываю:

1. Генералу Врангелю выйти на фронт Саратов – Ртищево – Балашов... и продолжать наступление на Пензу, Рузаевку, Арзамас и далее – Нижний Новгород, Владимир, Москву. Теперь же направить отряды для связи с Уральской армией и для очищения нижнего плёса Волги.

2. ...Остальным частям развивать удар на Москву в направлениях: а) Воронеж, Козлов, Рязань и б) Новый Оскол, Елец, Кашира.

3. Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орёл, Тула. Для обеспечения с Запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав – Брянск.

4. Генералу Добровольскому выйти на Днепр от Александровска до устья, имея в виду в дальнейшем занятие Херсона и Николаева.

...6. Черноморскому флоту содействовать выполнению боевых задач... и блокировать порт Одессу».

В своих воспоминаниях А.И. Деникин позже писал: «Директива 20 июня, получившая в военных кругах наименование "Московской", потом в дни наших неудач осуждалась за чрезмерный оптимизм. Да, не закрывая глаза на предстоявшие ещё большие трудности, я был тогда оптимистом. И это чувство владело всем Югом – населением и армиями. Это чувство нашло отклик там, на севере, за линией фронта, среди масс, придавленных ещё большевистским ярмом и с нетерпением, с радостью ждавших избавления... Оптимизм покоился на реальной почве: никогда ещё до тех пор советская власть не испытывала большей тревоги».

Из городов, перечисленных в директиве, больше половины в ходе летней и осенней кампании были заняты частями Вооружённых сил Юга России, состав которых с мая по октябрь возрастал последовательно от 64 до 150 тысяч: в начале августа были заняты Козлов, Елец, Одесса, Херсон, Николаев; 17 августа – Киев, 29 августа – Воронеж, 7 сентября – Курск, 30-го – Орёл.

Однако это наступление развивалось изолированно от остальных сил Белого движения: соединения с армией Колчака так и не произошло. Войска восточного фронта отступали в Сибирь. Лишь один разъезд уральских казаков соединился в июле с ВСЮР.

Восток

После весеннего наступления армий Колчака красные 28 апреля 1919 года перешли в контрнаступление. 9 июня белыми была оставлена Уфа, 11 июня – Воткинск, 13-го – Глазов. Вскоре они утратили практически всю территорию, которой овладели в период наступления. К августу красные захватили Екатеринбург и Челябинск.

Одной из причин этой неудачи некоторые историки считают то, что адмирал Колчак отказался от плана концентрированного наступления на район Самары – Царицына, где он мог бы соединиться с войсками генерала Деникина (который, в свою очередь, также отказался от плана генерала Врангеля сделать акцент на объединении сил). Вместо этого Сибирская армия наступала ещё и на Вятку – Казань, что привело к чрезмерному растягиванию фронта (он имел протяжённость в 1400 километров), распылению сил. Причины акцента на северном направлении сегодня называют разные: от давления союзников (которые стремились поддержать прежде всего Северную армию Миллера) до честолюбивых стремлений штабных генералов, надеявшихся через Казань выйти на Москву. Считается также, что качество командования войск в Сибири было гораздо ниже, чем на Юге России, куда в первую очередь в 1918 году стремились попасть боевые офицеры.

В мае 1919 г. начал разваливаться и тыл белых в Сибири. Крестьяне отказывались от мобилизации, возникали отряды партизан, которые разбирали пути, перерезали провода телеграфа, захватывали поезда.

* * *

Остаётся всё меньше и меньше посвящённых ходу событий столетней давности ежеквартальных обзоров: после осени 1919 года, а особенно после зимы 1919 -1920 гг. (закончившейся гибелью адмирала Колчака в феврале и новороссийской катастрофой в марте) единственное, о чём стоит напоследок в какой-то момент сказать, – это врангелевский Крым, русский исход и остатки белых армий на Дальнем Востоке. Теперь каждый обзор будет нести на себе всё больший и больший отблеск обречённости Белого движения.

Эта обречённость отчасти предугадывалась даже в дни военных успехов. В своих воспоминаниях А.И. Деникин писал: «Освобождение нами огромных областей должно было вызвать народный подъём, восстание всех элементов, враждебных советской власти, не только усиление рядов, но и моральное укрепление белых армий. Вопрос заключался лишь в том, изжит ли в достаточной степени народными массами большевизм и сильна ли воля к его преодолению? Пойдёт ли народ с нами или по-прежнему останется инертным и пассивным между двумя набегающими волнами, между двумя смертельно враждебными станами? В силу целого ряда сложных причин, стихийных и от нас зависевших, жизнь дала ответ сначала нерешительный, потом отрицательный».

Солдаты Западной армии во время отступления. К северу от Уфы. Июнь 1919 г.
Солдаты Западной армии во время отступления. К северу от Уфы. Июнь 1919 г.

На привале
На привале

---------------------

1 Подробнее об этих событиях рассказывается в №4 (248) .

2 Здесь и далее в этом разделе все даты приводятся по воспоминаниям ген. Деникина, использующего старый стиль. В других источниках читатель встретит другие даты (по н. ст.).

Кифа № 7 (251), июль 2019 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования