gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow 23 января – Собор Костроских святых, среди которых – преподобный Макарий Алтайский, миссионер, просветитель алтайцев, переводчик Священного Писания
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
23.01.2016 г.

Романтический миссионер

23 января – Собор Костроских святых, среди которых – преподобный Макарий Алтайский, ученик святителя Филарета Московского, архимандрит, миссионер, просветитель алтайцев, полиглот, переводчик Священного Писания и святых отцов

Image

«Свет Христов просвещает всех!»

Последние слова архимандрита Макария (Глухарева)

«По силе и благодати Божьей, явились нерукотворно,
т.е. без человеческой миссионерско-научной и искусственной подготовки и выправки,
два миссионерских огня в Сибири: Иннокентий и Макарий Глухарев».

К.П. Победоносцев

Миссия для преп. Макария Алтайского была подлинным апостольским подвигом. Он вложил в нее все напряжение своей души.

Преподобный Макарий говорил, что «нет народа, в котором бы Господь не знал своих, нет той глубины невежества и омрачения, до которой бы Сын Божий не снисходил, преклонив небеса, не преклонился...»

Д.Д. Филимонов в 1844 г. писал о нем: «Небольшого роста, непредставительный, несколько сутуловатый, с седоватой бородкой. Он сначала не привлекал особенного внимания, но раз вглядевшись в него и особенно в его умные выразительные глаза, как-то невольно приходилось следовать за ним. Он заметно выделялся и скромностью и вместе отсутствием всякого подобострастия перед митрополитом, и простой безыскусственностью обращения во время служения и особенно кротким и приятным выражением в чертах лица. В глазах его светилось искреннее, благоговейное настроение души».

Посвятить себя миссии он решился, находясь в Глинской пустыни.

17 февраля 1829 г. в возрасте 36 лет архим. Макарий подал епископу Курскому Владимиру прошение об исходатайствовании перед синодом разрешения перейти в Иркутскую епархию для службы братьям общежительных монастырей, отправившихся туда в 1825 г. для проповеди Евангелия народам языческим. По смирению он просился не в миссионеры, а в прислужники миссионерам.

Епископ Владимир заседал в синоде и там представил прошение Макария. Между тем отпадение крещеных иноверцев в разных епархиях обнаружило недочеты в постановке миссионерского дела в России, поставив на очередь вопрос о преобразовании этого дела. Больше всего страдали Казанская и Тобольская епархии. Ввиду этого 28 марта 1829 г. митр. Филарет обратился к архим. Макарию с письмом, где просил его поехать в Тобольск.

Архимандрит Макарий увидел в этом призыв Божий и послушался.

Митрополит Филарет писал в письме к Хитровой: «Вот вам послание о. Макария. Видите, прежде нежели будет обращать язычников в христианство, он вздумал на досуге обратить Урал в Парнас, или, может быть, в Сион. Видите, что Урал ожил на голос романтического миссионера. Какой же слушатель сего певца посмеет быть нечувствительнее Урала?...»

30 сентября 1829 г. архим. Макарий прибыл в Тобольск. Архиепископ Евгений принял его по-отечески и поместил в своем доме. Там же поселились и два семинариста, которых о. Макарий избрал себе в сотрудники и которых готовил к предстоящей им деятельности.

Архимандрит Макарий и помощники написали устав миссионера, который состоял из нескольких пунктов, касающихся общей жизни: «Желаем, да будет у нас все общее: деньги, пища, одеяние, книги и прочие вещи, и сия мера да будет для нас удобной в стремлении к единодушию».

В силу разных причин архим. Макарий остановился на миссии в Алтае. Алтай занимал южную часть Томской губернии – уезды Бийский и Кузнецкий, огромное пространство которых (до 1000 верст в длину и от 150 до 700 в ширину) покрыто Алтайскими горами, особенно высокими на юге, в «диком» Алтае. Во времена архим. Макария на Алтае, кроме русских, жило до 40 000 местных инородцев, распавшихся на несколько племен татарского происхождения. Все они говорили на разных наречиях татарского языка. В XVIII веке часть их (несколько тысяч) были крещены, но в христианстве не утверждены и вскоре вновь отпали в язычество. Христианству остались верны лишь немногие, успевшие обрусеть.

День рождения Алтайской миссии

Image
Макарий (Глухарёв), архим. Литография. Ок. 1846 г.

Первое крещение  молодого татарина Элески, названного Иоанном, 7 сентября 1830 г. стало началом истории миссии. Узнав, что есть в Улале юноша, расположенный креститься, о. Макарий направился к нему и крестил его, хотя хотел продлить оглашение до следующего дня. Но боялся отца юноши, который негативно относился к христианству. Отец Макарий взял новокрещеного с собою в Бийск, «дабы научить его молиться Богу и преподать ему наставление в правилах жизни христианской и потом возвратить в Улалу». Новокрещеного учили молиться по-христиански, преподали в самых общих чертах историю об Иисусе Христе, разъяснили значение таинств. Сказали о добрых делах и грехах, о вечной жизни и вечных мучениях. По исповедании веры Элеска-Иоанн был приобщен св. таинств и после новых наставлений отпущен домой.

История обращения Элески – типичный пример тех мер, которые принимались архим. Макарием при соединении алтайских инородцев с церковью. Обычно он узнавал о том, что есть инородец, расположенный к христианскому учению. Тогда он спешил туда, оглашал инородца, крестил. Поручал надежному восприемнику, который ограждал новообращенного от вредных влияний.

Низкий материальный и умственный уровень алтайцев служил немалым препятствием к пониманию и восприятию христианских идей. Обстановка беседы парализовала силу проповеди: «огонь пылающий посреди шалаша, мужчины и женщины, с дымящимися трубками сидящие вокруг огня, нагие дети, по горячему пеплу ползающие, нечистота и жалкая бедность во всем».

Отец Макарий не стеснялся сеять семена истины и при таких условиях, приноравливаясь ко всякого рода положениям. Войдя однажды в татарскую юрту, он нашел в ней одну только татарку, занятую стряпней. Он начал благовествование, и татарка слушала его. Когда же ее внимание стал отвлекать заплакавший ребенок, проповедник сел у колыбели и, убаюкивая ребенка, продолжал учить его мать.

Встретив желавшего креститься или сам возбудив в инородце такое желание, архим. Макарий старался ввести его в самую сущность христианского учения и вместе с тем познакомить с основными действиями христианского богослужения.

Оглашение продолжалось от одного дня до двух недель в зависимости от возраста,  умственного и нравственного развития оглашаемого. Иногда о. Макарий и дольше испытывал искренность оглашаемого.

Не раз в Записках о. Макария встречается выражение: «Кажется, что сей ищущий (крещения) имеет нужду не в одном наставлении, а еще в испытании».

После более или менее продолжительного оглашения совершалось крещение. Но и после него новообращенного нередко долго держали при миссии, упражняя в домашней молитве и в общественной, читая и толкуя Евангелие и делая наставления применительно к его душевным нуждам, а отпуская, иногда проверяли, насколько твердо усвоено им христианское учение. Постоянная забота о новокрещеных не давала им ни повода к отступничеству, ни возможности забыть христианские молитвы и догматы и отстать от христианских обычаев и навыков.

После крещения

Преподобный Макарий считал очень важной частью миссионерской деятельности духовную заботу о новокрещеных и постоянную духовную связь с ними. В письме к архиеп. Екатеринославскому Гавриилу он заметил: «В нашей службе делание без хранения оказывается тщетным и суетным».

В систему мер попечения о новокрещеных входил между прочим институт восприемничества, которому о. Макарий дал особую постановку. Прежде чем крестить инородца, особенно из сомнительных по нравственным качествам, архим. Макарий приискивал ему надежного крестного отца, на которого и возлагал обязанность заботиться о религиозном просвещении новокрещеных и следить за их нравственностью. Крестный отец являлся действительным поручителем за своих духовных детей.

Кроме забот о религиозно-нравственном преуспеянии новокрещеных, институт восприемничества при о. Макарии имел и другую цель – приучить их к труду в обстановке оседлой жизни. Жизнь кочевая, то полная трудов и опасностей, то праздная и располагающая к лени, не могла не препятствовать утверждению иноверцев в христианских мыслях, чувствах и навыках. И вот восприемники, знакомя с приемами земледелия и работ, связанных с ним, отвлекали своих крестников от прежних интересов и воспоминаний и тем ослабляли их вредное влияние.

В рамках нашей статьи мы не коснемся одного из важнейших дел миссии – переводов писания на алтайский язык и перевода Библии на русский. Эта тема заслуживает отдельной статьи. Нужно сказать, что о. Макарий с сотрудниками создал алтайскую азбуку и составил к ней словарь из 3000 слов. Перевел на алтайский язык почти всё Евангелие и некоторые богослужебные книги. Из письма к митр. Филарету: «Одно из важнейших дел, составляющих службу миссии, есть обучение новокрещеных инородцев грамоте не только природных наречий их, но и славянской и русской, потому что они призваны участвовать в общественном богослужении нашей церкви, совершаемом на славянском языке, ... они должны изучать сей живой язык <русский язык>, на котором, по милости Божией, имеет церковь наша уже Новый Завет и некоторые из священных книг Ветхого».

В Алтайской миссии всегда уделялось особое внимание образовательной деятельности. «Ученика сделать грамотным» – в этом заключалась педагогическая задача миссионерской школы и ее первая цель. «Из ученика сделать истинного христианина» – такова была воспитательная задача миссионерской школы и ее более высокая цель.

Забота о деле миссии

Первый период жизни Алтайской миссии был крайне труден. Постоянно не хватало денежных средств, условия жизни были суровы. Отец Макарий быстро лишился первых помощников, он все время искал себе других. Когда у него появилось два молодых сотрудника – Стефан Ландышев и Михаил Нигрицкий – он решил остаток сил посвятить приготовлению их к делу миссии. Ради этого он даже хотел переехать с ними в Москву, чтобы они многому научились. Но на это митрополит Филарет пожелал о. Макарию быть для Нигрицкого и Ландышева семинарией, академией и университетом, и чтобы они оправдали надежды, участие и любовь, с которой на них смотрят старшие.

Архимандрит Макарий просил помощи на дело миссии у всех. Денег не хватало. По делам миссии он приезжал в Петербург. В Санкт-Петербурге Синод разрешил выписать книгу пожертвований для сбора средств. Благодаря митрополиту Филарету архим. Макарий заинтересовал нуждами алтайских христиан все слои населения, начиная с генерал-губернатора кн. Д.В. Голицына и заканчивая инославными. Так, «святой доктор» Ф.П. Гааз, католик, предложил напечатать в газетах воззвание о пожертвованиях на Алтайскую миссию и сам составил проект его. Синод в конце затормозил дело, но и помимо воззвания было собрано много денег, а также найдены те, кто могли собирать пожертвования и в дальнейшем.

Важность молитвы

Мистически настроенный архим. Макарий верил, что обращение неверных совершается при помощи молитв всей церкви. Он писал, что многие молятся за дело миссии: «Обращение душ ко Христу проповедованием Евангелия... были плодами не слов их; а молитвы неких душ смиренных, простых и сокровенных, которую Господь благословляет своею милостию в привлечении к Себе душ человеческих».

Замечательно, что и в проекте воззвания Гааза к пожертвованиям на Алтайскую миссию – проекте, написанном не без влияния о. Макария, признавалась сила общей молитвы об успехах миссии: всех и каждого он убеждал молиться о скорейшем обращении язычников.

По свидетельству одного инородца, о. Макарий в Майме совершал богослужение в походной церкви каждый воскресный и праздничный день, обращая при этом внимание на то, все ли присутствуют там. А после богослужения он устраивал собеседования с пасомыми, летом под открытым небом, зимой – в каком-нибудь частном доме.

В последние годы жизни о. Макарий, живя в Орле, учил народ в церкви не менее усердно, чем на дому. Ежедневно проповедовал в форме простой отеческой беседы с детьми. Выходя после обедни на амвон с небольшим Евангелием, он удобопонятно объяснял слушателям дневное евангельское (а иногда апостольское) чтение. А чтобы они могли усвоить сказанное, повторял объяснения по нескольку раз, проверял на отдельных лицах, поняли ли его, наводил вопросами на ответы, повторял, переспрашивал, следил, все ли слушают, обличал рассеянных, напоминал о высоте проповедуемого им Христова учения.

Успехи миссии

Алтайская миссия за 14 лет управления ею архим. Макарием присоединила к церкви Христовой 675 инородцев, не считая 1047 крещенных ею же детей. Каждый из этих 675 человек стоил архим. Макарию и его сотрудникам больших трудов, не столько до крещения, сколько после.

К 1905 году выросла целая Алтайская церковь, возглавляемая епископом Бийским. Под его управлением находилось 17 станов, 4 миссионерских прихода, 3 монастыря, 83 церкви и молитвенных дома, 55 школ. Паства миссии состояла из 40524 православных, в том числе 25868 инородцев и 14657 русских.

Кроме того, в Бийске имелось катехизаторское училище с 166 учениками (в том числе 45 инородцев). При миссии было три детских приюта, десять попечительств о бедных, некоторыми станами оказывалась населению медицинская помощь.

В советское время миссия была уничтожена, успехи по просвещению алтайцев присвоила себе советская власть. Алтай дал много новомучеников и исповедников.

Возрождение миссионерской деятельности среди алтайцев и шорцев началось в конце 1980-х годов. Стали открываться православные приходы в городах и селениях, где прежде были центры отделений или станы Алтайской миссии.

Алтайская миссия при преп. Макарии – один из самых героических и святых эпизодов в нашей истории. В 2000 г. на юбилейном Архиерейском Соборе Русской православной церкви архимандрит Макарий был канонизирован в лике преподобных «за праведное житие, равноапостольные труды по переводу Священного Писания на алтайский язык и распространение на Алтае веры Христовой».

Анна Сахарова


Из работы преп. Макария «Мысли о способах к успешнейшему распространению Христианской веры между евреями, магометанами и язычниками в Российской державе»

«Если не можешь быть ловцом человеков, то лови рыбу для питания ловцов человеков».

«Ты не можешь быть проповедником? Будь до времени хлебником, водовозом для проповедников, будь чтецом, писцом, дровосеком, швецом, сапожником, учи азбуке молодых детей, ходи за огородом, составляй лекарства, служи больным. Ты не умеешь уловлять души человеческие в невод Христов? Лови рыбу с Петром и Андреем, починивай сети с Иаковом и Иоанном...

...Слышишь ли? "Сделаю", – говорит Христос. И как Петр и Андрей, Иаков и Иоанн не были еще апостолами, когда призваны были, но Спаситель сделал их тем впоследствии, так и тебя сделает плодоносным по мере, предназначенной для тебя сердцеведением Его».

«Но ты любишь уединение, ты даже ищешь и не находишь в России места, благоприятствующего безмолвию? Вот тебе все горы Алтайские и все горы Кавказские: какая тишина царствует в этих величественных и прекрасных пустынях!

Но паче всего украсят твое безмолвие посещением своим природные жители этих лесов и гор, звероловы, твои знакомцы, твои соседи, между которыми ты будешь искать детей Иисусу Христу, а себе братьев по вере во имя Его. Для проповедания Евангелия сим слушателям совсем не нужно сочинять проповеди по правилам риторическим».

«Известность устава церковных миссий может служить весьма действительным средством к приобретению для миссионерского общества усердных и благотворных членов, для Образовательных Миссионерских Общин и самих миссий благопотребных братии и сестер. Здесь все увидят, что нет такого сословия и состояния в мире, которое при намерении богоугодном не могло бы приносить пользы миссионерскому делу; что всякая наука может представить Господу участок свой; что всякое искусство может иметь свое употребление в службе Его; что всякое художество и рукоделье, всякая опытность, всякое звание с посвященными желаниями Церковь Его приемлет с благоволением, удостаивает благословения и обращает в великое дело спасения многих».

Кифа №7 (145), июнь 2012 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Телеграм Телеграм ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Top.Mail.Ru Majordomo.ru - надёжный хостинг