30.11.2005 г.

ОБРЕСТИ ЕДИНСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ В НЕПРАВОСЛАВНЫХ СТРАНАХ

Интервью с председателем Сретенского братства  Д.С. Гасаком


     Анна Алиева: Какова была тематика конгресса, какие проблемы были в центре внимания его участников?

     Дмитрий Гасак: В основу темы конгресса были положены слова из Откровения св. Иоанна Богослова: «Се творю всё новое» (Откр 21:5). Тема звучит достаточно широко, хотя и понятно направление, в связи с которым тема была выбрана. Во-первых, это проблема единства православных, находящихся в традиционно неправославных западноевропейских странах. Это не только проблема разной юрисдикционной принадлежности приходов. Это еще и проблема единства православных разного национального происхождения. Не всегда легко поставить в основу духовного единства Христа и Его Церковь поверх национальных различий. Часто православие воспринимается прежде всего как национальная черта, поэтому русские создают свои приходы, румыны – свои, фламандцы – свои и т.д. И вот обрести подлинное церковное единство в таком контексте – настоящая проблема. (К слову говоря, еще одним важным принципом Западноевропейского братства было совершение богослужения на национальных языках). При всем этом понятно, что церковное единство не может быть обретено лишь организационными, административными усилиями. Оно требует вдохновенной веры, обновления духа, напряженной духовной жизни от тех, кто такого единства жаждет. И это второе, с чем была связана нынешняя тема. Мне кажется, что собравшиеся люди, особенно более ответственные в церкви и епископы, и священники, и миряне, понимают необходимость такого обновления.

     Наиболее ясно, по-моему, об этом сказал в своём докладе Мишель Ставру, профессор догматики Свято-Сергиевского института в Париже. Доклад его был посвящён вызовам, которые готовит нынешний век православию. Он отметил три вещи. Первое - это вызов единству православных. На сегодняшний день очевидно, что движение за поместную церковь, возникшее в середине XX века, претерпевает некоторый кризис. С одной стороны, проблема очень актуальна, потому что православные очень разрознены, как бы духовно расслаблены. Но с другой – пока не видно  духовного центра, который мог бы стать тем кристаллом, вокруг которого соберется все. Тем не менее, для того, чтобы православие в этих странах не просто выжило, как религия для меньшинства или как религия для переселенцев или эмигрантов, а всё-таки развивалась гармонично, полноценно, как должно развиваться подлинное христианство, нужно решать проблему единства. И, прежде всего, повторю, в духовном ключе, а уж потом в административно-каноническом.

     Второе - проблема литургической жизни, в которую входит всё: и язык богослужения, и форма его совершения и т.д. Литургическую традицию, основателями которой были русские эмигранты первой волны: о. Сергий Булгаков, о. Николай Афанасьев, а затем и о. Александр Шмеман, необходимо не просто стараться сохранить как памятник, но продолжать развивать. Только тогда эта традиция будет жить и приносить плод. Закон веры не может быть оторван от закона молитвы, поскольку и то, и другое составляет единую жизнь.

     И третье - это вызов православному богословию, проблема развития богословской мысли, богословского творчества. Деятели русского религиозно-философского возрождения XX в. дали достойный ответ вызовам своего времени. Несмотря на суровые внешние условия жизни, это был расцвет духовной жизни и соответствующий ей расцвет богословского творчества, обогативший не только Православную церковь. Теперь вопросы нашего времени обращены к нам, живущим ныне православным христианам. И ответ призваны дать мы изнутри своей веры и жизни, изнутри своей ответственности за церковь, в традиции свободного богословского творчества наших великих предшественников.
Кроме больших докладов, коих за три дня прозвучало четыре, была еще работа так называемых ателье и круглых столов. Проблематика самая разная: от иконописания и монашества до катехизации и современных нравственных проблем. Насколько можно судить по тем секциям, в которых принимали  участие о. Георгий и я, обсуждение было весьма живым. Самые разные люди открыто высказывали свою позицию, делились опытом. Обсуждение вызывало и споры, например, по вопросу отношения православных к экуменизму, к проблемам оглашения и воцерковления взрослых людей. Жаль только, что не всегда хватало времени: часто, как только обсуждение доходило до самой сути, время подходило к концу.

     А. Алиева: Связано ли создание братства с РСХД или это была частная инициатива разных людей?

     Д.Гасак: Формально, думаю, нет. Но связано постольку, поскольку многие люди участвовали и там, и там. Ко времени создания Западноевропейского братства деятельность РСХД сконцентрировалась в основном вокруг детских лагерей. Кроме того, время создания братства – это еще и определённый исторический контекст, когда многие думали о единстве в православном мире.

     А. Алиева: Как бы Вы сформулировали итог конгресса?

     Д. Гасак: Сложно подводить итог собранию по теме: «Се творю всё новое». На мой взгляд, главный итог таких встреч – это укрепление в единстве веры и жизни, общее вдохновение. Могу сказать, что съезд завершился в очень хорошем настрое. Какой из этого будет реальный практический плод –  покажет время. Но очевидно, что общение многих людей  на протяжении трех дней вдохновляет и укрепляет, даёт силы созидать церковь в очень духовно непростом западноевропейском контексте.

     Многие, с кем мы общались лично, воспринимают этот съезд как время сеяния. И есть надежда, что участники съезда будут продолжать его дело в своих приходах.

     К сожалению, такие конгрессы проходят слишком редко – раз в три года. При нынешних условиях общественного развития и реальном состоянии православных собираться раз в три года – слишком мало. Через три года многие уже забудут, что было на нынешнем съезде. В таких условиях сохранять преемственность и осуществлять развитие очень трудно, думаю, что почти невозможно. Повторю, что съезд удался, проходил по нарастающей. Лично для нас, для о. Георгия и для меня, участие в нем, возможность поистине братского общения с друзьями и знакомыми было большой радостью. И еще поэтому очень хотелось бы, чтобы это зерно не погибло, но принесло достойный, полновесный плод.

     Сложность в том, что братство не имеет регулярной собственной жизни и работы между съездами. А ведь единство нужно постоянно поддерживать, укреплять и к этому должна быть приложена какая-то воля, усилие. Похоже, на сегодняшний день этого еще недостаточно. Правда, судя по настроению архиепископа Команского Гавриила, возглавляющего Русский западноевропейский экзархат, его помощников и многих других, здесь может что-то измениться, поскольку есть желание и реальные шаги к духовному возрождению. В заключительном слове о. Иоанн Гейт сказал, что все вышеназванные проблемы можно разрешить  только в Вере, в Вере Воскресения.

 КИФА №11(37) ноябрь 2005 года