gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Русские люди разучились делать что-то вместе. Об этом беспокоились уже в начале XX века члены Русского собрания
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
16.05.2018 г.

Русские люди разучились делать что-то вместе

Об этом беспокоились уже в начале XX века члены Русского собрания

Когда я стал подробно заниматься историей Русского собрания, то узнал, что его членами, оказывается, были и священники из кружка «32-х» (отец Константин Аггеев, отец Михаил Чельцов), и создатель Крестовоздвиженского Трудового братства Николай Николаевич Неплюев... С одной стороны, все эти люди очень значимы для нас. С другой стороны, видно было, что тот тон, который они задали в первые годы в Русском собрании, очень созвучен тому, что для нас близко.

Алексей Андреевич Наумов
Алексей Андреевич Наумов, президент Культурно-просветительского фонда «Преображение»

Алексей Андреевич, Вы – один из инициаторов Русских бесед. Как появился замысел проведения этих встреч?

Алексей Наумов: Всё началось с разговора о том, как нам стать полноценными наследниками старого русского народа, который жил в прежней России*. В этом разговоре прозвучала мысль, что мы как христиане призваны стать наследниками Царства Божьего, с другой стороны, мы призваны быть наследниками всего лучшего, что собирали наши отцы на нашей земле. И когда мы потом стали думать, что же нам для этого делать сейчас, то в какой-то момент узнали, что с 1901 по 1917 год существовало Русское собрание, цель которого нас удивительно вдохновила. В его уставе значилось, что цель эта – выяснение и укрепление в общественном сознании исконных русских творческих начал. Мы увидели, что среди учредителей Русского собрания были такие замечательные люди, как, например, Александр Васильевич Кривошеин – один из разработчиков столыпинской аграрной реформы, Александр Александрович Папков – апологет братского движения, Афанасий Васильевич Васильев – неославянофил, председатель общества «Соборная Россия», люди, входившие в круг газеты «Новое время», – Сергей Николаевич Сыромятников, отец и сын Суворины. Когда же я стал подробно заниматься историей Русского собрания, то узнал, что его членами, оказывается, были и священники из кружка «32-х» (отец Константин Аггеев, отец Михаил Чельцов), и создатель Крестовоздвиженского Трудового братства Николай Николаевич Неплюев... С одной стороны, все эти люди очень значимы для нас. С другой стороны, видно было, что тот тон, который они задали в первые годы в Русском собрании, очень созвучен тому, что для нас близко. Они видели в христианстве те исконные русские творческие начала, которые стремились выявить. Восстановления, возрождения России они искали на началах христианских и лучших исконных национальных. Но на самом деле это национальное оказалось очень сильно связанным с христианством.

Первые четыре года деятельности Русского собрания были одновременно поиском этих начал и собиранием людей для дела проведения этих начал в общество. И это тоже нам оказалось очень созвучно. Оказалось, что нам близки и идеи, и люди, и то, что они делали и как они это делали: они считали, что очень важно не просто разрабатывать какие-то темы, а создавать особую атмосферу. Кто-то из учредителей называл её «бодрящим общением», кто-то – «школой живой мысли»: из этой школы должны были выходить идеи, которые влияли бы на окружающих.

Всё это для меня было крайне интересно, и мы решили попытаться примерно то же сделать, но в новых условиях.

 

Ориентируясь на Русское собрание?

Да, ориентируясь на них, но уже не повторяя ничего (ведь повторять невозможно), а делая что-то по-новому. Нужно сказать, что тот акцент на христианских началах, на который хотелось бы ориентироваться, они удерживали первые четыре года, а потом уже, к сожалению, стали больше политикой заниматься.

 

Именно из-за этого А.В. Васильев ушел из Русского собрания?

Да, верно. Когда Русское собрание стало заниматься больше политикой, начиная с 1904-го, особенно с 1905 года, из него уходят или отходят от дел те, кто больше всего ратовал за возрождение этих начал русских, исконных творческих начал на христианских основаниях, кто ставил во главу угла не просто веру, а именно соборность, как они её понимали – как бы хоровые, коммюнотарные начала. Ушёл Сыромятников, который считал, что русская идея – это братская идея. Папкова уже не так видно, скорее всего, он отошёл в сторону (ведь кто-то формально оставался членом, но отходил от дел).

Действительно, за XX век традиция прервалась, это очевидно. Более того, люди, бывшие её носителями, погибли, и мы не только не знаем традиции, но и не умеем что- то делать, собираться, трудиться, жить вместе. Однако и участники Русского собрания уже видели в этой сфере проблемы

Неужели у них в первые, лучшие годы тоже была проблема поиска традиции? У нас традиция на сто лет прерывалась, а у них-то нет.

Действительно, за XX век традиция прервалась, это очевидно. Более того, люди, бывшие её носителями, погибли, и мы не только не знаем традиции, но и не умеем что-то делать, собираться, трудиться, жить вместе.

Однако и участники Русского собрания уже видели в этой сфере проблемы, главными из которых они считали три. Первая – то, что люди отвернулись от христианства, и общество захватывал иной дух, новая религия – социалистическое учение, как писал известный журналист М.О. Меньшиков. Вторая – то, что распространяется космополитизм, Россия как бы отворачивается от своих национальных корней, и всё национальное объявляется отсталым, безнадёжным и ненужным, в результате потеряна ответственность за страну. И третье – то, что русские люди разучились делать что-то вместе: члены Русского собрания сокрушались, что другие народы могут что-то делать, а русские только собираются и вздыхают без какой бы то ни было энергии дела.

Понятно, что и в наше время всё это есть, но в современных условиях есть ещё проблема антропологической катастрофы и колоссального разрыва традиции, уничтожения лучших национальных сил...

Беседовали Анастасия Наконечная, Александра Колымагина

Фото Александр Волков

------------------------

* См. материал «Чьи мы наследники» , Кифа № 15 (201), декабрь 2015 года.

Кифа № 4 (236), апрель 2018 года

Еще материалы по теме:

О русских традициях общения. Из первой Русской беседы (октябрь 2016 года), проходившей в Культурно-просветительском центре «Преображение»

Живая школа общественной мысли. Несколько слов о деятельности Русского собрания в 1901-1904 гг. 

 

 
Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования