gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Богословие – всеобщее призвание arrow Православная церковь и молитвы о христианском единстве. Из статьи протопресвитера Виталия Борового
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
22.02.2017 г.

Православная церковь и молитвы о христианском единстве

Из статьи протопресвитера Виталия Борового

Image
Протопресвитер Виталий Боровой (18 января 1916  г. – 7 апреля 2008  г.)
 

Как обычно, в первом номере года мы обращаемся к теме христианского единства. Ведь именно в конце января в Северном полушарии проводится Неделя молитв о нём (в Южном она совершается на Пятидесятницу). Об истории этой молитвы мы уже писали. В этот раз «Кифа» публикует фрагмент из ещё не опубликованной статьи протопресвитера Виталия Борового. В нём рассказывается об ещё не известных нашему читателю подробностях истории обсуждения необходимости молитвы о единстве христиан. Предваряет статью комментарий проф. Д.М. Гзгзяна, кратко пересказывающего тезисы всей статьи, которая, как мы надеемся, в ближайшее время увидит свет.

Перед нами работа протопресвитера Виталия Борового, видного церковного историка, одного из немногих по-настоящему компетентных православных богословов, сформировавшихся и существовавших в тяжёлых советских условиях, человека редкой преданности вере и церкви. В ней рассмотрена практика молитв о христианском единстве. Здесь читатель откроет для себя не мифо-логизированную, а научно-богословски отработанную историю таких молитв и, что особенно важно, их мотивацию и направленность.

ОтецВиталий подчёркивает глубокую церковную традиционность молитвенного попечения о единстве, явственно выраженную в Гефсиманской молитве Христа и в известной всякому православному литургической формуле великой ектеньи «О благостоянии святых Божиих церквей и соединении всех». Далее, говоря о возникновении практики специальных объединительных молитв уже в условиях разделения, о. Виталий напоминает, что ведущим мотивом этого было восстановление единства христианского мира.

Важно отметить, что аналогичное попечение не было чуждым и для нашей поместной церкви, о чём о. Виталий приводит одно очень красноречивое свидетельство – письмо свт. Тихона Роберту Гардинеру, а также напоминает, возможно, не широко известное постановление Поместного собора 1917–1918гг. о даровании своего, т. е. соборного благословения всем, «кто ищет пути к единству с дружественными инославными церквами».

Отметим, что «идея и практика молитв о христианском единстве Православными церквями была воспринята как одна из форм свидетельства о вере, таинствах и богослужении Древней Церкви». Таким образом, за счёт участия православных молитвы о единстве приняли важную направленность, т. к. они, может быть, несколько неожиданно, стали средством опытного выявления единого истока христианства. Православное свидетельство приобрело апостольскую окраску.

Кроме этого, о. Виталий напоминает о сугубо православной современной практике молитв о единстве с приглашением к участию инославных христиан. В работе приводится её чин. Отец Виталий специально отмечает, что православные никогда не допускали участия в так называемых «смешанных» молитвах, но «всё происходило согласно с духом сложившейся литургической практики нашей Церкви».

Будучи последовательным, о. Виталий посчитал своим долгом подробно остановиться на канонической стороне вопроса. Со свойственной ему скрупулёзностью он отобрал правила и постановления, посвящённые молитвам с еретиками, чтобы затем сосредоточиться на церковно-правовом смысле и, главное, на болезненной теме практического их применения.

Известно, что главную трудность составляет легко отмечаемое в церковной истории расхождение между исходным смыслом, а иногда и исходным мотивом принятия того или иного канона и его последующего приложения к конкретным случаям. Так, о. Виталий напоминает о печально известном толковании Константинопольским собором 1756 года «латинского крещения не таинством, а купанием», которое не было признано Русской церковью. Но каким должен быть общий подход к проблеме? За ответом о. Виталий сознательно обращается к наследию прот. Николая Афанасьева.

Во-первых, подчёркивается, что каноны не могут восприниматься как неизменно и вечно действующие нормы, ибо сам смысл канонической стороны жизни Церкви состоит в регулировании её исторической практики, изменчивой по своему определению, поэтому «попытки применения церковных постановлений при отсутствии условий, применительно к которым они изданы, приведёт к противоположным результатам и поэтому явится выражением не богочеловеческой, а человеческой воли». И ещё: «каноны действенны, когда они могут быть приложимы к таким условиям жизни, для которых они декретированы. Если нет этой точки их прикосновения, то они становятся недейственными, ибо они претерпевают изменения и заменяются другими».

Во-вторых, о. Виталий считает очень важной идею о. Николая о необходимости «творческого отношения Церкви к современности», с учётом того, что «новые формы исторической жизни требуют творческой деятельности Церкви».

Именно поэтому к понятию «еретик» следует отнестись богословски и канонически строго. Не будем здесь вдаваться в подробности относительно конкретных квалификаций тех или иных воззрений; однако по крайней мере одно обстоятельство, с точки зрения автора, сохраняет своё принципиальное значение: ересью можно назвать только такое лжеучение, которое осуждено Собором и предано анафеме.

В этой связи важно, с точки зрения о. Виталия, напомнить, что поскольку ни к одному из упоминавшихся в его историческом экскурсе инославных исповеданий такого решения привести нельзя, то тема о «молитве с еретиками» к данной практике оказывается неприменимой. Правильнее поэтому сосредоточиться на созидательной задаче православного свидетельства о вере в Предании Древней церкви – «что является лучшей помощью с нашей стороны разъединённым христианам в деле восстановления их единства со Святой Соборной и Апостольской Церковью».

Отец Виталий остаётся верен себе. Для него достойно богословского и вообще церковного внимания лишь то, что соотносится со свидетельством миру о Христе Воскресшем. Церковными задачами считаются только те, решение коих может расцениваться как исполнение евангельских обетований. Невзирая на всю экзотику и пестроту современного мира, он всегда стремится делать дело Божье, поэтому даже внешне очень благостная, почти дипломатическая тематика церковного единства и молитв о нём становится поводом всерьёз озаботиться обновлением апостольского свидетельства и творческим хранением преемства Церковного Предания. Такое поведение и образ мысли едва ли очень характерны для дня сегодняшнего, может быть, поэтому мысли и чаяния протопресвитера Виталия Борового, пусть внешне до наивности прямые и открытые, звучат свежо и злободневно, обнадёживают и, увы, укоряют.

Зав. кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Д.М. Гзгзян

...16. Молитва о христианском единстве изначально была составной частью православного богослужения: «о благостоянии святых Божиих церквей и о соединении всех» (Великая ектения). Молилась Церковь всегда и о умножении любви и об обращении заблудших. В своей богатой и многообразной литургической жизни она знает и практикует специальные моления в нарочитые дни и времена о воссоединении всех христиан в Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

17. Молитвы о единстве, о помощи Божией в сближении и воссоединении разделённых Церквей, ведущих богословский диалог и переговоры о соединении, совершались и при особо торжественных и важных межцерковных событиях, официальных взаимных посещениях делегациями Церквей друг друга ит. п.

Так было в Лондоне, когда делегация Русской Православной Церкви во главе с архиепископом Антонием (Вадковским) в 1898г. молилась (т. е. присутствовала) за торжественными богослужениями Церкви Англии в связи с юбилеем королевы Виктории. Так было, когда в начале XX в. епископ Американской Епископальной Церкви Графтон в сопровождении известного деятеля по англиканско-православному сближению Биркбека приехал в Россию, чтобы ускорить переговоры об объединении, имел многие беседы с русскими богословами и был принят митрополитом Антонием (Вадковским) и великим праведником, провидцем нашей Церкви Иоанном Кронштадтским.

Так было, когда в 1912г. официальная делегация Церкви Англии (группа епископов и духовенства) посетила Русскую Церковь (в Петербурге и в Москве).

18. И поэтому, вполне естественно, что когда Комиссия «Веры и Церковного Устройства» Епископальной Церкви США призвала Церкви проводить в определённое время (в дни Пятидесятницы) особые молитвы о единстве всех христиан, а секретарь Комиссии Роберт Гардинер обратился по этому вопросу к Русской Церкви, то в ответ в 1918г. получил от только что избранного Московским Собором 1917–1918гг. Патриарха Тихона письмо с заверениями о поддержке «Недели молитв» о единстве христиан, с призыванием благословения Спасителя на это дело. Текст письма Святителя Тихона (в русском переводе с английского): «Возлюбленный брат во Христе. От всего моего сердца (сердечно) благодарю Вас за Ваше любезное письмо. Я буду всегда в указанное (определённое) Вами время ревностно молиться об объединении всех христиан, тем более, что уже со времён моей юности я всегда молился об этом (за это). В настоящие беспокойные времена, когда враги Христовы воинствуют против Него с особым рвением (злобой) теперь особенно необходимо для нас, верных (преданных) друг другу братьев, объединиться как можно ближе (крепче) для защиты христианской веры. Призываю на Вас благословение нашего Спасителя. Прошу Вас принять моё искреннее расположение (уважение). Ваш брат во Христе. (Епископ) Тихон. Москва, март 1918г.»1

19. Подобным же духом молитв о христианском единстве и необходимости единства для победы над силами зла и ненависти проникнуто и послание Московского Собора председателю Комиссии «Веры и Церковного устройства» епископу Чикаго Андерсону в ответ на зачитанное на Соборе делегацией «Веры и Устройства» приветствие2.

В ответе Собора говорится, что приветствие «Веры и церковного устройства», зачитанное в день открытия Собора (28 августа 1917 года), было воспринято Собором с глубоким удовлетворением и Собор единодушно (единогласно) проголосовал выразить благодарность «Вере и церковному устройству». Собор призывает «всех христиан объединиться в горячих молитвах о Русской Церкви в её борьбе против врагов Христа и религии». Патриарх посылает свои лучшие пожелания и благословение Комиссии по созыву Всемирной Конференции «Веры и церковного устройства», председателю епископу Андерсону, секретарю комиссии Р. Гардинеру и всем друзьям в Америке: «Наше благословение всем. Тихон, Патриарх Всероссийский, Председатель Собора Святой Православной Российской Церкви».

Получив это послание Собора, Комиссия «Веры и церковного устройства» постановила подготовить особое послание Патриарху Тихону о том, что «Вера и церковное устройство» будет особенно молиться о Русской Церкви, в солидарности с её страданиями и в христианском единстве с нею3.

20. Молитвы и единство всех христиан особенно были нужны тогда Русской Православной Церкви, которая в 1918г. вступила в новый трагический период своей истории, время мученичества, исповедничества, гонений и полной изоляции.

Сознавая это, Всероссийский Собор 1918г. на своём последнем заседании, под угрозой разгона со стороны новой, атеистической, власти по предложению секции об объединении (единении) христианских Церквей (председателем которой был епископ Евдоким, один из преемников Патриарха Тихона в бытность его епископом в Северной Америке) единогласно принял резолюцию (в связи с переговорами об объединении с англиканами и старокатоликами), что «Святой Собор Православной Российской Церкви» даёт своё благословение, благословляет труды и усилия тех, кто старается найти пути к единству с этими дружественными Церквами.

Резолюция 20 сентября 1918г. была последним деянием Собора – на его последнем заседании – перед концом и разгоном. Это было последнее слово Собора – благословение тем, кто трудится для приближения христианского единства, благословение на дело единства.

Материал из архива протопресв. Виталия Борового
Фотограф: Анатолий Мозгов († 2008)

---------------

1 Materials Union Theologial Seminary, New York – из архивов Всемирного Совета Церквей, Материалы переписки Роберта Гардинера – 230–014, F-17.

2 Послание от имени «Собора Святой Православной Русской Церкви» подписано Председателем Собора Патриархом Тихоном и секретарём Собора проф. В. Бенешевичем. Декабрь, 1917г., № 1752. Приведённые здесь выдержки из ответа Собора Андерсону даются в переводе с английского (текст в материалах переписки Р. Гардинера, в архивах Всемирного Совета Церквей. 230–014. F-17. World Conference on F.O. Bulletin № 18, September 23, 1918).

3 Там же. Протоколы Комиссии. – Апрель, 9, 1918, р. 174–176. Архив ВСЦ.

Кифа № 1 (219), январь 2017 года

 
Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования