gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
02.03.2005 г.

АНТИОХИЙСКИМ АРХИЕРЕЯМ НРАВИТСЯ ИНИЦИАТИВА МИРЯН

Интервью митрополита Аккарского Павла (Антиохийский патриархат, Ливан) газете "Кифа" и журналу "Новый ковчег" (Белгород)

ImageВопрос: Владыка, Вы упоминали о том, что Ваша мать училась в русской школе. Не могли бы Вы рассказать об этом поподробнее?

 Митр. Павел: Вы можете себе представить, насколько мать может передать свою веру, свидетельствовать своим детям. Это она нас воспитала в православной церкви. Благодаря ей мы знали о существовании школ, основанных русскими в Ливане и даже в Сирии тогда, когда образование не было гарантировано для всех. В русской школе было полное образование, в ней преподавали арабский и русский языки. Там бесплатно предоставляли все книги и учебные пособия. Те, кто заканчивал эти школы, продолжали учёбу в городах Палестины. Благодаря полученному образованию они могли потом сами преподавать. И моя мать стала преподавателем. Никогда в русских школах не было политики, не было никакого стремления к тому, чтобы дети обязательно любили Россию. Но на самом деле все школьники любили Россию и как-то очень привязывались к православной вере. Вот только один пример. В моей епархии на севере Ливана сейчас много таких школ, которые некогда были русскими. На праздниках мы всегда используем славянский язык в богослужении, как и греческий и, конечно, русский. Благодаря моей матери я могу читать молитвы на славянском языке - «Христос воскрес» и некоторые другие. И на Пасху, когда читается Евангелие на разных языках, обязательно звучит славянский.

Вопрос: А в какое время Ваша мать училась в такой школе? И кто организовывал эти школы - Палестинское общество?

Митр. Павел: Да, этим занималось Российское Палестинскрое общество. Разумеется, это было до революции. После революции таких школ больше не было. Потом, когда наступило время советской власти, ливанцы никак не могли понять, что там, в Советском Союзе, атеистическая страна, потому что для них Россия - это прежде всего православная вера.

Вопрос: Каковы, по Вашему мнению, главные препятствия для православной миссии сейчас?

Митр. Павел: Мы всегда нуждаемся в том, чтобы наша вера была живой. Например, необходимо образование и воспитание в семьях, чтобы ребёнок рос в вере. Важно и то, чтобы посещение церкви не было только привычкой. Важно, чтобы человек принимал участие в литургической жизни.

У нас занимаются образованием католические братства, и даже некоторые протестантские секты открыли свои школы. Православных школ у нас было очень мало, кроме тех, что изредка приход организовывал сам. Поэтому православные дети получали образование либо католическое, либо протестантское. Вот это для нас большая проблема. Надо было как-то возвращать детей к православной вере. У нас всегда были православные школы, но очень мало по сравнению с другими конфессиями.

С другой стороны, образования в школах, даже в православных школах, недостаточно, надо ещё заниматься в библейских кружках, потому что школьное образование - это не то же самое, что катехизация.

Вопрос: Есть ли у вас при епархиях специальные организации, отделы или что-то ещё, занимающиеся катехизацией  или дальнейшим обучением? Или это держится на личной инициативе отдельных приходов?

Митр. Павел: Скорее это некие профессиональные инициативы и вся работа, например, епископа - как-то соединять эти разные силы. И очень важна работа разных движений, например, MJO, известного движения православной молодёжи в Ливане, являющегося членом Синдесмоса и получившего в 1945 г. благословение  Священного Синода. Но надо сказать, что эти движения не затрагивают всех, поэтому Святейший патриарх с членами Синода старается, чтобы как можно больше было какой-то катехизации в семьях.

Вопрос: Без священника?

Митр. Павел: Да. Иногда в одном квартале, например, одна семья приглашает всех. И там обсуждаются разные вопросы. Существует не только MJO, есть разные ассоциации, например, в том районе, в котором я жил, была такая ассоциация женщин. Они изучали Священное писание, Евангелие, читали толкования и потом старались как-то это применять в своей жизни.

Вопрос: Это была инициатива настоятеля прихода или епископа, или же это была инициатива снизу?

Митр. Павел: Снизу. Священноначалие потом благословляло это и помогало двигаться. Как раз епископам очень нравилось, что были такие инициативы. Даже бывало так, что некоторые епископы, когда видели, что делалось в другой епархии, старались повторить это у себя.

Вопрос: Эти организации для катехизации включали взрослых людей, семейных. А были ли какие-то специальные подобные организации на уровне работы с детьми, подростками и молодёжью ?

Митр. Павел: Дети были тоже как-то затронуты, потому что родители встречались в этих кружках и потом в собственных семьях передавали то, что там получали.

Вопрос: А специальной какой-то детской или молодёжной организации, хотя бы типа скаутов, - этого нет?

Митр. Павел: Специально для детей - нет. Но MJO старается затронуть все поколения.Что касается богословских институтов, наши епископы учились, во-первых, на Халки, некоторые - в Париже, кто-то - в Нью-Йорке, в Свято-Владимирской семинарии. Патриарх учился в Свято-Сергиевском институте. Потом открылся институт у нас в Баламанде. До этого в Баламанде существовала семинария, но там можно было получить только среднее образование, на уровне гимназии. Я сам учился в Баламанде, потому что у меня не было возможностей и средств, чтобы учиться в другой стране.

Вопрос: Издаются ли в Ливане какие-то православные журналы, газеты, что тоже является миссионерским деланием?

Митр. Павел: В MJO существует журнал, который называется «Свет». Патриархия тоже выпускает журнал. В епархиях можно купить  маленькие, на четыре странички, еженедельные брошюрки с указанием литургических служений, с толкованием на Евангелие.

 Вопрос: А на каком языке они печатаются?

Митр. Павел:  На одном языке - на арабском. Также мы издаём книги и богослужебные тексты. У нас существуют переводы, даже с русского языка мы кое-что перевели. Мой предшественник, епископ, богословское образование получил в России. И часовня, которую мы имеем в епархии, освящена во имя Христа Спасителя в честь вашего московского храма. И даже в библиотеке много русских книг, теперь я ими занимаюсь. У нас также существуют переводы с греческого, с разных других языков, но должен сказать, что все больше и больше мы пишем по-арабски.

Вопрос: Сейчас довольно много говорится о глобализме, и, наверное, Ливан этого тоже не избежал...

Митр. Павел: Да, но это не уничтожает особенности.

Вопрос: Я как раз хотел спросить, как сохраняются традиции антиохийской церкви и национальные традиции?

Митр. Павел: У нас нет такого влияния, которое отняло бы у нас возможность сохранять нашу собственную традицию. Например, нам никогда не навязывали русский язык. Школьникам, которые учились в русских школах, всё-таки давалось обучение по-арабски, и они выучились говорить и выражать свои мысли на арабском. Мы  очень благодарны за то, что нам дали такую возможность - сохранить свой язык. Например, мой предшественник, несмотря на то, что он учился в России и отлично говорил по-русски, говорил и на арабском. Поэты, которые учились в России, писали стихи на арабском.

Вопрос: Язык богослужения у вас - арабский, а чин литургии - традиционный греческий, Иоанна Златоуста? Или используются какие-то иные, может быть, местные, национальные, более древние чины?

Митр. Павел: У нас нет местного чина. Это греческие, византийские службы. Поэтому грекам очень легко с нами.

Вопрос: У меня ещё один вопрос, практический, касающийся  общения с  нецерковной молодёжью. Есть ли какие-то критерии, которые определяют, насколько миссионер, проповедник, может с целью проповеди и миссии воспринимать их культуру, которая является нецерковной культурой, насколько - по известным словам апостола Павла - он может становиться кем-то для кого-то? Т.е. есть ли то, что определяет этот предел, дальше которого уже нельзя?

Митр. Павел: Я думаю, что Христос, такой, как Он описан в Евангелии и в патристическом предании, это и есть действительный образ. Когда представляешь Христа по-другому, то можно как-то подменить образ Христа, неправильно его передать. Некоторые представляют Его как чучело, куклу, которая пугает детей. Некоторые представляют Его как кого-то, кто, скорее, ограничивает свободу. Христос, Который есть Бог Любви, Который воплотился, Который любит людей, - вот такое представление наверняка поможет миссии. Я думаю, что Христос не должен пугать. В поезде между Москвой и Белгородом мы встретили молодых мужчину и женщину, которые были обручены. Молодой человек - химик-биолог. Его отец был свидетелем Иеговы, а он очень ясно говорил, что он атеист. Наш друг Тони говорил им о любящем Христе, Который открывает любовь всем, Который интересуется нами, наблюдает наши действия, наши мысли. И они обещали, что будут продолжать общение, молодой человек дал свою визитную карточку. Я молился, чтобы этот человек получил спасение. Господь сказал: «И когда Я буду вознесен от земли, всех привлеку к Себе» (Ин: 12.32). Церковь не должна отдыхать, Она всегда должна действовать, не раздумывать - а что мне можно делать? И не надо нам бояться встретить людей, которые не верят. И молиться нужно, конечно. Я не хочу хвалить Россию. Ваша вера - сильная вера, она победила все гонения. Это благодать Божия. Значит, перед вами лежит большая работа. Когда Господь велел идти ловить рыбу, Он сказал: идите подальше, у берега нет рыб. Когда Пётр ответил Ему: я уже целую ночь сижу и ни одной рыбы не поймал, но по слову Твоему заброшу, - он доверился Господу. Вот и нам тоже надо надеяться, как Пётр.

Беседовали иером.  Агафангел (Белых) и Дмитрий ГАСАК

КИФА № 2(29) февраль 2005 года 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования