gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Встреча с Богом и человеком arrow Если христианство не становится полнотой жизни, то это всё-таки не христианство. Мы продолжаем публикацию бесед на просветительских открытых встречах
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
27.05.2019 г.

Если христианство не становится полнотой жизни, то это всё-таки не христианство

Мы продолжаем публикацию бесед на просветительских открытых встречах: вступительное слово на второй открытой встрече1

Икона Святой Троицы 

Конечно, о христианстве можно говорить очень много. Можно просто сказать двумя словами: «Христианство – это жизнь в полноте Любви, божественной Любви!» И это будет правильно. Но достаточно ли этого?

Священник Георгий КочетковСвященник Георгий Кочетков, духовный попечитель Преображенского братства: Здравствуйте, дорогие друзья. Сначала я скажу небольшое вступительное слово; что-то сегодня добавят к нему и мои помощники.

В прошлый раз темой нашей встречи было «Как жить вместе с Богом и человеком в современном мире». Казалось бы, всё просто, а в то же время всё непонятно. И мы говорили о том, что здесь везде проблемы.

С Богом у людей часто есть сомнения. Постоянные сомнения. А есть ли Бог? А если есть, то какой Он? Я верю в того Бога или не в того? Он идеал? Идея? Живой Бог? А может быть, мстительный Бог? Слишком опасно к нему приближаться, а то... Знаете, какая в советское время была шутка? У неверующей тетушки спрашивают: Кто такой Бог? А она очень разумно отвечает: Бог это природа, но может наказать. (Смех.) Ну, нас с вами такой «советский» вариант ответа вряд ли устроит.

С человеком тоже постоянные проблемы. Сегодня люди вообще с трудом могут отличить человека от высокоорганизованного животного. Они порой даже и думают всерьёз, что человек это и есть высокоорганизованное животное. Я это слышал в жизни не однажды. Меня это всегда поражало. Это можно воспринимать как шутку, но оказывается, в наше время такие шутки на каждом шагу. И я думаю, что такой ответ нас тоже не устроит.

Напомню, что мы с вами попытались увидеть в прошлый раз и проблемы, связанные с тем, как жить вместе, и понять, что это такое в наше время. Двадцатый век, особенно в нашей стране (вследствие репрессий и многих других особенностей советского общества) привёл к тому, что люди индивидуализировались, закрылись и настолько не доверяют друг другу, что даже верующие люди иногда не доверяют никому. Я им в таком случае честно говорю: «Значит, вы неверующие! Даже если вы ходите в храм и всю Библию наизусть знаете, но не имеете такого расположения к ближним, чтобы давать им какие-то авансы любви и доверия, то вы во всяком случае не христиане».

Человек не может жить без веры, без Бога, без человека, ближнего. Он не может быть в одиночестве. И если нет чего-то важного, на это место становятся какие-то подделки, суррогаты. Вместо веры – суеверие и т. д. Вот этого надо очень бояться, этого надо избегать.

Мы говорили о современном мире, и современный мир тоже оказался совсем не так прост, как хотелось бы, как нам часто это представляют: вот друзья, вот враги, вот такие, вот сякие... На мой взгляд, серьёзный внутренний императив, требование к самому себе – быть современными людьми, более того, быть немного впереди. Не нужно отрываться от жизни, убегать куда-то в поднебесье. Но немного впереди нужно быть. Мой опыт, уже пятидесятилетний (с тех пор, как я стал верующим), показывает, что у верующего человека есть на это силы. Не выдуманные, не внушённые самому себе, а реальные возможности. Надо быть современными людьми – но при этом уметь ценить свои корни, своё прошлое, потому что без этого настоящее становится поверхностным, фрагментарным, ущербным.

Я чувствую, что вы ждете от меня слова в связи с этими вопросами – слова от имени христиан. (Ещё раз напоминаю, что для нас сегодня будут тождественно употребляться слова «христианство» и «православие».) И я хотел бы сказать несколько слов о том, что такое христианство, потому что опыт жизни показывает, что современные люди это очень плохо знают. Вот я говорю: я христианин (священник – не священник, дело второе). Что вы обо мне подумали? Подскажите мне.

Так. Порядочный человек. Понятно. (Смех.) Это уже неплохо. А что ещё?

Голос из зала: Верующий во Христа. Всё остальное уже вариативно.

Священник Георгий Кочетков: Да, это так. Но в живой реальной практике люди часто думают немного более просто. Им кажется, что быть христианином – это значит ходить в храм, как-то поститься (лучше или хуже), в лучшем случае ещё читать Священное Писание, его как-то воспринимать всерьёз и принимать всерьёз, молиться по какому-то распорядку, утром и вечером, до еды и после еды и так далее. Да, это вещи важные! Кто будет против? Но это то, что называется «религиозной жизнью». А христианство не может быть названо только религией. Это принципиально важно. Если мы сведём христианство к религии, это будет очень существенным умалением, ущемлением христианской традиции и христианского потенциала.

В христианстве есть религиозная часть, кто тут возразит! Христианину надо общаться с Богом и с людьми, это, собственно, и есть молитва. Конечно, ему надо немного укреплять себя духовно, для этого надо уметь от чего-то отказываться... Какие-то элементарные полезные вещи, такие как пост, дают человеку лёгкость и вдохновение, если не слишком «зацикливаться» на этом. И конечно, когда человек читает Священное Писание – это только плюс, если он правильно понимает его (ведь кто не знает, что есть люди, прекрасно ориентирующиеся в Писании, но живущие совсем не по-христиански, а иногда просто неверующие). Но этого всё-таки мало.

Ведь христианство действительно даёт ответы на все вопросы. И я не случайно перешёл от нашей прошлой темы к тому, что такое христианство. Как жить с Богом и с человеком вместе в современном мире – это основной вопрос для христианина. Потому что жить вместе – это значит проявлять друг к другу живое отношение. Можно это назвать любовью, можно – доверием, можно ещё как-то называть. Есть какие-то силы в человеке – иногда творчество, иногда какие-то особые дары, пророчество – не пророчество, но какое-то прозрение, особая интуиция... Это всё очень важно, и это никак не перенесёшь лишь в храм, никак не свяжешь с тем, ограничиваешь ли ты себя в питании.

Вот с этого мне хотелось бы начать. Потому что я уверен: здесь в зале есть и те, кто уже считает себя верующими христианами (может быть, разных конфессий, это сейчас для нас несущественно), есть сомневающиеся, а может быть, есть и неверующие люди. И я всем вам хотел сказать, что очень важно не идеологизировать свою духовную жизнь. К сожалению, она часто превращается в идеологию. Этого обязательно надо избегать, всегда и всем.

Что ещё можно сказать о христианстве? Одна женщина сейчас очень хорошо сказала, что должна быть вера во Христа. Действительно, на первом месте вера в Бога и в посланного им Иисуса Христа. И в дар Духа Святого: сила Духа должна быть в человеке – Духа Истины, Свободы и Любви. Это то, что мы и называем действием Духа Святого. Конечно, человек должен быть и добрым, и отзывчивым, как мы слышали сейчас в ваших ответах. Но если христианство не становится полнотой жизни, если оно не становится ведущей силой, без всякого раздвоения («шаг вперёд, два шага назад»), то это всё-таки не христианство.

Беда в том, что многие люди у нас в стране готовы связать себя с христианской традицией (таких до 80%), но как раз с такими вещами как вера во Христа, вера в Бога (так же как и очень строгое отношение к себе в разных характеристиках качества жизни) остаются проблемы.

Огромные проблемы.

Не случайно социологи до сих пор спорят, сколько у нас в стране христиан. Например, православных. Одни социологи говорят: «Мы исследовали всю страну. 82% людей связывают себя с православием, со Христом, с христианством». Другие утверждают: «В нашей стране, мы проверяли, православных – 2%». Вот вам разрыв. От 2 до 82! Как вам это нравится, скажите? Не очень? Мне тоже это не очень нравится. А происходит это потому, что критерии оценки разные. Социолог выбирает какие-то признаки. По одним признакам выходит 82%, по другим 2%. Вот отсюда все проблемы с пониманием того, что такое христианство. Я тоже думаю, что людей, живущих полнотой христианской жизни, не больше 2% в нашей стране. Другое дело, что остальные 80% – это тоже не пустой звук. Даже если они считают себя неверующими. Да, и такой феномен есть; человек может сказать:

- Я православный!

- А ты в Бога веришь?

- А при чём здесь это?

Я встречался с такими случаями. Конечно, это скорее курьёз, но он живой, реальный. И всётаки эти 80% действительно не пустой звук. Это люди, которые, может быть, желаемое выдают за действительное. Возможно, их вера очень частичная, фрагментарная. И я думаю, что наше собрание в этом смысле даёт особые возможности. Мы можем о таких вещах говорить. Мы можем их приложить к себе. А мы к кому относимся? К какой части? Мы сами. Какие у нас критерии внутреннего качества жизни? Жизни, достойной человека? Мы знаем это? Мы можем это объяснить людям, а иногда и самим себе, или нет?

Конечно, о христианстве можно говорить очень много. Можно просто сказать двумя словами: «Христианство – это жизнь в полноте Любви, божественной Любви!» И это будет правильно. Но достаточно ли этого? Нет, не достаточно. Потому что разные люди поймут это очень по-разному. А главное, не смогут воплотить в жизнь. Красивые слова ещё не есть реальность. Нам важно не красивые слова говорить, а думать о том, какова наша жизнь. Мы живем хорошо или плохо? Мы можем отвечать, и не только как все люди на земле – перед своей совестью, но ещё и пред другими людьми, пред Богом? Или мы не привыкли этого делать, не умеем или не хотим, поступаем чаще всего «как придётся»? При одних обстоятельствах так, при других наоборот, и хорошо?

Мне бы очень хотелось, чтобы сегодня мы с вами немного подумали об этом. Чтобы мы могли послушать людей, которые расскажут, что для них христианство. Что для них значит быть реальным членом церкви – не только подчиняться внешним установлениям, но и иметь внутри себя то, что выше всех внешних установлений, как бы хороши они подчас ни были. Давайте постараемся быть открытыми: не фальшивить, не играть. Это не значит, что я всех приглашаю на исповедь. Просто давайте спрашивать и отвечать так, чтобы разговор получился, чтобы мы с вами не пожалели, что пришли сюда.

Вы сталкивались с проблемой, связанной с христианством, или никогда не сталкивались? Как вы себе отвечаете на вопрос, что такое христианство в целом и по отношению к вам лично? Пока вы думаете, как ответить на эти вопросы, я попрошу моих помощников что-то об этом сказать.

Светлана ЯшинаСветлана Яшина: К осознанной вере я пришла во взрослой жизни, хотя ещё маленькой моя бабушка иногда приводила меня в храм. И я с детства запомнила, что если ты хочешь войти в храм, у тебя обязательно должен быть платок и свечка. Свечку обязательно покупать сначала и, желательно, не одну. Ещё нужно обязательно написать записки. Но у меня всегда был вопрос: «А куда я эту свечку ставлю?», и периодически я терялась в храме. Однажды ко мне подошла женщина и сказала (видимо, я выглядела очень растерянной): «Тебе нужно идти вон туда», – и махнула рукой. Туда так туда. Я подошла, поставила свечку и стала вспоминать имена моих живущих родных. А потом я узнала, что стояла не там, где надо, что это место, где, наоборот, вспоминают тех, кто уже почил. И уже выйдя из храма, я поняла, что ничего не знаю о том, что в нём есть. Путь в церковь начался для меня в 22 года вот с этого первого вопроса. Был и второй вопрос. Однажды утром я пришла в храм и вдруг увидела людей, которые дружно друг за другом куда-то шли и выходили оттуда очень счастливыми. Уже потом я узнала, что это причастие. И мне захотелось так же улыбаться. Почему-то это меня очень вдохновило. И вот с этими двумя вопросами я долгое время ходила в разные храмы и пыталась даже задавать их людям, которых там встречала. Люди реагировали по-разному. В одном храме меня вообще «попросили» выйти, т. к. я задаю много ненужных вопросов, ведь храм – это не справочная. И тогда у меня действительно возник вопрос: что же такое христианство? Ведь не может это быть просто храм, куда ты заходишь, или записки, которые ты пишешь, или свечи, которые ты ставишь... Но что это тогда? Но больше всего меня впечатляли люди: не сразу, но я поняла, что в христианстве человек точно не один. Через несколько лет я услышала фразу, которая это подтвердила: «Церковь – это преодоление одиночества». Но это было уже потом, в процессе некоторого вхождения в церковь, укрепления в вере, в познании того, что такое христианство, что такое жить с Богом и человеком.

И я очень благодарна за этот путь, и даже за то, что меня когда-то «попросили» из храма, и за то, что когда-то со свечкой направили не туда.

Михаил БахадовМихаил Бахадов: Я сейчас слушал Светлану и думал, что между нами есть одно отличие: когда мне было 11 лет, мои родители стали верующими православными христианами. Я помню, как это вошло в мою жизнь: храм, какие-то встречи, обсуждение Евангелия, воскресная школа, которую вела моя мама. Но я помню и то, что в какой-то момент, когда уже начинаешь взрослеть, лет в 17-18, встаёт вопрос: это действительно всерьёз и подлинно, в этом центр жизни – или для меня это традиция, то, что приняли мои родители, что важно для них, а я просто уважаю их выбор? Этот вопрос стоял для меня очень остро.

Я играл в музыкальной группе, мы выступали на довольно известных площадках, было ещё многое в жизни, и казалось, что церковь – это здорово, но сейчас есть что-то гораздо более интересное. Но оказалось, что всё остальное перестало проходить проверку временем.

Вопрос для меня оставался: действительно ли христианство и жизнь в церкви – это то, что даёт настоящий ответ. И со временем этот ответ был дан, хотя очень трудно сказать, в какой момент. Но это был момент, который действительно всё изменил. Я понял, что христианство – это когда Бог – Живой и Ему очень важно, что происходит с тобой, каким путём ты идёшь – вместе с Ним или сам по себе и чаще всего куда-то в пустоту. Мне было 19 лет. И христианство начало открываться, и постепенно находились многие ответы.

Например, на вопрос, как относиться к жизни. Можно искать и видеть везде хорошее, а плохое «задвигать» (казалось бы, довольно продуктивная позиция). А можно считать, что в мире всё плохо, всё тлен и просветов очень мало, а если и есть что-то ценное, то нет сил это обрести (мне такой подход из-за моего характера ближе). Жизнь в церкви научила меня, что ни позитивная, ни негативная, ни депрессивная установка не даёт ответа. Ответ даёт Писание, которое говорит, что свет во тьме светит и жизнь человека – это путь, который призван быть во свете в окружении многого, что пытается его от этого света оторвать. И человек может в этой жизни, которую Бог даёт, соучаствовать и что-то сам в неё вкладывать. Для меня было чрезвычайно важно это понять.

Ещё один вопрос касался отношения к другому человеку и отношения к себе. Я не однажды видел, как у человека, длительно живущего только своими силами ради других, в какой-то момент происходит то, что называется выгоранием. И именно в христианской традиции мне открылось, что человек сам себя не исключает из круга людей и не противопоставляет им. Если тебе сказано: «возлюби ближнего, как самого себя», то ты перестаёшь себя отделять от ближних; ближние и ты – это единая жизнь.

Так я узнал, что и в этом, и во многом другом христианство помогает преодолевать те разрывы, которые есть в сознании. Обретать целостность. И пусть она обретается не сразу, не мгновенно, но это путь, который исцеляет – и это происходит со мной до сих пор.

----------------------

1 Текст первой встречи из этого цикла был опубликован в № 1(246), 2(247).

Кифа № 4 (248), апрель 2019 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования