gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Гражданская война arrow Противостояние многотысячных армий
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
24.01.2019 г.

Противостояние многотысячных армий

К началу 1919 года преимущественно «добровольческий» период гражданской войны постепенно сменился войной более «регулярной»

Призыв в армию Колчака в Сибири
Призыв в армию Колчака в Сибири прошёл успешно, но силы белых в России всё равно в целом были к концу 1918 года как минимум вдвое меньше, чем силы красных
 

Мы продолжаем публикации о событиях столетней давности. Очередной обзор трёх месяцев гражданской войны, с которых прошло ровно сто лет, подготовила Александра Колымагина

 * * *

С «красной» стороны весь 1918 год последовательно выходили декреты о создании Красной армии, о воинской повинности, о карах за уклонение от призыва, которое характеризовалось как дезертирство (15 января, 14 февраля, 24 апреля, 10 июля, 20 июля, 29 июля, 25 декабря). В начале сентября был создан центральный орган управления вооружёнными силами красных – Революционный военный совет республики (РВСР)1. 22 сентября последовал приказ о призыве в Рабоче-крестьянскую красную армию (РККА) рабочих и крестьян пяти возрастов (1897-1893 гг. рождения). В ноябре 1918 г. публикуется приказ РВСР о призыве всех бывших обер-офицеров в возрасте до 50 лет, штабных офицеров до 55 лет и генералов до 60 лет. И это при том, что по данным на 15 сентября 1918 года в Красной армии числилось уже свыше 450 тысяч человек, не считая тыловых и вспомогательных войск, составлявших около 95 тысяч2.

Осень 1918 года – это время, когда набор добровольцев сменяется организованным призывом и у белых: в Сибирской армии и в Добровольческой армии, которая вскоре, объединившись с Донской и Кубанской, образует Вооруженные силы Юга России (ВСЮР). В результате Сибирская армия выросла почти до 200 тысяч, а Добровольческая – до 40 тысяч человек.

Таким образом, к зиме 1918-1919 года друг другу противостояли уже не малочисленные добровольцы, а многотысячные армии. «Белой» стороне очень не хватало единства, но она понимала эту проблему и стремилась к её решению3.

Конечно, картина не была такой отчётливой, как на «обычной» войне: «здесь – свои, там – враги». Множество людей переходило с одной стороны на другую (а иногда потом и обратно). Кроме этого, повсеместно сражались то на одной, то на другой стороне, а чаще всего «против всех» многочисленные банды.

Влияние «иностранного фактора» в это время становится меньше; на событиях гражданской войны отражается это уменьшение. Окончание боевых действий Первой мировой войны в ноябре 1918 года и отход немцев по настоянию Антанты с территорий, отданных им большевиками по «Брестскому миру» (прежде всего из Украины и Прибалтики) приводит к изменению соотношения сил на северо-западе, западе и юго-западе бывшей Российской империи в пользу большевиков. Меньшую роль начинает играть в событиях чехословацкий корпус, в котором сильны эсеровские настроения (а значит, обида на военный переворот, в результате которого свергнуто эсеровское правительство в Омске и Верховным правителем России и главой антибольшевистского сопротивления в Сибири становится адмирал Колчак). Авансы, которые делают страны Антанты в отношении бывшего союзника (и которые практически не подкрепляются никакими определёнными действиями в поддержку белого движения) приводят к неоправданным иллюзиям, а значит, разочарованиям и ослаблению некоторых частей4.

Плакаты для борьбы с уклонением от призыва
Для борьбы с уклонением от призыва во всех армиях использовались не только плакаты, но и достаточно суровые карательные меры
 

СЕВЕРО-ЗАПАД

К началу января 1919 года части Красной армии заняли значительную часть территории Эстонии и стояли в 35 километрах от Ревеля. 7 января началось совместное контрнаступление вооружённых сил Эстонской Республики и русского Псковского добровольческого корпуса. В результате контрнаступления уже через неделю был взят город Юрьев, а 19 января – Нарва, бывшая временной столицей Эстляндской трудовой коммуны.

Попытки контрнаступления, предпринятые частями Красной армии в феврале и апреле 1919 года, не увенчались успехом.

ЗАПАД

На Украине РККА в декабре 1918 – январе 1919 гг. заняла Харьков, Полтаву, Екатеринослав, 5 февраля 1919 года – Киев. Остатки войск Петлюры (занявшего Киев в декабре после ухода немцев) отошли в район Каменец-Подольска.

ЮГО-ЗАПАД

В начале декабря Деникин перебросил 3-ю дивизию генерала Май-Маевского с бронепоездами, броневиками и авиационными отрядами от Ставрополя в район Юзовки для прикрытия Каменноугольного района и обеспечения левого фланга Донской армии. Май-Маевский попал в чрезвычайно сложную военную и политическую обстановку в районе, где перемещались повстанческие отряды Махно, Зубкова, Иванько и другие, петлюровские атаманы, советские войска группы Кожевникова и, наконец, застрявшие немецкие эшелоны. Настроения среди казаков были крайне противоречивы. «Кубанские самостийники подымали сильную агитацию против "вторжения на территорию Украины"; донской атаман настойчиво добивался наступления отряда на Харьков, взятый большевиками 21 декабря, и занятия северных границ Украины; а Май-Маевский в течение двух месяцев со своими 2½, потом 4½ тысячами штыков, с огромным напряжением и упорством едва отбивался от Махно, петлюровцев и двух дивизий большевиков», – вспоминает А.И. Деникин. Одни и те же отряды перебрасывались вдоль линии железной дороги, отдыхая только во время хода поезда; этим создавалось впечатление, что вся линия фронта закрыта силами белых, хотя на самом деле сил этих было очень немного. В январе была переброшена на усиление Май-Маевского ещё одна добровольческая дивизия, жестоко пострадавшая в боях под Ставрополем и не имевшая отдыха.

Насколько это направление было важным для красных, говорят слова Троцкого: «Донецкий фронт является сейчас, без всякого сомнения, важнейшим фронтом для всех советских республик. Говоря это, я не забываю о Петроградском фронте, но вполне сознательно считаю, что потеря Петрограда не была бы для нас так тяжка, как длительная потеря Донецкого бассейна. Поскольку советская республика является сейчас крепостью мировой революции, постольку можно сказать, что ключ этой крепости находится сейчас в Донецком бассейне. Вот почему всё внимание сосредоточивается сейчас на этом участке обширнейшего фронта советской республики».

ЮГ

Весь ноябрь и декабрь на огромном фронте от Луганска до Царицына, от Царицына до Маныча Донская армия неизменно одерживала верх, брала тысячи пленных и богатую военную добычу. Донские полки доходили до Елани и Камышина. Это наступление, прервав железнодорожную связь между Повориным и Царицыным, поставило в критическое положение советскую 10-ю армию, вследствие прекращения навигации по Волге оставшуюся без подвоза. Точно так же успешно отражались все настойчивые атаки красных на царицынском направлении, и войска генерала Мамонтова, с конца ноября сами перейдя в наступление, к 5 января подошли вплотную к Царицыну.

Но казаки, фактически одержавшие стратегическую победу, не устояли перед советской пропагандой, прежде всего перед обещаниями советской власти сохранить казачий уклад и уверениями в тщетности надежд на иностранную помощь. В конце декабря сначала один донской полк предался на сторону красных, потом несколько станиц, и войска Верхне-Донского округа заключили мир с большевиками и начали расходиться по домам. К концу января Донская армия на Северном и Северо-Восточном фронте отхлынула за Дон. «Прекрасно вооружённые, снабжённые пулемётами и пушками отряды наши, – говорил атаман Краснов, – уходят без боя в глубь страны, оставляя хутора и станицы на поругание врагу. Теперь сдаются на милость красной сволочи целыми сотнями и с нею вместе идут избивать своих отцов и братьев. Теперь арестовывают офицеров и старших начальников, выдают их на расстрел красным и тем подрывают в них веру в казаков и лишают их необходимого мужества...»

К февралю на севере Донской фронт представлял из себя неопределенную прерывчатую линию, шедшую от Луганска через Миллерово в общем направлении на Царицын. Еще в середине января насчитывавшая до 40 тысяч Донская армия таяла с каждым днем. В начале февраля на казачьем круге была принята отставка атамана Краснова. Новым атаманом был избран генерал А.П. Богаевский.

* * *

Тем временем Добровольческая армия (вторая из основных боевых сил белых на Юге России) добилась к январю 1919 года решительного перелома хода военных действий в свою пользу. 23 января она взяла Грозный, 29-го – Владикавказ. Командующим её силами стал к этому времени генерал барон Врангель (Деникин после объединения всех Вооруженных сил Юга России стал Верховным главнокомандующим ВСЮР). Назначение Врангеля произошло несмотря на то, что он был

моложе других корпусных командиров и только недавно вступил в ряды Добровольческой армии.

В целом все силы ВСЮР насчитывали к этому времени около 40-50 тысяч человек. По подсчетам генерала Деникина, в соприкосновении с этими войсками «советских войск было около 80 тысяч и грузин – 3-4 тысячи».

Одна из особенностей этого периода войны – большое количество пленных (т. е. бывших красных) в строю белых. «Иногда ввиду больших потерь процент пленных в строю доходил до 60. Большая часть из них (до 70 процентов) сражались хорошо, 10 процентов пользовались первыми же боями, чтобы перейти к большевикам, и 20 процентов составляли элемент, под разными предлогами уклоняющийся от боёв», – пишет Деникин.

ВОСТОК

В декабре 1918 года в Омске была запланирована и осуществлена радикальная реорганизация военного командования: для оперативного управления была образована Ставка Верховного Главнокомандующего адмирала А.В. Колчака. 24 декабря 1918 года войска фронта были разделены на Сибирскую, Западную и Оренбургскую отдельные армии, в оперативном подчинении ставки находилась также Уральская отдельная армия.

С наступлением зимы на северном участке боевых действий – участке Екатеринбургской группы (позднее Сибирская армия) – 24 декабря 1918 года Русская армия взяла Пермь, что для красных было сопряжено с тяжёлыми потерями («Пермская катастрофа»). Однако на центральном и южном участках красными были взяты Уфа (31 декабря 1918 года) и Оренбург (22 января 1919 года).

К весне 1919 года состав группировавшихся вокруг ставки Колчака войск белых увеличился до 400 тыс. человек. Однако общая численность РККА тем временем возросла до 1,5 млн человек, и значительная часть этих полутора миллионов воевала именно на Восточном фронте...

--------------------

1 Вот как отзывался об этом решении глава РВС Троцкий: «Только после установления общего оперативного руководства и строгого исполнения боевых приказов, идущего сверху вниз, все почувствовали на деле... огромное преимущество централизованной армии над партизанством и кустарничеством».

2 К концу 1919 года РККА насчитывала 3 млн чел., к осени 1920 года – 5,5 млн чел.

3 Формально было преодолено двоеначалие на Юге России: 26 декабря 1918 г. был издан приказ главнокомандующего Добровольческой армии ген. А.И. Деникина: «По соглашению с атаманами Всевеликого войска Донского и Кубанского, сего числа я вступил в командование всеми сухопутными и морскими силами, действующими на Юге России». За ним последовал приказ Донского атамана (которым в то время был Краснов): «Объявляя этот приказ донским армиям, подтверждаю, что по соглашению моему с главнокомандующим Вооруженными Силами на Юге России, генерал-лейтенантом Деникиным, конституция Войска Донского... нарушена не будет... Единое командование есть своевременная и необходимая ныне мера для достижения полной и быстрой победы в борьбе с большевиками».

4 Генерал Деникин вспоминает: «Десант в Новороссийске не появился, а взамен того вскоре начали высаживаться небольшие части союзников в Одессе, Севастополе и Батуме. На мои телеграммы генералу Франше д'Эспере ответов не поступило. Англичане были положительнее и откровеннее: на мою телеграфную просьбу в Батум генералу Уоккеру о необходимости оказать "немедленную моральную помощь Дону, которая могла бы выразиться в присылке на Донской фронт (хотя бы) двух-трех английских батальонов", генерал Мильн выразил "крайнее сожаление, что указания, полученные (им) от великобританского правительства, не дают (ему) права выслать (мне) войска"...» В воспоминаниях Деникина можно прочитать и о том, что ВСЮР не получил от союзников ни копейки денег (не было отказа только при поставке патронов).

Кифа № 1 (245), январь 2019 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования