gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Духовное образование arrow Увидеть по-новому Кремль
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
23.11.2018 г.

Увидеть по-новому Кремль

«Кифа» продолжает серию материалов, посвящённых 30-летию СФИ. В каждом из номеров преподаватель и студент рассказывают про очередные 5 лет жизни института. Сегодня речь о пятилетии 2008-2013 гг.

Заседание кафедры миссиологии, катехетики и гомилетики. 2009 г.
Заседание кафедры миссиологии, катехетики и гомилетики. 2009 г.
 

Из истории СФИ

- В 2011 году учредитель СФИ – РОО «Сретение» – вошло в состав Совета православных общественных объединений при Синодальном отделе Московского патриархата по взаимоотношениям церкви и общества.

- С 2011 года Свято-Филаретовский институт совместно с общественными организациями и епархиальными отделами разных регионов России выступает соучредителем передвижных выставок, посвящённых церковной истории XX века.

* * *

Рассказывает выпускница Свято-Филаретовского института, сотрудник фармацевтической компании, руководитель подростковой группы детско-юношеского направления Преображенского братства Ольга Кочеткова

Ольга Кочеткова

Что Вам больше всего запомнилось в годы учёбы?

Мне очень запомнился курс Александра Михайловича Копировского по церковной архитектуре и изобразительному искусству. Запомнились его правила: если ты опаздываешь, то входишь тихо, у тебя в руках уже должно быть всё, что тебе пригодится для занятия. Никаких телефонов, никаких эсэмэсок – ничего этого быть не могло в принципе у него на лекциях.

Очень запомнилось, что он чередовал лекции с семинарами, и к каждому семинару мы должны были посмотреть картинки в интернете – храмы или иконы – и прислать то, что понравилось больше всего. И сначала не было заданий разобраться во времени, в стиле и т. д., а только выбрать, что понравилось; а вот уже когда понравилось, тогда уже и разбирались, и писали ему письма. И если даже писали ночью, он отвечал практически тут же.

Запомнилась экскурсия в Кремль, который я очень полюбила после этого. Первая экскурсия была в начале курса, и тоже было задание всё увидеть, всё посмотреть, и дать только своё впечатление, маленький отчётик. А потом была экскурсия в конце года, и вот тогда Александр Михайлович уже смотрел – что изменилось с нами, что запомнилось. И мы уже по-другому смотрели, другими глазами. Мы уже знали, что «Благовещение» – это икона XIII века, уже понимали, почему в центре иконостаса Христос, какой ряд икон самый главный.

Было поразительно сдавать экзамен у него на курсе. Я помню, в конце года я бежала на экзамен и читала: «Как нужно реставрировать и хранить иконы» – такой у меня был текст из интернета. Прибегаю, сажусь – всё просто: берёте листик, ручку, вот вам фотография, распознавайте и пишите время, место, название. У меня на фотографии был храм, которого он нам не показывал. Я говорю: на Софию похоже, но не София. Он говорит: да, правильно, это родной её брат. По тому же типу построен и примерно в то же время.

В конце нулевых – начале десятых у института было непростое время. Это чувствовалось?

Я начала учиться в 2010-м, и помню, что проверки были постоянно, мы постоянно молились, чтобы они закончились благополучно. Мне сложно сравнить с другими периодами, но я помню, что каждые полгода мы в струнку становились.

А что было самым сложным во время учёбы?

Наверное, третий курс, потому что там был древнегреческий и была русская философия. К каждому семинару надо было прочитать очень много текстов. Но этот курс, пожалуй, один из самых запоминающихся и то, что я получила тогда, сейчас приносит плоды.

Какие воспоминания остались от защиты выпускной работы?

Было очень важно, что за два года до защиты ты должен был взять тему, а заканчивая предпоследний курс, уже должен был представить какой-то приблизительный план. И дальше каждый месяц-два кафедральная комиссия, которая работала с нашими выпускными работами, – Зоя Михайловна Дашевская, Александр Михайлович Копировский, Давид Мкртичевич Гзгзян, представители профильных кафедр нас настойчиво спрашивали: «А что у тебя сейчас? Как идёт работа? С чем успел продвинуться, с чем не успел?» Это тяжело в психологическом плане, но я думаю, что всё-таки многих именно таким образом благополучно довели до защиты.

Я защитилась в сентябре 2015 года. По сравнению с работами, скажем, 2010 года стало больше анализа. Даже в исторических работах, несмотря на то, что ты раскапываешь материалы, которые ещё никто до тебя не смотрел, делаешь какие-то маленькие научные открытия, проводишь исследования, обязательно требовался анализ. В светских университетах к бакалаврским работам таких требований не ставят. Это трудно, мы чаще всего этого делать не умеем. Очень немногие студенты могут это делать.

А напряжение, конечно, было большое. Мне кажется, должен быть человек, который тебя поддерживает. Маргарита Васильевна Шилкина просто спасла меня, потому что я уже была на пределе сил: за месяц до защиты мы в последний раз меняли план, добавлялся анализ, и хотя текст мало менялся, но всё равно психологически это было очень тяжело. И после того, как она за это взялась, прочла работу и сказала: мы идём с тобой защищаться – конечно, мне стало значительно легче.

Наверное, самое главное, что защиту не надо откладывать. Надо приложить это усилие, перебороть все свои эмоции и вовремя защититься. Ведь потом вернуться к этому очень трудно.

Ваша основная работа далека от богословия. Используете ли Вы полученные знания?

Всё, что я узнала в Институте, помогает мне и в жизни, и в служении.

Рассказывает преподаватель дисциплин «Гомилетика» и «Современные подходы к канонизации и изучению опыта новомучеников» Лидия Крошкина

Лидия Крошкина

Как получилось, что живя в Твери, Вы стали преподавать в московском вузе? Трудно ли было решиться?

Предложение читать курс гомилетики поступило ко мне во время учёбы в магистратуре после одного из семинаров с отцом-ректором. Преподавать искусство проповеди обычно доверяют священникам или профессорам, но никак не женщинам. Считается, что им непозволительно проповедовать, не то чтобы преподавать науку проповеди. Поэтому для меня это предложение было, во-первых, очень удивительно, во-вторых, оно меня вдохновило, потому что свидетельствовало о том, что наш институт замечателен не только тем, что обучает мирян, но и тем, что ищет и находит новые, иногда совсем неожиданные, пути. Решиться было легко, потому что я очень доверяю отцу-ректору, и потому что для меня такое предложение – большая честь. Сомнения были только в том, справлюсь ли. Впрочем, риск, когда ты доверяешься Богу, зная, что не достоин чести, но всё равно Бог тебя призывает, – такой риск окрыляет.

Как Вы готовили свой курс, можно ли его назвать авторским? На какие материалы Вы опирались?

Прежде всего я опиралась на курс отца Георгия, который он вёл в 1990-е годы. Но я, конечно, перечитала все доступные курсы и дореволюционные, и советские, и современные. Большинство материалов, скажу честно, не учитывают адресата проповеди, не ставят перед проповедником вопрос: кто перед тобой – верный, неверующий, оглашаемый? Специфика курса в нашем институте в том, что гомилетика занимается только церковной проповедью, т. е. обращённой к верным церкви. Практически во всех материалах, что дореволюционных, что современных, этого различения нет. Но если до революции это как-то было оправдано, т. к. считалось, что все верующие, то сейчас, если говорить всерьёз, верующих и тем более церковных людей меньшинство, поэтому в преподавании науки о проповеди это надо строго различать. В СФИ именно поэтому сложился курс МКГ и главная выпускающая кафедра так и называется – кафедра миссиологии, катехетики и гомилетики. Все эти дисциплины занимаются проповедью, но строго различая адресата.

Ещё мне очень близки такие авторы, как М.М. Тареев, архиеп. Харьковский Амвросий (Ключарёв), Н.П. Аксаков. Из современных можно назвать В.В. Бурегу, автора нового пособия. Но это всё вспомогательные материалы. Курс о. Георгия – главная опора.

Сколько лет Вы преподаете в СФИ? Заметны ли какие-то изменения – в составе и подготовке студентов, в общей атмосфере, в чём-то ещё?

Преподаю я с 2010 года. Вообще наши студенты – это чудо. После светских вузов, даже самых лучших (как, например, РГГУ), наши студенты поражают качеством целостности и мотивированности. Никто не сачкует, не обманывает. Это студенты особой породы, каких редко увидишь в других учебных заведениях. Хотя в общекультурной подготовке есть проблемы у многих. Всё-таки гуманитариев не так много. А мой курс требует гуманитарных основ. Но духовный настрой может многое покрыть.

Актовый день СФИ. 2011 г.
Актовый день СФИ. 2011 г. Выступает протоиерей Павел Адельгейм
 

А.М. Копировский
Экскурсию в залах Музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублёва проводит А.М. Копировский
 

Лекция профессора Ф.Н. Козырева
Лекция профессора Ф.Н. Козырева, директора Института религиозной педагогики Русской христианской гуманитарной академии. 2013 г.
 

Сретенские чтения. 2009 г.
Сретенские чтения. 2009 г.
 

Беседовали Александра Колымагина, Анастасия Наконечная.

Фото Дмитрий Писарев и архив СФИ

Кифа № 11 (243), ноябрь 2018 года

 
Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования