gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow 1917 - 2017 arrow «Наступает Антихристово царство, и верных вере Христовой ждут большие испытания». Из материалов одного следственного дела
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
06.11.2018 г.

«Наступает Антихристово царство, и верных вере Христовой ждут большие испытания»

Из материалов одного следственного дела

Собор Всех Святых (Тула)
Четыре угла первого яруса колокольни Всехсвятского храма украшают фигуры ангелов Апокалипсиса

Кто-то из читателей наверняка держал в руках следственные дела своих родственников. Но есть и те, кто даже не знает, что это такое.

Так вот, это обычная картонная папка очень советского вида; на обложке её номер, а внутри – подшитые документы, значительная часть которых заклеена в непрозрачные светло-коричневые конверты. В них находится информация, которую не видят даже родственники.

Я очень опоздала со своей поездкой в управление Тульского ФСБ для того, чтобы увидеть эту папку; большинство людей ещё в начале 1990-х воспользовалось такой возможностью. Но я много лет знала от родных, что мой прадед, о. Иоанн Покровский, был священником, что его арестовали в 1937 году, он сидел в лагере под Калугой, а потом умер в Тульской тюрьме во время войны. Я понимала, что он разделил судьбу десятков тысяч священнослужителей, и казалось, вряд ли возможно узнать что-то новое из следственного дела, разве что понять формулировку обвинения. Но я очень ошибалась.

Никто из членов нашей семьи никогда не говорил (и, возможно, не знал), что прадед мой был осуждён как «член контрреволюционной группы духовенства», и открыв следственное дело, я познакомилась с двумя другими священниками.

Все они служили в кладбищенском Всехсвятском храме. В то время это был кафедральный собор обновленческого епархиального ВЦУ. И никого из них никогда не назовут новомучениками: в отличие от своего епархиального начальства, благополучно примирившегося с церковью в 1940-х годах, они погибли в расколе. Но может быть, их судьба тем ярче показывает, как систематически истреблялись священнослужители; к этому времени власти было всё равно, «непоминающие» они, «поминающие» или обновленцы...

Следственное дело оказалось таким большим, что даже открытые листы я читала, делая краткие выписки, четыре часа. Голоса самих обвиняемых почти не звучали; каждый из них в допросе виновным себя не признал – и всё.

Но из голосов свидетелей, звучавших и в 1937-м, и потом, на переследствии, в 1955-м, все трое осуждённых встают как живые, и я не могу не рассказать о них.

До 1917 года в России было 179 архиереев, около 100 тысяч монашествующих и более 110 тысяч человек белого духовенства. В годы советской власти более 400 архиереев (среди которых многие были поставлены после 1917 года) подверглись репрессиям, из них свыше 300 были казнены или скончались в заключении. По оценке исследователей, жертвы среди священников и активных мирян, расстрелянных или погибших в заключении, исчисляются сотнями тысяч.

Первым 21 сентября 1937 года арестовали протоиерея Василия Кутепова. Ему было 73 года.

Вот что рассказывал о нём один из священнослужителей собора (этот свидетель остался в живых, и позже, в 1955 году, признался, что подписывал протоколы допросов, где в обвинительном духе излагались обычные вещи, потому что испугался, как бы и его не арестовали как единомышленника):

«За совершением богослужений Кутепов во всеуслышание говорит: "Помяни, Господи, о здравии и спасении в узах, темницах сидящих и в изгнании сущих братий наших"1. Этими словами он подразумевает всех высланных за а/с2 деятельность попов и монахов».

Через неделю был арестован ещё один священник, о. Сергий Никольский (ему, как и моему прадеду, вот-вот должно было исполниться 60 лет; все трое давно служили вместе и часто общались, о чём с обвинительной интонаций не раз упоминается в деле). Вот выдержка из протокола допроса свидетеля: «Как-то зимой 1937 года Никольский, встретившись со мной, заявил: "По Писанию наступает Антихристово царство, и верных вере Христовой ждут большие испытания. Как обманут народ русский этой проклятой властью, но погоди, опомнятся все, потужат, да будет поздно, так как русских людей уже не будет, все будут согнаны и сосланы"».

Священник Иоанн Покровский
Священник Иоанн Покровский

Последним 5 октября был арестован мой прадед, о. Иоанн Покровский. Он «с целью вызова паники и недовольства среди верующих, собрав их 21 сентября 1937 года в церкви, говорил: "Советская власть арестовала <о. Василия,> такого уважаемого человека, которого знает вся Тула. После этого не лучше ли прекратить службу и этим показать верующим, что нет у нас свободы религии, что над нами издеваются"».

В обвинительное заключение вошли именно эти цитаты о. Сергия и о. Иоанна. Про о. Василия в обвинении написали, будто он говорил, что Конституция существует только на бумаге и большевики негодные правители; но (при всей справедливости этих слов и всём безумии их как обвинения!) неизвестно, говорил ли он это на самом деле. Свидетели, показывавшие это, как мне стало ясно позже из материалов дела, были тайными агентами НКВД; один из них, староста храма, был завербован ещё в 1927 году.

Завершали расследование несколько отдельных маленьких листочков, на которых были написаны страшные слова:

Приговор тройки 28 ноября 1937 г.

Кутепова Василия Александровича – расстрелять. Приговор приведён в исполнение 6 декабря 1937 г.

Никольского Сергея Васильевича – расстрелять. Приговор приведён в исполнение 30 декабря 1937 г.

Покровского Ивана Петровича заключить в исправтрудлагерь на десять лет считая срок с 29.09.1937 г.

В 1955 году всех троих реабилитировали. В деле сохранился большой допрос четвёртого священника, того, который давал показания на трёх погибших и к 1955 году ещё был в живых. В этот раз он мог говорить свободнее, и из разговора со следователем в ответ на вопрос «Как бы Вы могли охарактеризовать своих сослужителей?» возникают новые говорящие подробности. Отец Василий Кутепов «в 1918 году, когда патриархом Тихоном было издано воззвание к верующим с проклятием советской власти, читал это воззвание жителям гор. Тулы в Кремле на площади», о. Сергий «служил во время религиозных обрядов всегда со слезами»...

* * *

И с тех пор, как я прочитала это, мне всё время кажется, что эти три священника хотят, чтобы о них рассказали. И я всем рассказываю о них...

Александра Покровская. Фото: сайт Тульской епархии, семейный архив семьи Покровских

 ------------------------

1 Это прошение из анафоры литургии Василия Великого; вряд ли много было священников, читавших его в 1937 году вслух...

2 Антисоветскую.

Кифа № 10 (242), октябрь 2018 года

Ещё материалы по теме:

Мне было девять лет...

Судьба Морозовых 

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования