gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Церковь и общество arrow Кто мы: русские? советские? Так называлась дискуссионная площадка, вызвавшая наибольший интерес на фестивале «Жить вместе»
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
11.10.2018 г.

Кто мы: русские? советские?

Так называлась дискуссионная площадка, вызвавшая наибольший интерес на фестивале «Жить вместе». Мы публикуем интервью с некоторыми из её участников

Image
Н.В. Случевский, правнук П.А. Столыпина
 

Николай Владимирович Случевский, президент Столыпинского центра регионального развития, Сан-Франциско

Что Вы считаете наиболее важным в проходивших эти два дня обсуждениях?

Самое важное – это вопрос идентичности. Потому что какое может быть у нас будущее, если мы не знаем нашего прошлого, не знаем, кто мы такие? И какое может быть покаяние, если у нас нет памяти? Ведь память определяет совершенно всё. И если советская власть стёрла до основания русскую память, мне кажется, мы тем более обязаны её восстановить во всех её видах.

Естественно, мы понимаем, что ДНК нас не связывает – нет «русского ДНК». Но в ходе достаточно острых, полемических обсуждений – кто такой русский человек, какие ценности нас объединяют – происходит некоторый катарсис. И это меня очень радует.

Радует прежде всего как правнука Столыпина?

Я исхожу из моего жизненного опыта и опыта бабушки, старшей дочери Петра Аркадьевича. Важно дать гражданам возможность самореализации. Вся столыпинская реформа имела в виду именно это: не надо, чтобы государство постоянно во всё вмешивалось, создай человеку условия, и он сам себя реализует. А это подразумевает первенство закона. Без этого мы будем продолжать сидеть в болоте, и будущего никакого не будет. Сегодня же у нас есть Верховный суд, Конституция, гражданский кодекс, но между ними нет ни малейшего взаимодействия, а значит, возможен полный произвол.

Так на что русский человек должен ориентироваться для того, чтобы называть себя русским? Что тогда отечество? История – это всё, что у нас осталось. Почему Владимир Мединский так обрушился на Сергея Мироненко со словами «оставь в покое наши сакральные легенды»? Мы же понимаем, что для историка такое высказывание немыслимо.

Это говорит о том, что в информационной сфере господствуют сплошные фальсификации – и советские, и современные...

Как говорится, в России нет ничего более непредсказуемого, чем наша история.

Вы принадлежите к третьему поколению первой русской эмиграции, и очевидно, что в Вашей семье прилагались усилия для того, чтобы сохранить русскую идентичность. Но ведь и мы со своей стороны должны прилагать усилия, чтобы восстанавливать русскую идентичность после всего, что произошло в минувшее столетие. Какие усилия здесь должны быть первоочередными кроме выяснения правды истории? Язык?

Очень важно, чтобы все русские начали искать правду в архивах очевидцев. Просто ежедневную, бытовую правду...

И, действительно, важен язык, потому что он – носитель памяти. Идентичность имеет прежде всего две составляющие – язык и общую память.

Image
В.В. Игрунов, один из основателей партии «Яблоко» и общества «Мемориал»
 

Вячеслав Владимирович Игрунов, директор Международного института гуманитарно-политических исследований, Москва

Что Вам показалось наиболее интересным и важным на фестивале?

Обострённое отношение к русской истории и к русскому самосознанию. Не случайно наша дискуссионная площадка «Кто мы: русские? советские?» показала очень серьёзную вовлечённость в эту тему – люди не только заняли все возможные места, но и стояли у стен и в проходах. И всё, что я услышал за эти два дня, сконцентрировано на этом болезненном переживании русскости и советскости. Мне кажется, это очень важный момент для нашей истории. На самом деле и в обществе-то ведь тоже есть эти тяжёлые переживания, даже если люди не называют их прямым именем.

Мне кажется, это проблема смешения (нам ведь не приходит в голову назвать Андрея Рублёва, который писал ещё до стояния на Угре, «татаро-монгольским иконописцем», а вот назвать всё хорошее, что было в минувшее столетие, «советским» мы вполне способны). А в информационном поле это смешение, это переиначивание истории в самых разнообразных целях внедряется намеренно.

На самом деле мы сейчас конструируем себя. Мы вглядываемся в историю для того, чтобы увидеть то, что помогает нам выстраивать образ, который нам важен, и стараемся всё остальное считать несуществующим или не замечать. Я не согласен с теми, кто говорит, что в Советском Союзе нет продолжения России, что это принципиально другая история, которую надо «закапсулировать» и исторгнуть в процессе декоммунизации. Разве всё русское в это время упаковали и отправили на Марс, а к нам заселили что-то нерусское, чужое и начали с нуля историю другого вида, не homo sapiens, а homo soveticus, рождённого от другой матери, от других исторических корней? Разве не мы сами, русские, создали Советский Союз, а кто-то другой, пока мы в это время находились где-то в изоляции? Нет, всё это дело наших рук.

В том, что произошло, участвовали все народы Российской империи, и далеко не в последнюю очередь – жители её окраин. Достаточно посмотреть, каким был состав исполкома Петросовета в 1917 году...

Правильно, но окраины империи – это наша страна, которую мы создали. Это мы, русские, считали их своими, подняли их в Петроград, создали государство, в котором они могли составлять значительную часть Петросовета. Не венгры, не итальянцы, не китайцы – мы, русские, создали такое государство, где то, что случилось, было возможным.

Image
А.Д. Коншин, потомок дворянского рода Рачинских и рода купцов Коншиных

Как бы то ни было, в этой ситуации есть по крайней мере один несомненный захватчик. Этим захватчиком был дух – страшный дух разрушения, демонический дух, который захватил практически целый народ. И это его надо обличить, исторгнуть как чуждый.

Конечно. Здесь нельзя не согласиться.

Произошедшая трагедия, катастрофа должна быть подвергнута осмыслению и покаянию ради строительства чего-то нового, более гуманного и человечного. И конечно, мы должны сохранять ту русскую традицию, которую русские люди надеялись привнести в советскую власть – и не смогли этого сделать.

А.Д. Коншин, старшина Московского Купеческого общества:

В ходе сегодняшней дискуссии, которая стала продолжением «Русских бесед», в ходе поиска ответа на вопрос «Кто мы?» не удалось раскрыть даже малую часть этой проблемы. Это, безусловно, только начало разговора, который нужно продолжать.

Я согласен не со всем, что сегодня услышал, но автор одного из докладов Сергей Каринский прав в том, что кроме разрыва культурных традиций был правовой разрыв, юридический. Кроме того, большевики, как только пришли к власти, сразу стали сносить памятники, уничтожать названия. А это ещё и формирование сознания.

Но русские традиции передавались и внутри семьи, и внутри человека. Они во многих живут, хотя уже очень слабо. И мы как раз и должны эти традиции возродить.

Беседовала Александра Колымагина.
Фото: Евгений Гурко
Кифа № 9 (241), сентябрь 2018 года

 
Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования