gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Событие arrow «Бич атеизма у нас прошёлся в более поздний период, чем в России». В Кишинёве на Паисиевских чтениях обсуждали историю и будущее Православной церкви
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
26.07.2018 г.

«Бич атеизма у нас прошёлся в более поздний период, чем в России»

В Кишинёве на Паисиевских чтениях обсуждали историю и будущее Православной церкви в Молдове

Image 

Как Вам кажется, в чём важность этой конференции для вашей митрополии?

Протоиерей Октавиан Мошин, настоятель Сретенского домового храма Молдавского государственного университета, руководитель епархиального Молодёжного отдела: Дело в том, что столетие 1917 года полно печали, грусти. Ведь это годы, в которые очень пострадала сама церковь. В Молдове в те годы сохранился лишь один монастырь – Жабский и около 200 приходов из более 1500. Конечно, очень многие люди пострадали – не только священнослужители и их семьи, их родственники, их близкие люди, но и вообще верующие люди. Как и в России, в Молдове люди страдали просто за исповедание веры.

Это были 1960-1970-е годы, то есть бич атеизма у нас прошёлся в более поздний период, чем в России, но я бы сказал, что это довольно жёстко отразилось на нашей духовной жизни. Очень многие священнослужители из Молдовы эмигрировали в Румынию. Они надеялись, что там найдут спасение, смогут найти спокойное место. К сожалению, румынские власти иногда не то что прижимали их, но отсылали наших священников из Румынии в СССР. Так что можно сказать, что они страдали дважды...

В 2017 году Кишинёвская митрополия организовала более десяти конференций, встреч и круглых столов, посвящённых эпохе гонений. Организовывались паломничества по историческим местам и, конечно, издавались справочники с наиболее значимыми именами пострадавших в этот период. Я думаю, что и Паисиевские чтения в этом году имеют и богословский, и исторический, и практический характер. Они не ограничиваются научным вкладом, ведь на протяжении двух-трёх дней участники смогут посетить самые значимые места Молдовы, помолиться вместе. И конечно, эта конференция – единственная среди тех, которые я упомянул, где обсуждение идёт на русском языке, – носит более универсальный и интернациональный характер.

Image

Расскажите о верующих в Молдове – чем вы живёте, в чём ваша надежда?

Протоиерей Василий Чобану, настоятель Свято-Никольской церкви села Костешты Яловенского района: Верующие всегда живут надеждой. Если бы они не жили надеждой, они бы были постоянно печальными и безнадёжными, в отчаянии и унынии. Но ведь уныние – это, как известно, грех для христиан. Поэтому мы живём с надеждой. Но надежда наша исходит не от запада, не от востока, а от Царства Небесного, которое не от мира сего. На литургии мы говорим: «горе имеем сердца», то есть возносим их к Царству Небесному Божью, где ожидает нас Отец Небесный и Господь, Спаситель наш. Для этого мы сотворены – для обожествления и вечного нахождения вместе с Ним. И вот эта надежда нас окрыляет. Кто надеется на что-то другое, конечно, будет обманут, потому что всё эфемерно в этом мире, всё преходящее и пустое – «суета сует».

И мы, христиане Молдовы, живём надеждой – надеждой на спасение, на объединение всех христиан в молитве, в чувстве, в мыслях. Это настоящее объединение. У нас сейчас говорят: «объединение с Европой», «объединение с Евроазиатским союзом», «объединение с Румынией»... Но если нет объединения в помыслах, в чувствах и в вере, никакого объединения нигде не будет.

Так что я ответил бы на Ваш вопрос, что мы живём с верой и стараемся жить с любовью и с надеждой.

Патриарх Тихон призывал в 1917 году объединяться в союзы верующих и противостоять силе жестокости мирным духом и единением.

Видимо, Святейший понимал, что в ситуации, когда пастыри гонимы,

когда священники арестовываются и расстреливаются, народ как бы оставался без окормления. Для того чтобы объединить людей в этих форс-мажорных обстоятельствах, он и дал такой совет христианскому народу, чтобы объединялись в малых общинах. Вы знаете, как пингвины в Антарктиде выживают в страшные морозы? Они стоят, прижавшись друг к другу, и те, кто оказался посередине, согревшись, выходят наружу, чтобы в свою очередь согревать других. Вот так, видимо, и каждая община. Но есть важное условие: нельзя отделяться от полноты Церкви. Потому что были ошибки в истории – и в Румынии, и в России, – когда возникали разные отклонения, схизмы, и это, конечно, самое больное, что может случиться в Церкви. Нам важно объединяться для противостояния князю мира сего, но не отделяясь от полноты Церкви, от литургического общения между собой, потому что это ведёт к ересям, к трагедиям, к раздорам, это Господу Богу не любо.

У вас в Молдове есть сейчас объединения верующих?

У нас много объединений. Есть Ассоциация православных студентов Молдовы, разные молодёжные движения по епархиям, разные вспомогательные благотворительные общества. Есть ассоциация «Филокалия» – «Добротолюбие», которую основала моя жена и руководит ею. Она в основном занимается молодёжью, волонтёрством: и по тюрьмам, и к старикам, и к обездоленным детям, семьям и т. д. У нас при церкви есть Социальный Центр творчества для детей и молодёжи им. Св. Филарета Милостивого, в этом году ему исполнилось 10 лет. У нас выросли дипломированные художники, певцы, они уже сами преподают, свои работы делали в Польше, в Нью-Йорке, в Италии...

Но самое главное – то, что ядро церкви у нас в самой церкви, как говорится. Когда мы в храме Символ веры читаем (мы иногда его и поём, но чаще народ декламирует), у нас сотрясаются стены и окна. Но иногда в Великий пост приходит много людей, которых вы называете «захожанами», а у нас ещё говорят «залётные». Они в Великий пост идут один раз в год причаститься: авось чем-то поможет, авось повезёт в торговле и т. д. И когда их много, то чтение – как атрофированная рука, которая не может делать никаких движений, и нужно по слогам говорить с ними Символ веры. И то, что мы называем общиной в приходах, зиждется на том ядре, на тех молитвенниках, которых мы, священники, нутром чувствуем и спиной: когда они есть в церкви, мы чувствуем, что они за нами, нам тепло. А когда там «залётные», нам холодно, и мы это чувствуем физически.

И вот в этом ядре всякой общины находится и солидарность человеческая, и любовь к ближнему, и любовь ко Христу и Его Церкви, и деятельная ортопраксия, то есть в практике воплощённая вера, в добрых делах, потому что через веру (ортодоксию, стремление правильно славить Господа) и через добрые дела спасается человек. Как нам известно от апостола Иакова, «без дел вера мертва». И вот когда эти дела появляются, между людьми возникает солидарность, и они объединяются очень быстро, они откликаются на разные дела, они помогают в церкви, они любят храм, следят за ним, болеют, переживают. Это и есть ядро нашей общины.

А «залётных» вы, наверное, куда-то приглашаете, на какие-то занятия?

Естественно! Мы проводим конференции, организуем кружки. Наша церковь находится в 20 километрах от Кишинёва. Это два села вместе, 12 тысяч человек. И вот, когда уже стало возможным, мы, не дожидаясь правительственных указов, организовали церковную школу. Наш мэр, смелый человек, предложил две зарплаты, мы позвали выпускников духовной академии, и с 2000 года у нас в двух лицеях преподаётся религия. Именно религия, потому что «Основы культуры» – это информативный цикл, а «Религия» – это цикл, который связан с молитвой. То есть мы начинаем не с информации о православной культуре, а с общения с Богом. Предмет этот не обязательный, он факультативный, но в тот момент, когда родители написали заявление, он становится обязательным, и тогда труд преподавателя оплачивается так же, как и труд остальных учителей.

И сколько лет дети этому обучаются? Один год?

У нас этот курс идёт с 1-го по 12-й классы, а уже в лицейских классах идут «Основы православной семьи», «Основы православной морали» и т. д. В одном лицее у нас преподаёт магистр богословия, во втором – отец-протоиерей. То есть в нашей стране пока всё это делать можно, но надо быть и смелым, надо действовать, а не ожидать манны небесной. Потому что манну небесную Господь уже давал в Ветхом Завете. Кстати, у нас самый современный класс по религии в Молдове. У нас там интерактивная доска...

Так что у нас многое делается кроме катехизации и проповеди в церкви. Конечно, мы стараемся привлекать людей. В центре по творчеству молодёжи, рассчитанному на детей от 7 до 20 лет, ребята любят иногда даже и ночевать – пишут картины и т. д. Это их центр, они там хозяева. И он плодоносит, и новый виноградник Господний растёт при церкви, и я этому радуюсь. Есть кому всё оставлять...

Image 

С участниками чтений беседовала Анастасия Наконечная

Кифа № 1 (233), январь 2018 года

 
Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования