gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow События и комментарии arrow Русскому православию и поныне есть что сказать миру. Из слова свящ. Георгия Кочеткова после поездки в Италию
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
02.10.2017 г.

Русскому православию и поныне есть что сказать миру

Из слова духовного попечителя Преображенского братства священника Георгия Кочеткова после поездки в Италию

Image
Монастырь в Бозе. Отец Георгий Кочетков с группой и братом Адальберто Майнарди
 

Дорогие братья и сёстры, какое-то время мы с вами, к сожалению, не виделись. Только этой ночью я вместе с группой членов нашего братства вернулся из довольно большого, почти двухнедельного паломничества в Италию, о котором хочу сказать несколько слов.

Сначала мы прилетели в Милан, а оттуда отправились в монастырь Бозе, который многим из вас хорошо известен. Этот монастырь – один из самых влиятельных сейчас в Италии. Когда-то они начинали как община, и так и назывались – «община Бозе»: она возникла после II Ватиканского собора, в 60-е годы XX века (в каком-то смысле они наши ровесники. Мы чуть помладше, потому что группа, из которой со временем родилось наше братство, образовалась в конце 1960-х годов).

Но потом община Бозе всё-таки решила стать монастырём; что-то при этом изменилось, но что-то не изменилось. Мы с ними дружим уже четверть века и все 25 лет участвуем в их ежегодных конференциях, посвящённых православной духовности. Мы, конечно, помним всех тех, кто участвовал в этих конференциях, или кто принимал нас прежде. Эти встречи были всегда замечательными, очень тёплыми, радушными, открытыми, дружескими – вот то, чего порой не хватает нам, православным- почему-то у нас иногда считается, что первым признаком духовности и молитвенности являются насупленные брови. И вот эта обстановка мира, радости, дружелюбия, гостеприимства, конечно, всегда покоряла, тем более, что монастырь расположен в предгорьях Альп, где вся природа умиротворяет и словно прославляет Господа.

Удивительно, какой интерес к нашей жизни существует в этом монастыре. Такое не всегда встретишь за рубежом, но в Бозе мы как раз с таким интересом столкнулись, особенно в этот раз. Как это ни удивительно, за столом во время обеда возникла тема, связанная с современной жизнью в нашей стране и, в частности, с Акцией национального покаяния. Сначала это было непонятно итальянцам (там, в монастыре, в основном итальянцы, хотя есть и насельники из разных стран). Они немного побаиваются таких тем, и вы сами понимаете почему. Даже если не касаться проблем времён Второй мировой войны, достаточно вспомнить, что после неё в Италии всегда была сильна коммунистическая партия, была даже опасность того, что страна станет коммунистической. Поэтому критически говорить о наследии советского времени там достаточно сложно. Но разговоры были очень интересные.

Image
На прогулке

Мне очень понравилось то, что с нашей стороны говорили не только один-два человека, не только старшие, но все мы. А мне как раз очень хотелось, чтобы никто не стеснялся и все могли вступать в живой открытый диалог с людьми, которые во многих отношениях хорошо подготовлены. Надо сказать, наши братья и сёстры нигде в грязь лицом не ударили – это было очень приятно. И тема Акции национального покаяния, случайно возникшая в те дни, вдруг стала развиваться. Нам стали задавать вопросы, и в конце нашего недельного пребывания в Бозе, когда на проводы нашей группы собралась половина всей общины, человек 35, нас спрашивали только об этом. И мне пришлось рассказывать целых 40 минут о том, как мы это понимаем и что при этом делаем. Ну, вам этого рассказывать не надо, вы всё сами хорошо знаете. Многие из вас участвуют в этой акции, которая проходит по всей России и даже за рубежом в связи со столетием 1917 года, ставшего началом Русской Катастрофы – Катастрофы, сейчас существующей скорее в форме катастрофы антропологической. К сожалению, последствия её не преодолены до сих пор.

Интересно, что когда мы поехали в Челоле (это отделение монастыря Бозе, где всего 5 монахов, и нам было очень интересно, как могут 5 человек содержать большой монастырь, где 8,5 гектаров земли, огромное количество виноградных лоз, при том, что из этих пяти человек не все молодые), оказалось, что кто-то из насельников Бозе уже успел поделиться с ними своим впечатлением от наших рассказов об Акции национального покаяния, и там нас тоже стали просить рассказать об этом. Вот этот живой интерес нас, конечно, очень порадовал, так же как и желание всегда помогать и делать это без всякой суеты, без спешки, без раздражения. Чувствовался дух, родственный всем тем христианским общинам и братствам, которые мы знаем, хотя они и немногочисленны везде. Во всех поместных православных церквах, и в католической церкви, и в многочисленных протестантских деноминациях общин и братств очень мало. И тем не менее к нашему времени они стали уже вполне определённо составлять своеобразную квинтэссенцию всей церковной жизни. Это наиболее подготовленные, наиболее верные, наиболее смелые люди, что очень важно в наше время и для свидетельства, и для миссии, а в нашем случае – и для катехизации.

Передать всё на словах, конечно, невозможно. Скажу только, что потом из Челоле мы уехали в другое отделение монастыря Бозе, в монастырь Сан-Массео, т. е. святого Максима, в Ассизи. Мы целый день провели в самом городе Ассизи, где жили и погребены святой Франциск Ассизский и святая Клара, его собеседница, духовная сестра и ученица. Конечно, весь город наполнен францисканским духом, и многие люди приезжают туда специально ради этого. В базилике Сан-Франческо мы познакомились со множеством интереснейших росписей Джотто, Симоне Мартини, Пьетро Лоренцетти и других итальянских художников эпохи раннего Возрождения. Интересным оказался и разговор с монахами, которых, как оказалось, волнуют примерно те же проблемы, что и нас – и проблемы устроения церкви, и проблемы передачи веры новому поколению, которое очень далеко уходит иногда от христианства – даже при христианских родителях. Это не только наша проблема, это проблема всей Европы. И хотя в Италии это меньше всего чувствуется, всё равно они бьют в колокола.

Мы не подбирали состав нашей группы. Там были и сотрудники Свято-Филаретовского института, и студенты, и наши выпускники, но были и люди, которые не учились в нашем институте или только-только начинают свою учёбу. И при этом никто не «проваливался». Каждый обрёл своё место, и это тоже та гармония, которую так высоко ценят в Италии. На тех, кто нас принимал, это производило большое впечатление, а на нас производило большое впечатление их впечатление от нас. Это действительно уникально, это действительно чрезвычайно редко, особенно на уровне не просто индивидуальном. Бывает, что между двумя людьми, которых можно назвать приятелями, друзьями, знакомыми, сотрудниками, выстраиваются отношения, иногда долго, на протяжении многих лет, и вот рождается доверие, какой-то взаимный интерес. Но гораздо важнее, когда такие живые неформальные связи возникают на уровне церковном. И очень хочется, чтобы в любой поездке мы всегда могли, не пользуясь никакими идеологическими приёмами и средствами выражения, не внешне эффектно, а внутренне и духовно заинтересовать тех людей, с которыми Господь нам даёт увидеться и которые вовсе не подбираются специально «под нас». Вот это общение, может быть, самое ценное в нашей поездке. Поэтому мы и называем её паломничеством. И как всегда, мы говорили тем, с кем мы встречались: особенность наших паломничеств в том, что мы ездим не к чему-то – к святыням, источникам, мироточивым иконам, – а к кому-то. Паломничество в нашем братстве – это всегда поездка к кому-то из тех, кого мы духовно можем как-то выделить, с кем мы надеемся иметь добрые отношения или у кого действительно можно учиться. При этом мы всегда знаем, что общение действительно состоится только в том случае, если и нам будет что сказать такого, чего наши собеседники не знают. И оказывается, нам и поныне есть что сказать. И прежде всего это касается опыта мучеников и исповедников церкви Русской. Его, конечно, не знают, но о нём слышали, во всяком случае, в таких местах, как монастырь Бозе. В других местах, может быть, и не слышали – тогда тем более важно рассказывать. Людям интересны рассказы о духовной жизни – при условии, что уже есть дух доверия, взаимной открытости.

Image
В иконописной мастерской монастыря в Бозе

Как я уже говорил, главной темой наших разговоров в этот раз была Акция национального покаяния. И как мы заметили, слушатели просто замирали, когда мы приводили какие-то конкретные примеры. Когда говоришь о десятках миллионов расстрелянных, уничтоженных в нашей стране, они этого не воспринимают, потому что не могут такого себе представить. Да они могут и не доверять статистике. Ведь статистика – дело всегда немного недостоверное. А вот когда один брат с Урала (а в нашей группе были люди из семи городов и ещё сестра из Молдавии) просто экспромтом сказал: поднимите руки те, чьи близкие прямо пострадали: погибли или были арестованы, сидели по политическим обвинениям в лагерях и т. д., то подняли руки почти все члены нашей паломнической группы. Это для нас самих было неожиданностью, потому что так вопрос действительно никогда в группе не ставился, это не была «домашняя заготовка». А когда мы ещё и рассказали несколько совершенно конкретных случаев, тут они уже слушали не отрываясь. Это и понятно: когда рассказывает человек, который достоверно знает то, о чём говорит, потому что это было с его дедом или прадедом, с его прабабушкой или двоюродным дедом, то тут, конечно, ситуация сразу углублялась, дух встречи становился очень насыщенным, глубоким, подлинным. Будто открывались какие-то духовные тайники, прежде незнакомые и, конечно, закрытые.

Удивительным совпадением стало то, что в те дни, когда мы находились в Италии, появилось сообщение о выступлении нашего патриарха – он сказал, что объединение церквей, возможно, произойдёт не как результат каких-то переговоров, богословских споров, диалогов, а именно как чудо, как Божье действие. Многие нам говорили об этих словах во время встреч.

Ну вот, больше не могу вас задерживать своими рассказами. Но мне очень хотелось бы, чтобы сейчас, перед летом, когда кто-то из вас тоже захочет отдохнуть, посоветовать вам: поезжайте в паломничество. Ведь отдых – это всегда какое-то передвижение, перемена деятельности. Очень интересно паломничать по нашей стране, хотя не менее трудно, чем за границу. Ну, а если кто-то захочет и сможет поехать за границу, то сделайте своё путешествие именно паломническим, ни в коем случае не туристическим. Любой туризм – это фальшивка, симулякр. Он выглядит очень привлекательно, но внутри там пусто. Мне кажется, всегда надо ехать к людям – ехать с открытым сердцем, с любовью, с доверием, с желанием действительно у них чему-то поучиться, найти что-то хорошее. Это не значит, что не надо видеть и понимать, что есть не только хорошее. Везде есть не только хорошее. Ну и что? Учиться-то надо от хорошего. Значит, нужно прежде всего найти настоящее, подлинное. И всегда надо ехать, неся в себе заряд той подлинности, той уникальности жизни, который, наверное, во всех нас готов раскрыться.

Кифа № 8 (226), июнь 2017 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования