gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Живое предание arrow Неосуществившаяся мечта великого миссионера. 23 сентября исполняется 40 лет со дня его прославления
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
22.09.2017 г.

Неосуществившаяся мечта великого миссионера

Святитель Иннокентий (Вениаминов) смог просветить Аляску, но не сумел «пробить» через Синод замысел создания миссионерского братства в Камчатской епархии. 23 сентября (6 октября) исполняется 40 лет со дня его прославления

Image 

Мы уже не раз вспоминали на наших страницах одного из величайших миссионеров Русской церкви свт. Иннокентия (Вениаминова) (1797–1879). 23 сентября (6 октября) исполняется 40 лет со дня его прославления, и нам хотелось бы вспомнить ту сторону его деятельности, которая не так хорошо известна, как миссия среди алеутов.

В 1840 году, приняв после кончины супруги монашество, свт. Иннокентий стал епископом Камчатским, Курильским и Алеутским. Одной из главных его забот стало собирание миссионеров. Это было очень непросто. «Найти миссионеров хотя бы и совсем не ученых (и в апостолах Павлов было немного, всего только один), но непременно благочестивых, ревностных и деятельных – очень трудно»1, – писал еп. Иннокентий члену Комиссии принятия прошений на Высочайшее имя А.С. Норову.

Свои предложения по собиранию миссионеров и их подготовке в епархии он изложил в специальной записке, которая приводится ниже.

Мнение об учреждении Миссионерского братства

Имея в виду обширнейшее поле для сеяния Слова Божия на северо-востоке Азии между чукчами (а быть может, и между обитателями устья реки Амура) и на северо-западе Америки до пределов российских владений и основываясь на тех опытах сеяния Слова Божия, какие произведены доныне, можно иметь верную надежду, что при содействии благодати Божией слово Евангелия будет распространяться более и более в означенных местах, а для сего первее всего необходимы делатели, а их надобно искать, как я сказал выше, ещё долго в России или в Сибири. Но и это, как показывает опыт, сопряжено с большими и разными затруднениями и неудобствами, так, например, когда требуются люди для миссий, в то самое время нет желающих, а когда оказываются и вызываются желающие, то их нельзя принять за неимением вакансий.

Чтобы согласить всё это, я полагал бы при доме камчатского архиерея под личным его надзором учредить монастырь, или, правильнее сказать, братство, на основании монашеском в числе 8–15 лиц, в которое принимать исключительно тех, кои изъявят желание послужить на поприще апостольства, и именно в местах, принадлежащих Камчатской епархии. Всякому из таковых, духовный ли он или светский (если только по образованию своему будет способен), где бы он в России ни оказался, открыть возможность поступить в сие братство во всякое время, лишь бы только была вакансия. И вот до сего-то братства посылать в миссии тех, кои по усмотрению архиерея окажутся к тому способными более других.

Я назвал это общество братством в том предположении, что в оное могут быть принимаемы и монашествующие, и желающие поступить в монашество, и не желающие, и даже могут причисляться к сему братству и священнослужители, обязанные семейством, если только они готовы принять на себя обязанность миссионера, ибо в таких местах, где христианство утвердится или оснуется ранее, можно и нужно будет определить миссионеров семейных, если только позволят местные обстоятельства2.

* * *

Такое братство действительно могло стать благодатной средой для воспитания миссионеров. Находясь рядом с митр. Иннокентием, будущие миссионеры имели бы возможность учиться у него живому миссионерскому деланию. Намерения устроить такое братство митр. Иннокентий не оставлял в течение всего времени своего служения в Камчатской епархии3, однако его планам не суждено было осуществиться, в том числе и потому, что на это не было получено разрешение Св. Синода.

Лишь в 1910 году миссионерское братство в Камчатской епархии всё-таки было создано благодаря усилиям другого миссионера, будущего исповедника веры митр. Нестора (Анисимова), преодолевшего благодаря поддержке императора неизменное недоверие Синода к этому плану. Стоит ли говорить, что по понятным причинам просуществовало это братство совсем недолго...

---------------

1 Аврааму Сергеевичу Норову. Письмо от 10 мая 1848 г. // Святитель Иннокентий. Собрание сочинений и писем. Т. 3. С. 270.

2 См.: Мнение об учреждении Миссионерского братства. 1849 г. // Там же. С. 286–287.

3 В 1863 г. в письме Н.В. Буссе о статусе архиерейского дома в Благовещенске митр. Иннокентий писал, что «при нём... положено быть особому братству, ...чтобы из членов оного в случае надобности можно было определять в миссионеры». См.: Военному губернатору Амурской области Н.В. Буссе. Письмо от 22 мая 1863 г. // Там же. Т. 5. С. 176.

В статье использованы фрагменты бакалаврской работы выпускника СФИ Андрея Еремеева

Кифа № 11 (229), сентябрь 2017 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования