gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Братская жизнь arrow Жизнь подлинная и неподлинная. Интервью с Ириной Гордеевой, кандидатом исторических наук, доцентом РГГУ
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
05.07.2017 г.

Жизнь подлинная и неподлинная

Интервью с Ириной Гордеевой, кандидатом исторических наук, доцентом РГГУ

Image
Беседа проходила на конференции «Православные братства в дореволюционной России: приоритеты деятельности»

Как Вы думаете, почему в конце XIX века возникло так много братств?

Я изучаю не собственно братства, а историю движений коммунитарного типа. Для меня понятие «коммунитарности» – полезный инструмент изучения общественных настроений, идей и проектов нового и новейшего времени, периода модернизации, которая в России происходила непросто и воспринималась болезненно и интеллектуалами, и политической элитой, и народом.

О причинах роста коммунитарных настроений могу повторить только то, что писала в своей диссертации 17 лет назад: в периоды кризисов, модернизации или других резких исторических изменений возникает потребность в тёплых личностных отношениях. Маленькая община, «тёплое» сообщество единомышленников – это способ преодоления отчуждения. Понятие «отчуждение», введённое в научный оборот К. Марксом (которого не стоит, на мой взгляд, целиком отвергать как исследователя процесса становления капитализма) и не вполне оценённое в современных гуманитарных науках, – отсылает к ощущению того, что жизнь твоя не подлинна, что всё, что тебя окружает, направлено против тебя, порабощает твою жизнь, лишает тебя подлинного бытия. Такое ощущение порождает психологическую потребность установления полноценных отношений с реальностью и обретения подлинных ценностей. Наилучшей средой для преодоления отчуждения является маленький кружок «значимых других» – единомышленников. Это – психологическая подоплёка коммунитарных движений.

Была ли эта эпоха – конец позапрошлого века – временем кризиса?

У историков есть два противоположных подхода к этому вопросу, и в связи с этим идёт довольно жёсткая полемика.

Круг петербургского социального историка Бориса Николаевича Миронова считает, что Российская империя после Великих реформ1 избрала правильный путь и процветала. А то, что свершилась революция и Российская империя распалась, – это случайность, связанная в первую очередь с Первой мировой войной и, с другой стороны, с подрывной деятельностью русской интеллигенции.

Представители другого направления, с которыми и я солидаризируюсь, считают запуск революционных процессов в начале XX века закономерным итогом внутренней политики последних государей, и особенно НиколаяII, который отказывался идти на диалог с обществом.

Поэтому для меня конец XIX – начало XX века – период кризисный, проблемный. И в работах Н.Н. Неплюева эти проблемы нашли своё отражение. Да и многие документы говорят о том, что люди очень тяжело привыкали к новой ситуации в конце XIX – начале XX века. Что касается мирной жизни... когда у нас это было? Не знаю. Наверное, в каком-то смысле, в брежневский период, который называют «застоем» и в котором незаметно вызревали те проблемы, которые приведут к краху СССР.

Но ведь и при Брежневе свободы слова не было, люди сидели в тюрьме за свои взгляды.

Самая популярная в настоящее время книжка о последнем советском поколении называется «Это было навсегда, пока не кончилось»2. Это название точно передаёт ощущение того, что время остановилось, что даже история завершена и никакого выхода из этой ситуации просто нет. Никто не знал, что Советский Союз рухнет. Интересно, что «коммунитарное» стремление к обретению «духовной семьи» в кругу единомышленников было характерно и для того времени. Возникали неофициальные или полуофициальные религиозного и нерелигиозного характера группы. 1990-е годы – период крайнего индивидуализма, когда потребительские отношения доминируют над всеми другими ценностями, но корни потребительских настроений – прежде всего в той самой брежневской эпохе. Да, для советской идеологии было характерно высмеивание мещанства. Но всё-таки современный потребитель вызрел именно тогда, когда был дефицит: ему не хватало материального, и он в поисках комфорта и благополучия смотрел на Запад. И родившиеся в то время тенденции (в основе своей понятные: ведь голодного человека нужно накормить) – преобладание внешнего над внутренним, потребления над каким-то ценностным производством, упор на материальное, к сожалению, возобладали в 1990-егг.

Если вернуться к истории, получается, что 1905 год, время революции, был самым благоприятным временем для того, чтобы проводить идею о Всероссийском братстве, что и делал Неплюев.

Мне сейчас очень тяжело оценивать коммунитарные движения с точки зрения перспектив. Мы всегда видим, что люди, которые считают, что изменение жизни к лучшему достигается прежде всего путём внутренней, духовной реформы, – в меньшинстве. И тем не менее они очень заметны, ярки, о них слышно. Отзывчивыми на эту идею оказались те люди, у которых вера была сознательной.

Именно поэтому Неплюев и старался воспитывать детей в своих школах в сознательной вере?

Неплюев понимал, что никто автоматически не рождается православным и был глубоко озабочен идеей практической реализации христианских идеалов. Меня удивляет, что он выступал в Русском собрании и его сообщение не вызвало вообще никакого интереса, и Русское собрание пошло по пути национализма. И в прессе деятельность Неплюева практически не освещалась, большая часть отзывов – негативные, насмешливые... И, напротив, западные христианские общественные деятели его уважали и поддерживали. Свой среди чужих и чужой среди своих. Такой вот парадокс.

Бердяев говорил, что русский народ – самый коммюнотарный в мире. Как Вы можете это прокомментировать?

Я не являюсь сторонником мифа об особых общинных качествах русского народа. Когда-то мне приходилось высказываться об этом в одной из своих статей3. Миф этот разделили славянофилы, русские народники, а также, в определенный период, представители политической элиты. В этом контексте у Неплюева – самая приземлённая позиция. Он не любил противопоставлять русский народ другим народам. Неплюев хорошо знал русское крестьянство, он с ними жил, он с ними общался, не питал иллюзий насчет его «духовности». Он не считал, что стремление к общинности в готовом виде есть в русском народе. Это потенция, и предстоит огромная работа по просвещению народа, воспитанию его в сознательной вере.

Славянофилы были очень интересным явлением. Как показал А. Валицкий, это не какая-то оригинальная русская философия, она возникла в контексте общей консервативно-романтической европейской тенденции того времени, и славянофилы строили свои теории из кирпичиков западных философских идей. Но у них была оригинальная составляющая – социальные проекты, идея того, что социальное выше политического (об этом писал Н. Цимбаев). Это есть и у славянофилов, и у народников, и у Неплюева. И эти идеи я считаю недооценёнными. Их нужно изучать, о них нужно спорить, обсуждать в публичном пространстве, и не только академическом. Очень хорошо, что на вашей конференции все эти темы прозвучали.

Беседовала Анастасия Наконечная
Фото Алесандра Волкова

---------------

1 «Великие реформы» – беспрецедентные по масштабу реформы Российской империи, проведённые в царствование императора Александра II, в 1860-е и 1870-е годы: отмена крепостного права (1861), финансовая реформа (1863), реформа высшего образования (1863), земская реформа и судебная реформа (1864), реформа городского самоуправления (1870), реформа среднего образования (1871), военная реформа (1874). Эти преобразования решили ряд давно наболевших социально-экономических проблем, расширили границы гражданского общества и правового государства, однако доведены до конца не были.

2 Юрчак А. Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение; пер. с англ. (автор – профессор Калифорнийского университета в Беркли. Перевод авторский. – Ред.) – М.: Новое литературное обозрение, 2014.

3 См. например: Гордеева И.А. Общинный миф и общинный эксперимент в истории России XIX-XX вв.: [Предисловие] // Дюран Д. Коммунизм своими руками: Образ аграрных коммун в Советской России / Под ред. И. Утехина. СПб.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2010. С. 7-74.

Кифа № 5 (223), апрель 2017 года

Ещё материал по теме:

Братства в кризисные и спокойные эпохи. В Подмосковье прошла первая конференция по истории православных братств

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования