gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы катехизации arrow Маленькие островки здравомыслия будут постепенно увеличиваться. Интервью с протоиереем Димитрием Карпенко
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
24.08.2016 г.

Маленькие островки здравомыслия будут постепенно увеличиваться

Интервью с протоиереем Димитрием Карпенко

Image 

Недавно одного преподавателя Основ православной культуры и этики уволили из школы – родители возмутились тем, что он «вместо того, чтобы обучать детей православию, говорил им о Христе и читал Библию». И возникает ощущение, что в обществе о православии представление больше как о вере, связанной с обрядами, чем со Христом. Как Вам кажется, существует ли действительно такой разлад? И если да, то как его преодолевать?

Протоиерей Димитрий Карпенко, секретарь епархиального управления Губкинской епархии: В причинах увольнения этого учителя нужно разбираться. Преподавание православной культуры в школе действительно имеет свои строго очерченные рамки. Здесь от преподавателя нужны чуткость и такт, чтобы не перейти какую-то границу как в одну, так и в другую сторону – ни в сторону выхолащивания вообще всего религиозного, а тем паче христианского, ни в сторону фактической замены уроков ОРКСЭ уроками воскресной школы.

А в том, что касается Вашего вопроса по сути, то, конечно, эта проблема существует. И она, наверное, возникла не сегодня, не вчера, а присутствует в церкви на протяжении уже долгого времени. Что является главным в нашей церковной жизни? Чему мы следуем? Мы называемся христианами потому, что мы действительно ученики нашего Учителя и стараемся свою жизнь выстраивать так, как Он нам об этом сказал, или потому, что мы просто в силу обстоятельств родились в определенной среде, которая связана со следованием тем или иным народным традициям, и выбор как бы сделан уже за нас в силу того, что мы просто появились в этом месте, а не в другом? Есть вещи, которые принято совершать, не осмысливая их, просто потому, что так делают все. И в этом плане, когда говорится о православии восьмидесяти процентов населения, речь идет именно о том, что люди себя на культурном уровне ассоциируют с православной церковью. Но дальше этой ассоциации дело очень часто не идет – то есть человек не меняет свою жизнь, не переосмысливает свое отношение ко всему происходящему... Он просто живет так, как он привык и как и ему нравится. Да, есть иногда какие-то праздники, ведь они нашу обыденность делают более веселой, радостной. И получается, что православие воспринимается как некий красивый орнамент, красивое обрамление по сути безбожной, совершенно нецерковной жизни сегодняшних людей.

Так что проблема, о которой Вы говорите, действительно существует. Люди, даже когда обращаются в церковь за Крещением или за какими-то другими таинствами, ищут прежде всего поддержки, какого-то заступничества «на высоком уровне», сверхъестественной помощи. Или думают: почему бы и нет? почему бы и не попробовать? Будь то таинство Крещения детей («чтобы не болели, чтоб все было хорошо, так все делают»), будь то совершение каких-то иных обрядов (освящение жилища, автомобилей ит. д. ит. д.) – все складывается из этого желания получить некое покровительство, чтобы наша жизнь, не изменившись в своей сути, «стала лучше». Кто ты есть на самом деле, чем ты руководствуешься в своей жизни, от чего ты готов отказаться ради тех истин, которые провозглашает христианство, – так вопрос чаще всего уже не ставится. Поэтому все и превращается в следование только каким-то принятым нормам, обрядам, и это еще в лучшем случае, когда люди хоть какие-то обряды знают. Чаще всего и этого не знают вовсе – полная, тотальная безграмотность.

Как можно было бы эту проблему решать? Я думаю, что нет какого-то универсального рецепта, который мы сейчас выпишем, и он сразу всем поможет. Потому что если бы он был, наверное, им уже попробовали бы воспользоваться. Но у нас есть Святое Евангелие, у нас есть возможность знать то, чему Бог научил Свой народ. Человеку дается возможность реализовать все это. Остальное уже зависит от каждого из нас.

Конечно, многое здесь зависит от пастырей, от нынешнего священства. Каким образом мы поставим свою работу? Будем ли мы потакать вот такому потребительскому отношению к церкви или будем пытаться вести разъяснительную работу и все-таки как-то менять ситуацию? Я думаю, что каждый человек должен заниматься тем, чем он занимается на своем месте, и делать это честно, искренне, по совести. И тогда, возможно, маленькие островки здравомыслия будут постепенно увеличиваться, и люди ищущие, честные будут постепенно их находить и к ним присоединяться, следуя искреннему желанию действительно перестроить свою жизнь на началах христианской веры. Поэтому задача наша простая и сложная одновременно: нужно каждому на своем месте делать свою работу, а дальше Господь уже будет делать ее вместе с нами. И мы тогда станем Ему соработниками.

Здесь, на конференции, собрались священники и миряне, которые готовы отдавать свои силы просвещению людей, приходящих в Церковь, и помогать им преодолевать те проблемы, о которых мы говорили. Какие вопросы и какие ответы в ходе обсуждения показались Вам наиболее важными?

Честно говоря, приезжая на конференции, которые организуются Преображенским братством, я всегда чувствую себя в положении ученика. Потому что та колоссальная работа по научению людей вере, которая проводится братством (причем не какая-то обрывочная, а очень последовательная и полноценная), наверное, мало где еще в церкви делается на таком уровне. Поэтому я всегда стараюсь для себя вынести какие-то мысли, которые здесь озвучиваются, и всегда мучаюсь: каким образом могу я лично применить все это в своей непосредственной деятельности, в пастырской практике? Потому что те возможности катехизации, которые обсуждаются на конференциях, те шаги, которые предпринимаются в братстве, для большинства приходов нашей церкви выглядят чем-то совершенно невозможным, идеальной фантастической картиной. И я думаю, мало где есть такой реальный опыт. Вот, слава Богу, есть в Красноярске замечательный священник, отец Петр Боев, который старается все это воплотить в жизнь. Есть и другие священнослужители, но их не так много. На большинстве же приходов, вообще в епархиях, конечно, в этом плане все выглядит гораздо грустнее, поэтому я с великим почтением отношусь к этому труду, который совершается и свидетельствует о том, что все это на самом деле возможно в нашей сегодняшней церковной жизни. Но воплотить это в реальных условиях, когда ты помещен в определенный контекст приходской, епархиальной жизни, бывает непросто. Так что я буду думать над тем, каким образом можно было бы по максимуму, исходя из тех условий, которые есть, постараться перенести все те мысли, которые были озвучены, и, несомненно, ценны, непосредственно в жизнь.

А темы эти, несомненно, важны. Что является сутью нашей веры? Это вера во Христа как нашего Господа, и Спасителя, и Учителя. Каким образом это должно провозглашаться на том этапе, когда человек еще лишь готовится стать членом Церкви? Какие здесь существуют нюансы, связанные с пониманием Священного Писания (Ветхого и Нового Завета)?

Это интересные темы, которые, судя по всему, требуют еще более детальной проработки и, может быть, каких-то более наглядных практических примеров. И я думаю, что очень важно было бы не только организаторам конференции, но и гостям подумать о том, как все-таки всю эту стройную систему, которая осуществляется братством, применить (возможно, отчасти) в реальных условиях приходской жизни. Хотелось бы больше услышать о конкретных практических примерах применения этого опыта. Для меня это было бы полезно.

На самом деле сейчас даже в рамках братства просвещение достаточно многообразно – существуют, скажем, варианты краткого оглашения для групп пожилых людей, которым по разным причинам не под силу оглашаться несколько лет или полтора года. Здесь важна именно сущностная сторона: успевает ли человек на оглашении какие-то главные вещи понять...

Ну, эта краткость по сравнению с тем, что есть в реальности, достаточно условна.

Допустим, у нас на приходе взрослые не крестятся вообще. За то время, которое я являюсь настоятелем того прихода, где сейчас служу, на моей памяти не было ни одного взрослого крещения. Были лишь крещения детей. И соответственно, мы беседуем с родителями и восприемниками. Здесь, конечно, картина тоже достаточно печальная в том плане, что эти люди исчезают потом из поля зрения церкви. То есть то, что они просят, решается, и что происходит потом – мы не знаем. Они возвращаются в свой привычный мир, который абсолютно ничего не говорит о Церкви, и, может быть, какие-то единицы потом как-то прилепляются к ней.

Но ведь в помощи нуждаются не только некрещеные. Очень много людей крещеных, которые не участвуют в таинствах церкви и вообще не живут церковной жизнью, ищут воцерковления. И им необходима помощь... О необходимости их просвещения говорится и в церковных документах.

Да, это так. Но заниматься катехизацией уже крещенных и даже отчасти уже живущих церковной жизнью иногда бывает еще сложнее в том плане, что есть люди, которые считают, что они уже все знают, что их уже не нужно ничему учить, что они уже все прочитали, им обо всем сказали, они все уже видели... Хотя их представление и понимание церковной жизни может быть искаженным, неправильным, и иногда требуются очень большие усилия для того, чтобы попытаться это как-то поменять. Научить чему-то человека, который, как ему кажется, и так все знает – очень непросто. Поэтому, конечно, эту проблему нужно решать. В каком виде – в виде полноценного поэтапного оглашения, либо в каком-либо ином – вопрос открытый, но делать это необходимо. Поэтому мне всегда интересен любой живой опыт, который озвучивается на этих конференциях.

Беседовала Александра Колымагина

Кифа № 8 (210), июнь 2016 года

Ещё материалы по теме:

Когда проповедь бывает плодотворной. Интервью с участниками конференции по катехизации

«Мне кажется, это очень важно – услышать голос Христа» Интервью с ректором Свято-Филаретовского института профессором священником Георгием Кочетковым

«Особенность этой конференции в честном разговоре по душам». Интервью с участниками конференции по катехизации

Как сдвинуться с мертвой точки. Интервью с В.И. Якунцевым, председателем оргкомитета международной конференции по катехизации

Возможно ли заниматься оглашением с помощью иконописи

О чем рассказывает православная культура. Интервью с участниками ежегодной богословско-практической конференции СФИ по катехизации

Здесь много людей с совершенно разным опытом. Интервью с участниками ежегодной богословско-практической конференции СФИ по катехизации

 

 
Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования