gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы катехизации arrow «Мы между собой шутили, что конференция называется "трудные вопросы катехизации", а на самом деле надо было назвать её "трудные ответы"»
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
14.07.2015 г.

«Мы между собой шутили, что конференция называется "трудные вопросы катехизации", а на самом деле надо было назвать её "трудные ответы"»

Интервью с членами оргкомитета конференции «Длительная катехизация сегодня»

Image
Круглый стол «Приходская жизнь и длительная катехизация: взаимовлияние». Ведущие: Дмитрий Гасак, дьякон Иоанн Логинов
 

Каковы были ожидания и планы оргкомитета и что из них осуществилось?

Image

Д.С. Гасак: проректор СФИ: Конференции как тип совместной научной работы часто превращаются в некую формальность, когда каждый говорит что-то своё. И многие учёные, и церковные, и светские (я имею в виду гуманитарную сферу, про технические науки мне трудно говорить), разочаровались в них.

Мы же стараемся, чтобы наша конференция была не просто интеллектуальным или организационным усилием, а всё-таки прежде всего церковным событием. А церковное событие всегда связано с явлением благодати Божией и духом соборности, в котором является всё: и мысль, и слово, и общение, и духовный прирост.

К этой конференции мы готовились почти целый год, провели серию вебинаров, собрали из разных епархий вопросы священнослужителей и мирян, которые занимаются оглашением. Фактически конференция представляет собой одновременно и обмен опытом, и постановку проблем, и, так сказать, мозговой штурм для их решения. И пусть в скромном масштабе – участников не так много, около ста человек – но происходит действительно соборный акт. В этом отношении замысел не только осуществился, но и перерос наши ожидания, превысил их. Это связано с тем, что собрались действительно заинтересованные люди. Опыт у них очень разный, но есть интерес к делу церковного научения, просвещения, к поиску образа церковной жизни, которая бы не расходилась с Евангелием. Как мы знаем, это непростая задача, и она связана, конечно, не с внешней стороной церковной жизни, не с восстановлением храмов и административной реформой, которая сейчас проводится и в области образования, и в других областях. Этот разговор касается духовной жизни людей, которые составляют тело Христово, ту его часть, которая называется Русской православной церковью. Мне кажется, это (несмотря на наши скромные размеры) чрезвычайно важно.

Конечно, какие-то темы обсуждаются более живо. Например, вчера был оживлённый разговор о проблемах длительной катехизации на приходе. Это вопрос чрезвычайно важный. Каким образом воспринимается оглашение на приходе клиром и прихожанами, почему так трудно? В чём здесь проблема не организационного, а духовного плана? Каково соотношение духовной жизни среднего типичного прихожанина и образа церкви, который есть на приходах, и образа православной церкви, который созревает у оглашаемого в процессе оглашения?

То есть с вопросами хорошо, а с ответами не очень?

Видите ли, поскольку тема нашего разговора связана непосредственно с жизнью, то и ответы искать очень нелегко. Некоторые вопросы вообще звучат как риторические. В частности, вопросы на последнем круглом столе: в каком случае прихожане со стажем нуждаются в оглашении и катехизации? Понятно, что однозначного ответа на этот вопрос не может быть. Его невозможно прописать в методической рекомендации или в уставе синодального отдела по катехизации. Но эти вопросы поставлены для того, чтобы каждый катехизатор, который занимается оглашением, над этим задумался. Чтобы был представлен и зазвучал разный опыт. То есть, ни много ни мало, создается какое-то общее поле, общее видение самого процесса катехизации как некоторого духовного пути по отношению к разным людям: взрослым, детям, старикам ит. д. Я думаю, что именно в таком общении, если возвести его на общецерковный уровень, создаётся предание. Ведь как ещё оно может возникать? Конечно, создаются какие-то тексты, отражающие тот или иной опыт церковной жизни в различных её аспектах. Но в основе – общение. Так, мне кажется, традиция и рождается.

Здорово! Обычно традиция передаётся от поколения к поколению, а тут, оказывается, просто в общении друг с другом...

На самом деле, если говорить о нынешнем нашем времени, если мы хотим видеть себя наследниками церковного предания, то мы, конечно, обращаемся к источникам, к церковным писаниям, мы смотрим, что было в III, X, XVII, XX веке. Мы это собираем по крупицам и соотносим со своим опытом. Так это узнавание и становление и происходит. Потом, когда ты смотришь, что происходит в церковной жизни где-нибудь на севере или на юге, духовное единство созидается без всякого пафоса, без всяких деклараций и лишних символов. Мне кажется, это очень важно. Это и есть главный результат усилий. Конечно, когда мы готовились, когда оргкомитет работал, он, может быть, об этом прямо и не думал...

Мне приходилось слышать, что люди собираются в Свято-Филаретовский институт, и он просто учит их своему взгляду. Не собирает разный опыт, о котором Вы говорите, а наоборот, внедряет свой.

Что ж, само по себе это не грех. И я не считаю, что здесь надо оправдываться: «Нет, мы не учим». Мы учим. Для этого институт и существует, для чего же ещё? И Свято-Тихоновский институт тоже учит и тоже внедряет. Московская духовная академия тоже внедряет, и значительно дольше и больше, чем Свято-Филаретовский институт. Любая школа что-то внедряет...

Другое дело, что надо всё-таки быть хоть в какой-то степени смиренными и честно соотносить свой опыт с опытом других людей в церкви. Мы не одни, и это принципиально важно для любого церковного вуза, для любого церковного сообщества. Я не думаю, что нужно исходить из ложного смирения, что ты грешен и всегда не прав, поэтому ты никого не учишь, от всего отстраняешься, чтобы не ошибиться и не навредить. Эта позиция вообще не христианская, о чём свидетельствовал ещё апостол Павел, первый катехизатор и церковный учитель. Ложная скромность здесь ни к чему. А вообще смирение и трезвение, конечно же, нужны, без них можно погибнуть.

И ещё один болезненный вопрос: очень узок круг. Он расширяется на единицы людей от года к году. Он ещё более узок, чем тот, который, скажем, собирался на конференциях Преображенского братства в течение многих лет. С чем это связано? Ведь вроде бы везде в церкви звучат слова о необходимости катехизации.

Всё-таки мы, опять же, не единственные. Я думаю, что если бы все духовные школы, которые есть в Русской православной церкви, проводили бы такие конференции и такую работу, было бы замечательно. СФИ же – относительно небольшое, скромное учебное заведение.

Сегодня я вспоминал первую конференцию по катехизации, которую мы проводили пять лет назад и к которой тоже всерьез готовились. Она проходила под общим названием «Традиция святоотеческой катехизации». Многие из тех замечательных катехизаторов, священнослужителей, кто тогда был, и сегодня присутствуют. Но тогда совершенно невозможно было говорить всерьёз об огласительной традиции церкви, потому что она была практически никому не известна. Была очень живая дискуссия. Но она чем-то была похожа на первый съезд народных депутатов в перестроечные годы, помните? Собрались замечательные люди, неравнодушные, радеющие о своём деле и болеющие за ситуацию в стране. Но это был, в основном, разговор о «наболевшем», очень искренний, но малоплодотворный разговор. Слава Богу, этот период прошёл, и многие люди просто взяли на себя ответственность за реальную, а не символическую, катехизацию, невзирая на нехватку знаний о традиции оглашения и его отличия от воскресной школы, несмотря на трудности приходской ситуации, на сопротивление самых разных людей ит. д. Тем более что сейчас катехизация, слава Богу, имеет поддержку и на общецерковном уровне. Пять лет назад этого ещё не было.

А то, что узок круг... Да, увы, абсолютное число людей, которые всерьёз занимаются оглашением в нашей церкви, невелико. Это и вправду так. Хорошо это или плохо? Наверное, нехорошо. Но десять лет назад и этого не было. А сегодня уже есть священнослужители и миряне, не связанные напрямую с Преображенским братством, но имеющие самостоятельный опыт полноценной катехизации взрослых. Это большое достижение последних лет. Сегодня мы всерьёз можем обсуждать различные нюансированные вопросы дела христианского научения, и это будет разговор компетентных людей, заинтересованных в общем церковном деле. И это замечательно!

***

Говорят, что сделать всю конференцию из одних круглых столов – это была Ваша идея.

Image

Александр Копировский, учёный секретарь СФИ: Да. И она оправдалась. Конференции в обычном формате докладов и даже секционных заседаний, в общем-то, уже выродились. Для того чтобы они удавались, нужно какое-то особое стечение обстоятельств. Все эти старые форматы нужно пересматривать, если мы хотим добиться какого-то прорыва. Конференция должна не отчитаться – вот, мол, сделан доклад, были такие-то обсуждения, такие-то вопросы – а что-то наработать. Участники должны дать материал, из которого что-то должно произойти. Но обычно конференция заканчивается, а дальше по Евангелию – «и разошлись все по домам», обычно из этого мало что произрастает.

А бывает, и по ходу конференции «разошлись все по домам», прочитал каждый свой доклад и ушёл.

Или приехал только на свой доклад и ушёл...

Но даже если никто не уйдёт после своего доклада, всё равно сам формат не активизирует людей на размышления. Поэтому мы задумались о какой-то другой форме. А второй момент, подтолкнувший нас к такому решению, – то, что за много лет наши конференции собрали очень большой материал, но он остаётся непроработанным. Каждый раз мы обсуждаем что-то новое, не оканчивая старое.

Смысл идеи был – всем вместе подумать над тем, что уже было: не даст ли это новые искры? Не откроются ли какие-то дополнительные смыслы, если мы ещё раз посмотрим на то, что уже сделали?

Предыдущие конференции дали хороший набор вопросов. Из них мы и исходили, когда формулировали задачи этой конференции.

Кажется, в обсуждении по-прежнему больше вопросов, чем ответов.

Совершенно верно. И это очень хорошо! Ведь вопросы – новые. А с другой стороны: мы между собой шутили, что конференция называется «трудные вопросы катехизации», а на самом деле надо было назвать её «трудные ответы». Вопросы всё задаются, а ответить на них нелегко. И это стимулирует к серьёзным размышлениям и, главное, на поиск новых подходов. Ведь здесь вопросы в основном «на засыпку». Легко, просто и убедительно ответить на них невозможно. Нужно и так, и этак попробовать, услышать друг друга, не только узнать об опыте других, но и понять мысли других. Не страшно, даже если у них недостаточно опыта, главное, чтобы вопросы их зацепили. Опыт, пусть и небольшой, плюс заинтересованность: на этом фундаменте уже могут возникать какие-то варианты, рождаться новые мысли. И это, мне кажется, получилось. Потому что круглые столы часто отходили от своих изначальных вопросов, но это никогда не было разрушением темы, т. е. облегчением её или просто разговором «вообще».

С другой стороны, именно круглые столы показали, как трудно удержать тему. И хотя всё, что говорилось, было полезно, важно и нужно, но только в конце все спохватывались, что на вопросы-то надо отвечать, что мы отошли от темы. И очень хорошо, что это делали сами участники конференции, в процессе обсуждения, а не после него. Поэтому удавалось не только поставить новые вопросы, но и получить ответы.

Ещё очень важно (об этом мне многие говорили), что даже когда кто-то не совсем чётко формулировал мысль, в его речи были оттенки, которые тоже были чрезвычайно полезны. Говоривший, может быть, сам их не отслеживал, но те, кто уже имеет опыт, их легко считывали. То есть ситуация была открытой, подвижной: ощущалось, что пространство обсуждаемой темы расширяется и окружающие её стены как бы отступают...

***

Что вы, как член оргкомитета ожидали от конференции? И что из этих ожиданий оправдалось, а что не оправдалось?

Image

Давид Гзгзян, член Межсоборного присутствия, зав. кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ: Мне кажется, что основной замысел оказался удачным. А состоял он в том, чтобы принципиально изменить формат конференции: заменить доклады и обсуждения на цепь круглых столов, то есть свободного обсуждения складывающейся практики. Она действительно ещё только складывается. Отец Георгий очень верно охарактеризовал ситуацию – всё тронулось; непонятно, откуда и куда оно движется, но надо ценить то, что движение началось и, следовательно, уже есть что обсуждать. Даст Бог, конференция может породить некий новый импульс этого движения. Хотя, как выясняется, всякое движение в наших условиях представляет собой некий риск неопределённости его цели и будущих результатов.

Планируя конференцию, мы рассчитывали прежде всего на дискуссию, хотя опасались, что она может пойти вяло.

Всё, что я видела, пока было очень не вялым.

Да, эти опасения не подтвердились, и в этом смысле всё получилось так, как мы хотели. А недостатки я, честно говоря, сейчас не готов обсуждать, потому что их надо осмыслить. В нормальном случае всегда хочется лучшего, нежели то, что получается. По крайней мере, оргкомитет всегда должен быть немного недоволен собой. Не может же он всё учесть. (Смеется.) Значит, наша задача – всегда попытаться понять, что мы не доделали, не так поняли и не так замыслили.

***

Какими были главные ожидания от этой конференции и что из них оправдалось?

Image

Владимир Якунцев, председатель оргкомитета конференции: Мы прежде всего ожидали, что участники конференции будут больше говорить, больше делиться опытом, активнее ставить свои вопросы и что мы будем вместе пытаться эти вопросы разрешить уже в ключе того опыта, который у нас накопился в результате работы конференций по катехизации предыдущих четырёх лет. В этом смысле надо сказать, что задачи мы решили и той цели, которую перед собой ставили, на мой взгляд, достигли.

А что не удалось?

Я даже не могу сказать. Собственно, все удалось. Печаль одна, что некоторые не приехали.

А как насчёт подведения итогов предыдущих конференций, которое анонсировалось? Оно пока не очень усматривается, потому что видно скорее лишь море вопросов.

Это сделано целенаправленно. Подведение итогов именно таким образом и осуществляется. Это внутренняя отсылка к тому опыту, который мы наработали и в рамках конференции, и в рамках нашей жизни.

То есть подведение итогов – в выработке каких-то вопросов на новом уровне?

Совершенно верно. Это введение в жизнь того наработанного на прошлых конференциях опыта, к которому всё время происходит внутренняя отсылка. На некоторых круглых столах это происходило очень ярко.

Беседовали Александра Колымагина, Анастасия Наконечная

Кифа № 7 (193), июнь 2015 года

Еще статьи по этой теме:

«Важно привести человека не к какой-то идеологии, а ко Христу, Который приходящего к Нему не прогоняет вон». Интервью с участниками конференции по катехизации >>

«Катехизатор должен жить тем, о чём говорит». Интервью с участниками конференции по катехизации >>

Три дня работы, размышлений, общения и вдохновения. Как прошла конференция «Длительная катехизация сегодня» >>

Свет жизни. Из проповеди священника Георгия Кочеткова на Утрене в день открытия конференции «Длительная катехизация сегодня» >>

Как узнать, что можно сокращать во время катехизации, а чего нельзя: интервью с ректором СФИ профессором священником Георгием Кочетковым >>

К оглашению имели непосредственное отношение не только священники и миряне, но и епископы: интервью с проректором СФИ Д.С. Гасаком >>

Все проблемы были рабочими: интервью с Александром Копировским >>

Катехизация – это не церковно-богословский ликбез, а таинство пути из мира сего в мир Божий: интервью с членом Межсоборного присутствия Давидом Гзгзяном>>

Длительная катехизация – это то, что для церкви сейчас по-настоящему «горячо»: интервью с председателем оргкомитета конференции Владимиром Якунцевым >>

Длительность оглашения – не волюнтаристское, а соборное решение: интервью с Олегом Глаголевым >> 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования