gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы катехизации arrow «Катехизатор должен жить тем, о чём говорит». Интервью с участниками конференции по катехизации
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
21.06.2015 г.

«Катехизатор должен жить тем, о чём говорит»

Интервью с участниками конференции

Что бы Вы посоветовали священнику или мирянину, который собирается впервые заняться всерьёз длительной катехизацией, вводить её в своём окружении, на своём приходе? От каких опасностей Вы бы его предостерегли, какие бы советы ему дали?

Image

Игумен Агафангел (Белых): По-дружески я бы ему посоветовал прежде всего чётко понимать, что он будет совершать, и понимать, что мы хотим получить в итоге. И самое главное – понять, что человек, который совершает катехизацию длительное время, должен не просто сообщать какую-то информацию, некий «пакет знаний», а сам жить тем, о чём он говорит. И прежде всего делиться своим опытом, своей верой, частью своей жизни. И тогда всё получится.

Image

Протоиерей Александр Лаврин: Самая главная опасность – это разочарование священника в тех, кого он хочет оглашать. А совет – набраться терпения, по мере наступления разочарования просить: мне нужно, Господи, от Тебя Твоего терпения, дай мне на них посмотреть Твоими глазами, и мне это зрение подари, потому что у меня с моим зрением будет только разочарование. Я о себе говорю прежде всего. (Смеётся.)

Отец Георгий часто говорит, что люди по сердцу своему лучше, чем они сами от себя ожидают.

О. Александр: Это как раз слова того, кто причастен к зрению Господню. Это значит: я посмотрел и увидел в человеке образ Божий и удивился. Он – другой, и это меня не раздражило, а это меня вдохновило, наполнило и восполнило.

Священник Пётр Боев: Как это и было принято в православной церкви, всякое слово научения должно быть словом предания. У Предания есть две возможных формы: либо книжная, либо живая, и живая превосходнее, поэтому надо постараться и поискать живой опыт предания Церкви. Здесь могут случиться сложности, потому что катехизацией сейчас называют всякую учительскую деятельность в церкви. И надо разбираться и смотреть на плоды. Если в результате катехизации возникает какая-то общинность – где-то братство, где-то единение, и люди живут в духе любви и союзе мира и хотят Богу служить, это подлинная катехизация. Если в результате катехизации людей просто куда-то отправляют: дальше вы сами, идите, делайте что-то там на приходе, возникает вопрос.

Image

Если посмотреть по-апостольски, то в идеале в рамках одного города должно быть так: катехизаторы должны собираться где-то вместе, а потом уже как плод их единства они могут идти и служить в разных местах. Но я не думаю, что сегодня это возможно. И все-таки теоретически те люди, которые хотят явить подлинную церковность, должны являть соборность. Поэтому один человек этого сделать не может. Это очень сложно. Он может радеть за это, начать собирать. И молиться, чтобы Господь начал собирание Церкви. Но, тем не менее, лучше всего обратиться туда, где есть опыт.

Опыт подлинный есть не на каждом углу, поэтому придётся поискать. Но, однако же, он есть, и он, как правило, очень громкий – то есть о нём где-то слышали, о нём говорят. Во всяком случае, Господь поможет его найти.

Плюс к тому есть определённые творения, труды и книги. Надо поискать труды Отцов Золотого века, с I по IV, взять их и посмотреть, что же там было, хотя бы как-то прикоснуться к этому опыту.

Что может напугать (я по своему опыту говорю), что пугает у нас людей? Вот, дескать, у вас длительная катехизация, а у баптистов тоже длительная. Надо от этих страхов освобождаться. Очень может быть, что в некоторых христианских неправославных направлениях какие-то вещи важные для всех нас оказались сохранены. Здесь надо быть немного историком, чтобы увидеть этому какое-то адекватное объяснение. Например, учитывать, что когда православие пришло к нам из Византии, это уже был период упадка всякой катехизации.

В целом же я бы посоветовал две вещи: живой опыт и подлинные настоящие труды. А там Господь поможет и поддержит.

Image

Священник Виталий Фонькин: Я бы, во-первых, постарался объяснить ему всю серьёзность дела и сложность. Я бы посоветовал не сразу что-то пробовать (если он только ещё начинает это служение), а познакомиться с тем опытом, который существует у нас в церкви. Например, познакомиться с опытом огласительной практики, который уже много лет практикуется в Свято-Филаретовском институте, и даже самому поучаствовать в качестве оглашаемого в этом опыте. Потому что действительно очень важно самому прожить и прочувствовать какие-то моменты оглашения на себе.

Я бы, наверное, сказал о тех ощущениях, которые у меня были перед началом катехизации. Часто бывает так, что люди понимают катехизацию как довольно простой процесс, которым может заниматься любой мирянин, даже не очень-то и образованный. Это кажется каким-то первоначальным научением в вере, для которого достаточно элементарных знаний. Но мой личный опыт говорит о том, что когда все-таки начинаешь разбираться, это оказывается довольно сложным делом. Во-первых, нелегко говорить о сложных вещах просто. Во-вторых, требуется действительно глубоко разбираться во многих вопросах богословия: хотя они, может быть, впрямую не понадобятся оглашаемым, тем не менее сам катехизатор должен знать раза в три или в пять больше того, что говорит.

И ещё я бы постарался поставить перед ним вопрос: как он понимает, к чему должна вести катехизация? Я попытался бы рассказать, что это не процесс обучения, не лекция; важно, чтобы человек встретил Бога, пришёл к подлинному покаянию и изменению своей жизни. Чтобы произошло преображение, внутреннее изменение человека.

А к Вам уже кто-то обращался с подобным вопросом в жизни?

О. Виталий: Ко мне один священник обращался с таким вопросом, и когда я стал рассказывать, он во многом был со мной согласен. Но, насколько я понимаю, сейчас это дело у него не сдвинулось с мёртвой точки, потому что нет взаимопонимания между ним и его настоятелем.

Image

Священник Димитрий Третьяков: Это сложный вопрос. Я сам оказался в такой ситуации, когда начал в храме проводить краткую катехизацию и понял, что этого, конечно, недостаточно. Тогда я начал этим вопросом заниматься, узнал об опыте Преображенского братства, о. Георгия. Я начал с этим опытом знакомиться и пришёл к пониманию того, что пока изнутри этого не увидишь, всё бесполезно. Книжки никакого толка не дают, пока ты сам этот опыт не пережил. Помню свои ощущения на первой конференции по катехизации, в которой я участвовал. Такое чувство, что люди говорят на другом языке: ты вообще не понимаешь, что происходит, о чём идёт речь. И пока не соприкоснёшься с этим опытом напрямую, изнутри, с личным каким-то переживанием, то ничего не поймёшь.

То есть Вы посоветуете другу идти на оглашение?

О. Димитрий: Если человек воцерковлен, это можно как-то по-другому назвать: восполнение, утверждение. Но это нужно пройти изнутри, иначе ты не поймёшь, с чем сталкиваются люди, которых ты оглашаешь.

Image

Алексей Волков, штатный приходской катехизатор: Самое главное – самому разобраться в том, что такое катехизация. Не то что прочитать определённые книги, а именно понять своим сердцем. Потому что опыт конференции показал: каждый воспринимает всё по-своему.

Ну и сразу хотел бы предупредить, чтобы он набрался мужества. В Священном Писании написано: если ты начинаешь делать Божье дело, будь готов к очень серьёзным испытаниям. И что касается катехизации, здесь это особенно проявляется. Человек будет встречаться с очень серьезными искушениями.

Ещё одна важная мысль, которая очень ярко прозвучала на конференции: если по-настоящему подходить к катехизации, изначально сам катехизатор должен приложить все усилия, чтобы стать другом своему оглашаемому. Для меня это так серьёзно прозвучало, потому что всё, что я пытался раньше делать, имело несколько академичный характер.

Но мы ведь говорим, что катехизатор – иерархическое лицо для оглашаемого. Как это совмещается с дружбой?

А. Волков: Я понимаю, что это очень трудно. Здесь, может быть, какая-то дилемма и возникает, но если дружеских отношений не будет совсем, а будет только жёсткая иерархическая граница, ничего не получится. Конечно, иерархия должна сохраняться, но где-то должно быть место для открытых отношений. В какую меру – это уже вопрос искусства, вопрос опыта, но это должно быть обязательно.

Image

Артём Шарафутдинов, секретарь Миссионерской комиссии при епархиальном совете гор. Москвы: Что нужно сделать? Получить максимальную поддержку священноначалия, потому что длительная катехизация – процесс, непривычный для нашего населения и вызывающий, к сожалению, сопротивление народа. Причём это сопротивление может быть двух родов: и человеческое, и духовное. По-человечески люди могут жаловаться, потому что им это непривычно, что же касается духовного сопротивления, там могут быть разные варианты, разные искушения.

Поэтому я считаю, что, конечно, нужно, чтобы была за спиной какая-то поддержка в обоих ключах – и духовном, и церковно-административном, потому что иначе очень сложно вести эту деятельность.

Ещё нужна команда. Одному такое дело делать очень опасно и сложно. Нужно собрать некую маленькую микро-миссионерскую группу, которая могла бы вместе с человеком этим заниматься.

Ещё один момент: человеку, берущемуся за длительную катехизацию, нужно знать, куда он ведёт людей. Потому что ты можешь обратить и даже катехизировать человека, но очень часто я сталкивался с тем, что когда он попадает в реальность какого-то прихода, который ближе всего к его дому, то встаёт вопрос некоего несоответствия того, что он изучал на катехизации, реальной приходской жизни. У него может возникнуть непонимание, почему многие люди не знают веры своей полноценно. На том или ином приходе могут существовать и какие-то непонятные традиции, которые не свойственны христианству, его изначальной сути. Поэтому нужно четко задать себе вопрос, в какой храм ты ведёшь людей, и иметь согласие настоятеля и священников, чтобы они были готовы к принятию этого человека.

А у вас есть такой опыт общения с пастырями, которые потом будут принимать людей?

Image

Да, конечно. Я много лет занимаюсь миссией и отчасти катехизацией, и как её провести – понятно, даже, может быть, понятно, какие примерно будут искушения, проблемы. Но не всегда понятно, что дальше. Куда человек идёт? Создавать какую-то квазиобщину, члены которой не ходят в приход и которой я сам руковожу как миссионер, катехизатор и глава общины, не всегда хорошо. А привести порой некуда.

Поэтому если говорить о более или менее массовой ситуации, то разумнее всего договариваться непосредственно со священниками какого-то прихода, где ситуация более или менее здоровая, готовы принимать новых людей и хорошо к ним относятся. И чтобы священники брали человека на душепопечение.

Сергей Бурлака, катехизатор: Я думаю, что самый важный совет здесь – это то, о чём говорили на конференции: нужно выйти из «зоны комфорта», которой для катехизатора может быть как храм, так и другое пространство, где он себя очень уютно чувствует, но где пока что чувствует себя не очень уютно будущий оглашаемый. И для успешности катехизации необходимо выйти из собственной зоны комфорта и войти в ту территорию, которая будет комфортной для другого человека. Для священника это часто – выйти из храма, за территорию церковной ограды. Для человека, находящегося в какой-то церковной общине, – выйти из среды своей церковной общины и пойти туда, где собираются люди. Это требует мужества (я по себе это чувствую), требует отваги, смелости, требует победы над всякой скукой и занудством. Но это принесёт свои плоды. Фактически, это миссионерский шаг. А там найдутся люди, которые готовы будут пойти на длительную катехизацию.

Вопросы задавали Анастасия Наконечная, Александра Колымагина

Кифа № 6 (192), май 2015 года

Еще статьи по этой теме:

Три дня работы, размышлений, общения и вдохновения. Как прошла конференция «Длительная катехизация сегодня» >>

Свет жизни. Из проповеди священника Георгия Кочеткова на Утрене в день открытия конференции «Длительная катехизация сегодня» >>

Как узнать, что можно сокращать во время катехизации, а чего нельзя: интервью с ректором СФИ профессором священником Георгием Кочетковым >>

К оглашению имели непосредственное отношение не только священники и миряне, но и епископы: интервью с проректором СФИ Д.С. Гасаком >>

Все проблемы были рабочими: интервью с Александром Копировским >>

Катехизация – это не церковно-богословский ликбез, а таинство пути из мира сего в мир Божий: интервью с членом Межсоборного присутствия Давидом Гзгзяном>>

Длительная катехизация – это то, что для церкви сейчас по-настоящему «горячо»: интервью с председателем оргкомитета конференции Владимиром Якунцевым >>

Длительность оглашения – не волюнтаристское, а соборное решение: интервью с Олегом Глаголевым >>

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования