gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Язык Церкви arrow «То, что стало насущным и необходимым, сдержать невозможно». Интервью с протоиереем Сергием Черногорцевым
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
02.05.2015 г.

«То, что стало насущным и необходимым, сдержать невозможно»

Интервью с протоиереем Сергием Черногорцевым

«Сравнительный анализ чинопоследования вечерни на основе трёх её редакций: Ново-Иерусалимской Савваитской, Студийской и Песненного последования»18 марта в Петербурге была представлена необычная книга - с одной стороны, совершенно научно-богословская, а с другой - касающаяся вопросов, важных для многих далёких от науки людей. Название книги прот. Сергия Черногорцева довольно длинное: «Сравнительный анализ чинопоследования вечерни на основе трёх её редакций: Ново-Иерусалимской Савваитской, Студийской и Песненного последования».

Как известно, в древности чины христианских богослужений значительно отличались друг от друга и только постепенно они пришли к общему, как сказали бы сегодня, стандарту. Отец Сергий в своей книге не только сравнивает три основных традиции вечернего богослужения, но и напоминает о многочисленных реформах и изменениях, происходивших в чинах православной вечерни на протяжении столетий. Он скрупулёзно находит элементы соборно-приходского песненного последования и монашеского студийского устава в нынешнем уставе Русской православной церкви, имеющем в своей основе Ново-Иерусалимскую традицию.

Коснулся на презентации отец Сергий и ещё одного вопроса: «Я не понимаю, почему сейчас в нашей церкви мы не можем одновременно в одном храме служить по-русски и в соседнем храме - по-церковнославянски или почему мы не можем в одном храме служить по песненному последованию, а в другом - по студийскому или иерусалимскому уставу. Что этому может помешать?»

Мы попросили о. Сергия рассказать об этом более подробно.

В своей книге Вы затрагиваете разные литургические проблемы. Какие из них, на Ваш взгляд, могут быть решены в первую очередь, а для каких понадобится больше времени?

Читая дневники прот. Александра Шмемана и исходя из собственного опыта служения на приходах Русской церкви, я пришел к мысли, что очень мало надежды на какие-то перемены на приходах. Но всё же исходя из той необходимости, которая мне видится, в первую очередь нужно богослужение на русском языке. Осмысленность богослужения во всех его элементах - это безусловно нужная, своевременная и полезная вещь. Прежде чем менять чин и устав, важно добиться того, чтобы люди на богослужении (в том числе и сами священники) понимали, что происходит. Если это понимание произойдёт, то и необходимая реформа произойдёт, сама собой назреет насущная необходимость в ней. А пока что, послужив на разных приходах Русской православной церкви, я убедился, что очень мало людей, участвуя в богослужении, понимают его и задумываются о его смысле. Если взять городских жителей, то здесь, скажем так, только процент от процента верующих - это люди, которым важно что-то понять. И пробить эту стену непонимания и равнодушия, мне кажется, очень сложно, а в сёлах, даже в крупных, - так и просто безнадежно. Потому что когда там на эту тему начинаешь рассуждать, понимаешь, что людям это неинтересно и не нужно. Они ещё не созрели, у них христианство на уровне язычества процветает. Честно говоря, даже не знаю, с чего начинать. Понимаю только, что самое главное, что должно в нас пребывать, - это любовь. Неважно, по какому чину или даже на каком языке мы будем служить. Важно - приводит ли это к умножению любви, к сплочению, к единению, к радости вхождения в Царство Божие. А для этого, опять же, нужно понимать, что происходит. Ведь ты входишь в святая святых - к престолу Божьему, как написал отец Александр Шмеман в своей замечательной книге «Евхаристия. Таинство Царства». И оттуда ты выходишь в мир, несёшь этот свет, тебя обуяет радость, и ты получаешь какое-то дерзновение и идёшь и делишься этой радостью с людьми. Но это же нужно понять, прочувствовать. Пока этого не произойдёт, об остальном говорить очень сложно. 

Если посмотреть дискуссию о языке богослужения столетней давности, то мы увидим, что в ней не было такой болезненности, как сегодня. Почему сейчас этот вопрос вызывает такую непомерно острую реакцию со стороны некоторых людей?

Вы же знаете, что сначала протестантам и Библию запрещали переводить на немецкий язык, но сдержать не могли. То, что стало насущным и необходимым, сдержать невозможно - рано или поздно это произойдёт. Просто произойдёт через потери, через мученичество, не через кровавое мученичество, а через ежедневное такое умирание, как в советское время, когда лишали званий, должностей, уважения. На тебя просто вешали ярлык, если не упрятывали в «психушку». То же самое будет происходить и с нами, если мы будем пытаться отстаивать не свои идеалы, а интересы Христа. Эта проблема восходит к тому, что в наше время христианство стало непопулярной религией. Для того чтобы как-то ситуацию поправить, мы ищем выход. Людям непонятно слово Божье, которое читается в церкви, непонятен даже сам стиль проповеди, которая звучит с амвона. Чтобы поправить положение, мы пытаемся перевести богослужение на русский язык, сделать его доступным. Когда это произойдёт - неизвестно, но у меня всегда вызывало недоумение: почему нельзя? Почему, например, в Минском Экзархате спокойно могут служить на приходе на белорусском языке, и это не вызывает там в обществе абсолютно никакого диссонанса, на подворье св. Екатерины - на английском языке, а у нас не могут служить на русском языке? Мне непонятна логика этих людей. Скорее всего, логика здесь просто отсутствует. То же самое и с молитвами вслух: почему стали читать молитвы про себя, почему запретили читать их вслух? У сторонников этого запрета нет логики никакой, но их убеждение прочно засело в наши умы, и неизвестно, сколько понадобится усилий, чтобы перебороть это мнение.

 Патриарх Кирилл на литургии читает молитвы вслух, я сама это слышала.

Слава Богу, что лёд тронулся. Знаете, иногда меня спрашивают, в чём я вижу будущее христианства. И я всегда отвечаю: в жизни по Евангелию. Когда мы научимся жить по Евангелию, любить по Евангелию, прощать по Евангелию, жертвовать по Евангелию, тогда люди потянутся к нам. В этом ответы на все ваши вопросы.

Презентация книги прот. Сергия Черногорцева
Презентация книги прот. Сергия Черногорцева

 

Материал страницы подготовила Анастасия Наконечная

КИФА № 4 (190), март 2015 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования