gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Духовное образование arrow Преодолевая инерцию. Об СФИ
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
12.10.2014 г.

Преодолевая инерцию

Image
Слева направо: Л.Ю. Мусина, Д.С. Гасак, З.М. Дашевская и М.В. Шилкина на актовом дне СФИ
 

Что в работе Свято-Филаретовского института остается неизменным, а что в последние годы изменилось и почему?

Д.С. Гасак, проректор СФИ: Так уж заведено, что человеку приходится учиться долго. Ему необходимы время и соответствующие условия. Поэтому образование в своем существе в значи­тельной степени является институтом консервативным. Оно одновременно обращено как бы и к прошлому, и к буду­щему и, будучи растянутым по времени (только в высшей школе человек учится от четырех до восьми-десяти лет, а до этого еще в средней школе одиннадцать), оно болезненно переживает реформы, которые у нас в стране длятся последние двадцать-двадцать пять лет. Впрочем, быстро реформировать образование тоже невозможно. Поэтому как-то не вызывают доверие вузы, рапортующие о постоянных нововведениях в своей образовательной системе. В рекламных целях, при ужесточающихся государ­ственных требованиях и растущей конкуренции в сфере образования, это понять можно, но по существу школа бы­стро меняться не может. Любая, особен­но гуманитарная школа, складывается годами, и годы нужны на ее изменение. В силу этих причин образовательные уч­реждения даже сопротивляются введе­нию постоянно меняющихся требований со стороны Министерства образования и науки. И это нормально. Поэтому наш институт, слава Богу, в главном остается неизменным. Я надеюсь. (Улыбается) В частности, это касается изучения всех богословских дисциплин и вообще христианской мысли с ориентацией на катехизическую церковную традицию, из которой выросло все христианское богословие. Думаю, что это уникальная особенность нашей школы, и не только в России. Неизменным остается доверие к профессионализму наших препода­вателей, а также наша забота о каждом нашем студенте. Мы очень рады, что можем себе это позволить.

Конечно же, вуз, являясь живым организмом, не может не меняться, не развиваться. Последние годы развива­ется факультет религиоведения, увели­чивая разнообразие образовательных программ дополнительного професси­онального образования. Мы стараемся раскрывать возможности болонской системы образования. В первую очередь это касается проработки и увеличения внеаудиторной нагрузки студентов, в результате чего у них, например, уве­личился объем письменных работ, что, безусловно, положительно отразилось на общем уровне подготовки студентов. В прошлом году мы открыли при инсти­туте Клуб интеллектуального досуга, где любой желающий может услышать лекции ведущих профессоров нашего вуза и других. Разумеется, мы постоянно улучшаем и материальные условия на­шего образования. В частности, к концу прошлого учебного года мы более чем в два раза увеличили образовательные площади СФИ. Это еще не все, что нам необходимо для нормальной работы, но это, безусловно, важное достижение института и всех, кто его поддерживает.

З.М. Дашевская, декан богослов­ского факультета СФИ: Полагаю, что неизменной в работе СФИ остается цель - давать качественное богослов­ское образование, качественное гу­манитарное образование, независимо от неожиданных поворотов, которые порой предлагают нам организации, регламентирующие высшее образова­ние в нашей стране. Мы очень дорожим нашим стандартом качества, и он не за­висит как от общего снижения интереса к самому гуманитарному образованию, так и от его нынешних характеристик в наших пределах. Так что в нашей работе приоритет всегда отдается качеству - здесь мы просто обязаны следовать сло­ву апостола «всё испытывайте, доброго держитесь». Меняются учебные планы (вводятся новые стандарты образования по направлению «Теология»), появляют­ся новые дисциплины, приходят рабо­тать новые специалисты, и, конечно, меняются студенты. Больше, слава Богу, приходит учиться молодежи, которая за­интересована как раз в качестве. Нашим студентам образование не дается просто, и это - правильно.

Л.Ю. Мусина, зав. кафедрой Священного писания СФИ: Мы всегда хотели, чтобы образование было целост­ным, личностным и церковным. Таким оно и остается, это неизменно. А вот наша программа вслед за госстандарта­ми в чем-то меняется и улучшается.

Image
Музей им. Андрея Рублева. А.М. Копировский проводит экскурсию для школьных учителей в рамках курса «Религия и культура»

А.М. Копировский, ученый секре­тарь СФИ, профессор кафедры фило­софии и гуманитарных дисциплин: Перемены, в частности, выражаются и в том, что к нам приходят новые препо­даватели, в том числе - не из выпускни­ков института и не из Преображенского братства. Они с интересом знакомятся с теми подходами к преподаванию, кото­рые у нас есть, но и сами вносят что-то свое. Мы стараемся впитывать самый разный опыт, не ставим целью «безопас­ность границ», наоборот, стараемся эти границы расширять. Особенно мы ищем то, что могло бы существенно изменить к лучшему образовательный процесс, преодолеть инерцию, свойственную всей системе образования. С 1970-х годов многие пытаются что-то здесь изменить, часто - стараясь угнаться за Западом. Но, к сожалению, именно «угнаться». Не надо забывать, что, во-первых, суще­ствуют значительные различия в наших культурах, менталитете, возможностях, средствах. А во-вторых, что нужно ис­кать не нового - западного или какого-то еще, - а действенного. И здесь могут быть находки самые неожиданные.

Наш институт ориентируется не только на болонскую систему, потому что мы ее имели у себя задолго до ее официального принятия. Мы хотели бы, на основе большого духовного опыта нашей страны, ее наивысших духовных прорывов, достижений, во все време­на (особенно в начале ХХ века), опыта православной русской эмиграции, найти совершенно новые подходы. Они не должны быть направлены на бесконеч­ное «перекачивание» информации, когда лектор рассказывает материал, студент его заучивает и потом лектору в иска­женном виде на экзамене возвращает. Нам важно, чтобы студент научился видеть главную проблему и начинать изучение материала с нее.

М.В. Шилкина, декан факультета религиоведения: Произошло расшире­ние области общения, той площадки, на которой могут встречаться и общаться люди разных сфер, разных религий, разных убеждений. Это действительно то новое, что появилось в институте в последние годы. И факультет религио­ведения этому как раз готов служить. Потому что таких встреч, конференций и круглых столов проходит довольно много. И об институте узнают люди, ко­торые раньше никогда в жизни об этом не узнали бы. И встретившись через факультет религиоведения с право­славными людьми, они действительно обретают уважение и в целом к Русской Православной церкви, которая может предложить такой образовательный проект.

Если же говорить о том новом, что характерно для нашего факультета, то, конечно, этот год удивительно богат. Потому что открылся новый сайт фа­культета религиоведения, relfak.sfi.ru, и буквально уже сейчас вышел на первые строчки во всех поисковых программах. Там можно узнать о семи новых про­граммах, которые открыты в этом году на нашем факультете. И если начинали мы с одной программы переподготовки, то сейчас у нас две программы перепод­готовки и пять программ повышения квалификации. Причем они открывают­ся в разное время. Основные программы, конечно, с первого сентября, ну, с про­должением набора на две-три недели. Но будут программы, которые будут открываться и в октябре, и в ноябре, и в январе. То есть к нам поступить никогда не поздно.

А разница программ зави­сит от уровня поступающе­го или от чего-то другого?

Она зависит от учебного плана, который настроен на разные группы абитуриентов. Мы уверены, что рели­гиоведческие знания сегодня нужны очень многим профессионалам - и преподавателям, и учителям в школе, и журналистам, и туристическим, музей­ным, архивным работникам, и искус­ствоведам. Есть программы, которые больший акцент делают на той или иной области культуры, в которой эти знания проявляются. Скажем, сами названия программ «религия и общество» и «ре­лигия в мировой культуре» уже говорят, где какой акцент поставлен.

В чем задача факультета религио­ведения в православном вузе?

Главная цель, ради которой созда­вался Институт, это служить Богу и церкви. То есть служить тому, чтобы народ церковный был просвещен, чтобы он действительно был открыт всему цер­ковному преданию и мог этому богат­ству учить своих студентов и всем этим делиться. И в этом смысле факультет религиоведения, который я представ­ляю, служит той же самой цели, только совершенно по-своему, в своих формах. Мы обращаемся к людям, как верую­щим, так и неверующим, и хотим ввести их в тот мир религиозной культуры, на котором всегда стоит реальная духов­ная жизнь. Это то, в чем наше общество сейчас очень нуждается.

Вы считаете, что это слу­жение Богу и церкви?

Да. Ведь на самом деле человек со­временного потребительского мира уверен в том, что его жизнь сводится только к удовлетворению его земных, причем далеко не самых глубоких по­требностей. И этот человек с огромным трудом приходит к поиску Бога, поиску какого-то высшего смысла своей жизни. Он, как правило, удовлетворен тем, что у него есть. И поэтому для многих людей наш факультет религиоведения как раз стал той первой ступенькой, на которой они начали эти вопросы себе задавать уже осознанно. И начали искать на них ответ. И очень часто уже то, что сам фа­культет находится в православном вузе, дает им возможность искать эти ответы как раз на пути в церковь.

Каким, на Ваш взгляд, должно быть духовное образование - каковы его важнейшие черты, параметры, к чему нужно стремиться?

Д.С. Гасак: Важно помнить, что целью духовного образования являет­ся человек, его внутренний образ, его личность. Не общественная функция - профессиональная, политическая или семейная. Все в духовном образовании должно быть направлено на это, и то, что мешает обращенности на человека или не соответствует этому, должно быть нивелировано. Достижение этой цели предполагает трезвенную оцен­ку как качества преподавания, так и обретенных студентом знаний и ком­петенций. Духовное образование не терпит никаких псевдоморфоз, никакой «липы». В противном случае оно теряет смысл. Также эта цель предполагает и преодоление школярства, схоластики, хотя, конечно же, без школьных мо­ментов не обойтись, на то она и школа. Духовное образование содержит в себе внутреннее неформальное требование открытости и доверия к учителю, как и живое отношение к студентам. Мы не готовим функционеров от религии. Ну, а предельной нашей целью является Бо­гопознание и, если угодно, Богооткрове­ние, а перед Богом мы все, и преподава­тели, и студенты, являемся учениками, ибо, как сказано, один у нас Учитель. Об этом мы также стараемся не забывать.

З.М. Дашевская: Духовное образо­вание должно быть «духовным», то есть иметь важнейшим своим приоритетом единство веры, молитвы и жизни, и на этом триедином основании и фор­мируется весь комплекс богословских (специальных) дисциплин. Оно должно приобщать к неискаженному истори­ческими напластованиями и грехами человеческими церковному Преданию, открывая путь как к Богопознанию, так и к познанию человека, возгревая любовь и к Богу, Божьей Истине, и к Церкви, пробуждая жажду познания дел Божьих и человеческих в истории. Духовное образование должно быть «об­разованием»: давать возможность упо­добляться Первообразу, в то же время формировать навыки научной школы, приобщать к лучшему в гуманитарных науках. Образование должно быть «шко­лой», покуда у Христа призваны учиться все - и те, кто учит, и те, кто учится. И, конечно, образование призвано помочь обретать опыт самостояния и навыки различения - истинного и ложного, под­линного и фальшивого, качественного и бескачественного.

М.В. Шилкина: Оно должно быть живым, творческим, глубоким, укоре­ненным в традиции церкви, в традиции евангельской, в традиции апостольской. Оно должно быть тем образованием, которое помогает человеку, с одной сто­роны, очень крепко стоять на евангель­ском основании и на откровении Христа, а с другой стороны, помогать ему жить здесь и сейчас. Жить именно в XXI веке и с помощью своих знаний, своего об­разования искать ответы на вопросы, которые ставит наше время. Потому что мы не можем в духовном образовании давать только уже проверенные и уже законченные готовые формулы. Мы должны научить человека искать ответы на эти вопросы, прежде всего, в Еван­гелии, в традиции церкви, в истории церкви. И, что не менее важно, в тради­ции такого тяжелого, но и богатого для Русской православной церкви XX века, когда опыт новомучеников и исповед­ников Российских действительно помог нам вновь вернуться и прикоснуться к каким-то самым глубинным началам духовной жизни.

Л.Ю. Мусина: Сегодня в образова­нии обычно декларируются два момен­та - профессионализация и образова­тельная задача, но фактически все наше образование сейчас направлено на про­фессиональную задачу. А в нашем ин­ституте как раз акцент ставится, может быть, даже больше на образовательную задачу, потому что мы не ориентируем человека на конкретную профессию.

Вы сказали, что при этом даже не говорят, что значит образователь­ная задача, что имеют в виду.

Л.Ю. Мусина: Это настолько пре­вратилось в риторическую фигуру, что под ней не стоит никакого, даже теоре­тического, содержания. Подразумева­ется, что образовательная задача - это культурное наполнение человека и его культурное созревание. Но на деле - об этом свидетельствуют очень многие работники образования - это не реали­зуется. И все документы из министер­ства направлены именно на то, чтобы все больше и больше ориентировать людей на профессию.

А.М. Копировский: Слово «фор­мирование» давно является в образо­вательной системе ключевым, но мы хотели бы его победить. В диссертациях, статьях очень часто встречается слово­сочетание: «формирование духовной личности». Разве такое возможно? Лич­ность не формируется - она пробужда­ется, вдохновляется, раскрывается. Ведь она связана с образом Божьим, который нам уже дан. И его не нужно «форми­ровать», а нужно помогать тому, кто, независимо от возраста, стал студентом, преображаться. Для этого нужно чаще знакомить его с непривычными, неожи­данно глубокими вещами, от которых он вздрагивает, и тогда ему сразу хочется учиться.

Беседовали Александра Колымагина,
Анастасия Наконечная

­КИФА № 11(181), сентябрь 2014 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования