gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Язык Церкви arrow Переводы Молитвослова. Интервью со священником об опыте перевода молитвослова на русский язык
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
29.10.2013 г.

Переводы Молитвослова

Молитва Отче наш
Господь учит молиться. Иллюстрация из Детского молитвослова. Издательство Никея, 2011 г.

Говоря о литургических переводах, мы ни разу не касались в своем издании вопроса перевода молитвослова. Между тем в настоящее время изданий толковых молитвословов с параллельным переводом существует достаточно много, особенно в интернете.

Обсуждая вопрос качества этих переводов, прежде всего хотелось бы коснуться проблемы молитвенного правила мирян как таковой. О ней мы уже писали в нашей газете1 и сейчас лишь кратко напомним, что изначально это молитвенное правило очень близко соотносилось с суточным богослужебным кругом. Так было не только в годы расцвета раннего монашества (в среде которого зарождался обычай келейного правила), но и гораздо позже, в том числе и на Руси после принятия христианства. В 1522 г. или несколькими годами позже Франциск Скорина подготовил к печати и издал «Малую подорожную книжицу», представлявшую собой Псалтирь с восследованием, в которую включил два своих акафиста с именными акростихами. Это издание послужило основой для значительного числа рукописных и печатных Акафистников XVI-XVII веков, которые состояли из нескольких акафистов с канонами, вечерних и утренних молитв, правила к причащению и молитв после причащения. В последующие столетия эта книга под названием «Молитвослов» получила широкое распространение и «стала основной "литургической" книгой русских людей, молитвы которой заменили древние уставные последования»2. Таким образом, вечерние и утренние молитвы, составившие Молитвослов, изначально представляли собой приложение к повечерию и полунощнице, но со временем странным образом вытеснили их и получили самостоятельное существование: осталось «приложение без того, куда оно приложено»3. С конца XIX века молитвословы перепечатываются практически без изменений4.

В начале XX века появляются первые переводы Молитвослова. Наиболее известное издание - Нахимов Н. «Молитвы и песнопения православного молитвослова (для мирян) с переводом на русский язык, объяснениями и примечаниями» (СПб., 1912). Автор этого издания - мирянин (чиновник), любитель, близко стоявший к трудам Синодальной комиссии по исправлению богослужебных книг. Он пользовался помощью архиеп. Антония (Храповицкого) и особенно архиеп. (впоследствии патриарха) Сергия, председателя Комиссии. В послесловии к переводу Нахимов, сторонник сохранения славянского языка, писал: «Есть очень большое число песнопений, смысл которых улавливается... лишь в общих чертах, в частностях же толкуется каждым по-своему и иногда весьма превратно. "Жезаны и жеможаху", к сожалению, взяты из жизни, а не кощунственно измышлены. Мы сами были свидетелями, как одна очень благочестивая, церковно и светски образованная дама выражала скорбное недоумение, почему ее больное и слабое "телесе" именуется "лютым" и на него призывается "Божие озлобление" ...Создается положение... поистине ужасное, и длится оно у нас, все усиливаясь, страшно сказать, уже десятый век. Высший образованный класс давно охладел к церковной поэзии, и не по безверию, в чем его огульно укоряют, а по непониманию ее; за ним в том же направлении, и очень быстро, идет народная масса»5. В основу своего сборника Нахимов положил изданный Синодом молитвослов (для мирян), но значительно «расширил его содержание, так что в книге было собрано более 900 молитв и церковных песнопений». Он переводил их на русский язык с греческого подлинника, однако не всегда удачно - иногда эти переводы звучат как подстрочник и не годятся для молитвы.

Тем не менее в течение почти всего XX века по понятным причинам этот опыт оставался практически единственным. И лишь в 1990-е годы стали появляться другие переводы. Один из них (опирающийся отчасти на перевод Нахимова) принадлежит руководителю образовательных и просветительских программ Патриаршего центра духовного развития детей и молодежи Александру Боженову. Нужно сказать, что это не столько перевод, сколько русификация молитв. В интернет-издание вошли сокращенные утреннее и вечернее правила, последование и канон ко святому причащению, а также памятка ко святому причащению. «При составлении молитвослова, осознавая невозможность сохранения божественной красоты церковнославянской поэзии, - пишет автор, - составитель руководился стремлением к наиболее точной передачи смысла молитв».

Другой перевод, принадлежащий иером. Амвросию (Тимроту), делает так же, как и перевод А. Боженова, упор на смысл (из-за чего часто пропадает поэтичность речи). Автор специально указывает: «Цель создания этого перевода - понимание молитв на церковнославянском языке».

В этом контексте невозможно не вспомнить перевод Правила ко святому причащению, сделанный переводческой группой под руководством священника Георгия Кочеткова и вошедший во второй том семитомника «Православное богослужение». По отзывам верующих, прозвучавших в ходе интернет-конференции, посвященной проблемам перевода, «это - не справочный подстрочник, какие встречаются иногда, а текст, используя который можно (и хочется) молиться».

***

Так или иначе, в настоящее время существует некоторое разнообразие изданий (чаще всего в сетевом исполнении), говорящее о том, что перевод молитвослова востребован. И хотя часто в таких изданиях встречаются многочисленные ошибки в русском языке, заимствования друг у друга и т. п., важно именно живое многообразие, некоторая добрая «соревновательность», которая позволит Церкви выбрать лучшее. Автор одного из таких опытов дал нам краткое интервью, которое мы публикуем ниже.

Отец Александр, Вы перевели на русский язык молитвослов, указав в предисловии, что опирались на дореволюционные и современные переводы. Какие именно переводы Вы использовали?

Священник Александр Д.: Из дореволюционных авторов я использовал молитвослов Николая Нахимова, а также переводы Московской духовной академии. Из современных авторов первым мне попался перевод епископа Александра (Милеанта). Молитвы на русском языке, собранные владыкой Александром, подсказали мне и план для будущего краткого молитвослова. Некоторые молитвы я заимствовал именно у него. Многим мне помогли работы Александра Боженова и иеромонаха Амвросия (Тимрота).

Вы говорите, что идея перевода возникла в результате многолетней миссионерской работы и проблем, связанных с ней. Как сейчас, с появлением молитвослова на русском языке, изменилась ли ситуация к лучшему?

Чтобы говорить о существенных изменениях, нужно для начала этот молитвослов издать. Пока он существует только в электронном виде. Только совсем небольшое количество было отпечатано самиздатовским способом. Но и сейчас, конечно, есть определённый положительный опыт. Так, этот перевод я использовал в больницах, в доме-интернате для престарелых, в душепастырстве среди заключённых. Когда я в больницах общался с невоцерковленными людьми (а таких у нас везде большинство) и предлагал им помолиться, принять святые таинства, молитва на понятном языке была хорошей духовной пищей. Во время библейских занятий с заключёнными возникла идея совместной молитвы о нашей свободе от греха. Необходимо было выбрать текст, имеющий богословскую глубину и затрагивающий даже самые чёрствые сердца. Такой молитвой стало «Поклонение пречистым пяти язвам Христовым» святителя Димитрия Ростовского. Её русифицированный вариант читался вслух всеми собравшимися. И впечатление, и результат такой молитвы превзошли все ожидания. Конечно, есть теперь и что дать новообращённым. А некоторые прихожане стали использовать молитвослов как учебный, в дополнение к основному. Многие люди благодарят, и это не может не радовать.

Возникают ли у людей, о которых Вы говорили (молодёжь, бабушки, заключённые, воцерковляющиеся взрослые), вопросы по храмовому богослужению? Как Вы решаете проблемы с переводом в этой области, если они есть?

Вопросов, связанных с храмовым богослужением, будет всегда много. Первой заботой любого приходского пастыря будет то, чтобы наладить регулярность совершаемых служб, поднять их на должный уровень. Потом, конечно, могут помочь и церковная библиотека, и тематические беседы, фильмы. Но чтобы людям было легче не терять внимания на богослужении, возможно, стоит подумать и о некоторых особенностях. Это может быть и отказ от практики закрытия во время службы Царских врат. Так уже давно делают в большинстве Поместных православных церквей. И чтение Слова Божия на родном языке, лицом к народу. Проповедь должна разъяснять прочитанное и звучать в согласии с уставом после чтений, а не в конце службы вместе с приходскими объявлениями. Могут включаться и отдельные прошения на сугубой ектении, в зависимости от конкретных нужд прихожан.

Бывает, что оказываешься среди нецерковной публики и нужно отслужить, например, обряд погребения. Тут будет мало времени для толкования чина или беседы по его истории. Этим лучше занять обычных прихожан в церковной библиотеке. Но если прочесть ектении и отдельные молитвы на русском языке, то даже нецерковные люди смогут осознать в них свои чувства, выразить свою скорбь и надежду. Сам обряд будет учить и приближать их к Церкви. Подобных примеров более чем достаточно.

Но всё это, конечно, отдельные примеры и случаи. В идеале Церковь должна реализовать свой дар языков, данный ей в Пятидесятнице. В любом храме, особенно в городском, службы могут проводиться на двух-трёх языках. Это в первую очередь касается воскресных Литургий.

Что Вы считаете на сегодняшний день самым важным в области православной миссии?

По моему глубокому убеждению, Православная Церковь имеет самый большой духовный потенциал. Но его только предстоит раскрыть. Мы сегодня с лёгкостью украшаем храмы иконами новомучеников, но мы не обращаемся к их наследию. Я сейчас говорю о Всероссийском Поместном соборе 1917 года. Его мало изучают в духовных семинариях, о нём почти ничего не знают наши прихожане. А именно им предначертан план будущих церковных преобразований и путей развития нашего богослужения. Добрым примером жизни в духе этого Собора можно назвать миссию в Англии митрополита Сурожского Антония. Организация православной общины, многоязычные богослужения - всё это показывает богатство и силу данного Собора.

Отдельные миссионерские приходы или проекты - это очень хорошо. Но всё это останется только каплей в море, если мы не вернёмся к наследию наших мучеников и исповедников и не продолжим их труд. Это и является, на мой взгляд, главным на сегодняшний день, тем, к чему наша жизнь давно созрела.

---------------------

1. Доклад Марины Верховской «Личное молитвенное правило в традиции Православной церкви: история и современная практика». Кифа №3 (125) февраль 2011 года.

2. Желтов М.С., Правдолюбов С., свящ. Акафистник и молитвослов. /Богослужение Русской Церкви, Х-XX вв.  // Православная энциклопедия. Том «РПЦ». М., 2000.

3. Желтов М.С., дьяк. Утренние и вечерние молитвы // Портал любителей древнерусского пения и богослужения.

4. В настоящее время на богословских конференциях периодически поднимается вопрос о том, что соборная молитва является частью Предания Церкви, в то время как частная молитва такой частью не является. Это означает, что личное молитвенное правило всегда является неким компромиссом, связанным с тем, что Церковь и человек в ней существуют в конкретных исторических обстоятельствах. Компромисс этот является оправданным, когда есть укорененность личной молитвы в регулярной церковной молитве, есть ответственность за соборное богослужение, есть опыт разделения жизни с братьями во Христе. Тогда христианин чувствует свое молитвенное правило «не как некую лишь обязанность, а как внутреннюю потребность, как духовную норму своей жизни», как поддержку в стремлении к целостности и полноте церковной жизни.

5. Нахимов Н. Молитвы и песнопения православного молитвослова (для мирян) с переводом на русский язык, объяснениями и примечаниями. СПб., 1912. С. 338-339.

КИФА №11(165), сентябрь 2013 года

Приложение «Язык Церкви»

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования