gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Люди свободного действия arrow Как говорят пальцы. Мы продолжаем публиковать материалы о волонтерских движениях
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
12.12.2013 г.

Как говорят пальцы

Мы продолжаем публиковать материалы о волонтерских движениях

ImageТворческое объединение «Пальцы говорят» - это три девушки из Санкт-Петербурга: Мария Новик (22 года), Мари Резник (27 лет) и Александра Голубцова (26 лет). Объединение реализует различной сложности проекты для объединения слышащих людей с глухими или слабослышащими.

* * *

С чего началось ваше объединение?

Мария: Мы - выпускники школы жестового языка «Образ», которая находится в храме Святых Апостолов Петра и Павла. В ходе обучения мы приходили в храм общаться с глухими, задавали им вопросы, узнавали, как они живут, с какими сложностями встречаются. Но помимо этого хотелось как-то ощутить, «потрогать» наши знания, понять, зачем то, что мы делаем. У нас была на удивление активная, инициативная группа. И вот у Мари родился замысел сделать фотопроект с алфавитом дактилем. Изначально просто сфотографироваться на фоне достопримечательностей Санкт-Петербурга так, чтобы название каждой начиналось на одну из букв алфавита.

И вы все буквы нашли в Питере?

Александра: Естественно. Создавалось это практически «на коленке», но в течение месяца обрабатывалось, дополнялось и превратилось в огромный проект. У нас получилось не только сплотиться, но и разделить свои обязанности. Каждый взял под себя определенную часть работы. Мы разработали маршруты. Нашли фотографов-активистов, готовых поработать бесплатно, моделей, сопровождающее лицо  - человека, который выйдет на маршрут и будет связываться с людьми.  Когда мы это отфотографировали, мы распределились еще на фандрайзинг, то есть поиск средств для реализации проекта, так как своих средств явно не хватало.

Следующим шагом, по нашему замыслу, было проведение выставки  - бесплатной, полностью доступной. И тут мы случайно познакомились с представителем подросткового молодежного клуба «Петровский» - человеком, который представляет скаутское движение.

А дальше мы просто писали письма от своего лица, делали пресс-релиз того, что будет. Что у нас есть помещение, но нам там требуется...

Состоялась эта фотовыставка в «Петровском» и длилась два дня. Мы делали все предельно просто, у нас не было никаких «сфер бюджета». Вода, чай, чтобы люди пришли, посмотрели, попили чай, побыли в обстановке, способствующей общению. Наши знакомые музыканты готовы были бесплатно играть, была сделана программа, которая предназначалась и для слышащих, и для неслышащих. У песен был обязательно сурдоперевод. Кто-то специально готовился, учил самостоятельно жестовые песни. Выступали ученики школы, но кроме них и те, кто не занимался языком специально.

Создалась атмосфера, где общались, где любой мог задать интересующий его вопрос.

К сожалению, мы не вели четкой регистрации, но единовременно в помещении находилось от сорока до семидесяти человек. Учитывая то, что они каждые два часа сменялись полностью, можно сказать, что за два дня прошло очень много людей. И глухих, и слышащих. 

ImageВам кто-то помогал?

Мария: Когда мы делали эту выставку, мне кажется, нам помогал весь мир. Скажем, я спрашиваю у своей подруги о возможности найти помещение, где можно повесить фотографии - желательно в центре города, бесплатное, чтобы было минимум два зала (потому что нужно где-то проводить мастер-класс), где есть сцена для выступлений, возможность пользоваться розетками... Все это казалось нам какими-то нереальными условиями. И в этот же день я нахожу помещение. Это сообщение проходит через четырех человек. И в этот же день выходит сам на  связь человек, который говорит: я хочу дать вам помещение.

Точно так же было, когда мы делали фотографии большого формата: стали поднимать связи, и они нашлись в самом неожиданном месте - в зоопарке. У меня есть знакомый фотограф, который отозвался, нашлись и другие люди из разных уголков города. Так же и с афишами: у нас был очень скромный бюджет, но находились типографии, которые помогли нам их распечатать. Потом мы сами, своими силами расклеивали их по городу в разрешенных местах.

А вы что-то прогуливали - работу, учебу?  Это же делалось в основном за счет своих ресурсов?

Александра: Мы «выпадали из пространства», занимались этим, потом возвращались. Конечно, мы сменяли друг друга. Но последняя неделя была очень тяжелой. Мы «подвыпали» из остальной жизни. Но зато когда мы это сделали, мы не пожалели потраченного времени.

Вы сделали фотовыставку и решили не расставаться?

Да, просто выставка получилась, и на ней к нам стали подходить люди, которые занимаются всякими некоммерческими организациями, члены волонтерских движений, они нас подбадривали, говорили: только не останавливайтесь.

А как давно это было?

Александра: В апреле этого года. К слову, мы успели помочь театру глухих из Москвы «Синематограф», с которым мы подружились, распространить билеты на три спектакля, с которыми они потом, в июне, приехали в Санкт-Петербург. Мы разыгрывали эти билеты на выставке. И люди, придя на выставку, погуляв, посмотрев, попив чаю, пообщавшись, могли еще потом, в июне, сходить на спектакль.

На этой же фотовыставке мы провели первые мастер-классы для слышащих, которых это тронуло. Один день большой мастер-класс проводила Маша, а на второй день директор школы «Образ» Денис Заварицкий.

Расскажите немного об этой школе. Давно она существует? Много в ней выпускников?

Александра: Школе около четырех лет. Группы обычно набирают осенью, в сентябре, есть еще набор в январе, а также летом  на краткий курс. Группы не очень большие, до двадцати человек. Выпускаются около десяти.

Мы познакомились в этой школе. Она вообще объединяет людей единой идеей жестового языка, но каждый может вести свой проект. Допустим, у Мари совершенно гениальные задумки сделать какое-то пространство для глухих. Например, фотостудию, где они могут фотографировать, или специальный кинотеатр, где будут субтитры, особый перевод, чтобы они могли вместе собраться, посмотреть фильм и пообщаться. Это может быть и какая-то точка отсчета с помощью, оказываемой в поиске работы.

У Маши  все больше ориентировано на педагогическую деятельность.

Мария: Мне сейчас больше всего интересно преподавание жестового языка. Я помогала вести экспресс-курс чем могла, а еще мне интересен сам язык, я изучаю не только лексику, но и его особенности, например, грамматику, разные конструкции.

А почему вы все вообще пришли в эту школу? С чего вдруг сурдоперевод?

Мария: Я каждый раз разные истории рассказываю. И все они правдивые, я нигде никогда не слукавила, потому что многое к этому подталкивало, притягивало. Я уже лет пять работаю в  социальных детских лагерях. Обстановка там не всегда простая. И ко мне в отряд - не знаю как, я до сих пор не могу понять, как такое могло быть, - попала девочка с нарушением слуха, практически с отсутствием речи. Она произносила звуки животного характера, но говорить не могла. И в бытовом плане это было даже интересно, как такая ролевая игра: нужно понять, что ребенок хочет, например, воды, и оказать помощь. Но когда наступали какие-то переломные моменты для ребенка: кто-то обидел, что-то случилось, кто-то написал из близких какое-то неприятное сообщение, понятно, что вообще никак не помочь. Ты вообще не понимаешь, что происходит сейчас, и особенно страшно, когда у ребенка случаются приступы истерики, паники, и единственное, что ты можешь, это вот так обнять ребенка, буквально зажать в тиски...

Сколько ей лет было?

Мария: 11-12 лет. Так что еще и такой сложный возраст. Ребенку очень трудно вынести эту обстановку всеобщего непонимания, внутреннего одиночества, когда с ней никто не может общаться. И несколько раз за смену я почувствовала, что я держу ребенка, и ничего, кроме этого, не могу сделать. Наверное, это одна из таких переломных точек четкого осознания желания выучить язык.

Александра: Вообще у нас группа была очень хорошая, с разными историями, просто потрясающими. У меня, на мой взгляд, была самая нетривиальная из них. Она не совсем вписывается в формат группы.  Я вообще по образованию биолог и уже больше десяти лет работаю тренером (обычно люди называют это дрессировщицей) морских животных: дельфинов, морских львов, морских котиков. Работаю за границей, в командировках и т. д. Когда-то я увидела сюжет про театр глухих актеров «Синематограф». И меня это как-то тронуло и  внутри отложилось, легло на дно, и я года три ходила и вспоминала это. А потом, уже в своей профессии, я стала задумываться о том, что есть какие-то параллели. Дело в том, что и дельфины не слышат человеческий голос. И мы с ними работаем «языком тела». Наши жесты являются языком для них. И мне пришла в голову мысль, что есть какая-то мистическая параллель, и надо это дело как-то обдумать, причем на практике, то есть обязательно пойти учиться. Когда я написала об этом преподавателю, он ответил только одно: мне надо подумать. Потому что с таким к нему никто не обращался. Он честно в этом признался. Но предложил прийти. Когда я пришла, и он сказал, что не знает, с какой стороны зайти, и предложил мне обдумать и переварить все это, я вышла из класса и уже через 15 минут перезвонила ему и сказала: я буду ходить, я хочу в эту группу, оставьте меня, я догоню. И уже оставшись с ребятами, придя на второе, третье занятие, я познакомилась с Марией, которая, как некий двигатель, заварила эту кашу и подцепила всех в эту активную жизнь. И тогда я уже стала этим заниматься, учить, реализовывать какие-то проекты. Стали появляться, как у скульптора появляется фигура, очертания того, где это можно применять даже будучи биологом. Появились люди, которые мне подают всякие идеи: например, можно сделать экскурсии по зоопарку для детей, ничего не слышащих. В общем, очень многое можно через природу и через жесты глухим детям донести. Потому что это такой способ привлечь и сконцентрировать их внимание и что-то рассказать.

Ваша школа существует при храме. Вы участвовали в переводе литургии? У вас была такая практика?

Мария: В службах в качестве сурдопереводчика я не участвовала, но для себя переводила молитвы.

С церковнославянского?

Мария: Нет, изначально перевод на жесты делала с русского, переводила Символ веры и «Отче наш». На этом мой список остановился, потому что пока что негде это применить.

А на литургии кто обычно переводит?

Мария: В храме переводит Денис Заварицкий  - основатель общины глухих и опытный сурдопереводчик, он же преподает в школе жестового языка «Образ». Также он вырастил новых переводчиц, сейчас в храме еще переводят его ученицы.

Александра: Мне кажется важным сказать, что школа «Образ», где мы учились, очень хороша для любого человека, который хочет приобщиться к языку. Нас никто не отбирал по принципу веры (я, например, человек крещеный, но у меня, как я считаю, «своя вера», связанная с бережным, почтительным отношением к природе). Сейчас в России не у всех лояльное отношение к церкви. И на курсах на нас ни в коем случае не давили, не давали «в принудительном порядке» никаких жестов, связанных с храмом. Нас учили просто как сурдопереводчиков. Если мы что-то захотим узнать или делать дальше, то пожалуйста, можем подойти. Нам давали всем общие возможности. И там очень адекватные, хорошие люди.

Вы тратите на свои проекты время, силы, видимо, деньги. Я тоже занимаюсь какими-то вещами добровольческими и знаю, чего это стоит. Почему вы это делаете?  

Когда мы начали делать фотовыставку, тот проект, с которого все началось, мы с самых первых шагов стали встречать очень хорошую обратную связь. Люди отвлекались от своих дел и помогали нам, они оказывались неравнодушными. Может быть, что-то начнет меняться в отношениях к глухим, слабослышащим. Мы в этом участвуем, и за счет обратной связи получаем гораздо больший отклик, нежели то, что мы можем сделать своими небольшими силами. То, что мы делаем, на самом деле очень невелико в масштабах мира, но если каждый человек начнет что-то потихоньку делать, мир начнет меняться.

Беседовала Анастасия Наконечная

Фото со страничек ВКонтакте школы «Образ» и сообщества «Пальцы говорят»

На выпускном вечере школы «Образ»
На выпускном вечере школы «Образ». Настоятель храма Петра и Павла прот. Димитрий Симонов и руководитель школы Денис Заварицкий

КИФА №13(167), октябрь 2013 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования