gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Православие за рубежом arrow Нам не хватает евангельского мышления в деле миссии. Интервью с игуменом Петром (Прутяну)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
08.06.2013 г.

Нам не хватает евангельского мышления в деле миссии

Интервью с игуменом Петром (Прутяну)

Игумен Петр (Прутяну)«Кифа»: Почему Вы стали размыш­лять и писать о необходимости сознательной жизни в Церкви, о сознательном участии в таин­ствах? Ведь далеко не каждый свя­щенник поднимает такие вопросы.

В Евангелии Христос Спаситель говорит: «По плодам их познаете их» (Мф 7:20). Именно по плодам можно уви­деть, живёт ли человек в истине или нет. Каждый раз, когда я слышал, как некото­рые архиереи или священники хвалятся тем, что у нас в Молдове более 93 % населения - православные, то видел, что реальное положение дел на улицах или даже в жизни тех, кто приходит на исповедь четыре раза или один раз в год, совсем иное. В действительности у нас очень небольшой процент по-настоящему православных христиан. Кроме того, я пришёл к выводу, что многие из тех, кто крестится или венчается, ждут маги­ческого эффекта от таинства или же относятся к ним как к простому обычаю. И тогда я начал задаваться вопросами: когда произошло это изменение мента­литета? как поступали святые отцы? и как сегодня нам следовало бы поступать? почему так много крещеных и вместе с тем так много наркоманов, алкоголиков, семей, которые убивают или бросают своих детей? почему благодать Божья не действует в их жизни, хотя они ожидают некоего магического эффекта от креще­ния в своей жизни? Наблюдая всё это, видя, что крещения и венчания, которые совершаются, как на конвейере, не имеют никакого конкретного продолжения в повседневной жизни христиан, я решил разобраться в этих вопросах. Мне очень помогли встречи с некоторыми священ­никами, которые размышляли в том же ключе и даже обладали определённым опытом в этой области. Ведь у меня в мо­настыре был более теоретический взгляд на вещи, основательно подкреплённый богословскими аргументами, но мне не приходилось сталкиваться с практиче­скими реалиями.

Приехав служить в Португалию, я увидел, как обстоят дела на практике. Мне стало ясно, что одних только бесед недостаточно. И тогда я начал писать об этом статьи, распечатывать и раздавать в храме после воскресных служб. Это различные огласительные материалы (которые можно найти на моих страни­цах), тексты других авторов на румын­ском и русском языках. Всё это я рас­печатываю и раздаю прихожанам после литургии в качестве домашнего задания. Иными словами, они не ограничиваются только тем, что я им говорю в церкви, но им ещё есть над чем размышлять в течение недели. А детям предлагаю выучить наизусть какое-нибудь стихот­ворение или что-то рисовать. Я увидел плоды. Люди этим начинают жить, стоят на службе очень собранно, все слушают и понимают происходящее. Более того, сама их жизнь меняется.

У меня была история с одной семьёй, в которой жена очень верующая. Её муж тоже стал приходить в храм, но посто­янно её упрекал: «С чего ты взяла, что в пост надо воздерживаться (от брачных отношений)? Почему мы должны чаще причащаться?» Жена ему отвечала, но он этому не верил. Когда и я начал ему го­ворить, он сказал: «Я ждал это услышать именно от священника. То, что ты мне говоришь как жена, для меня не авто­ритетно, потому что женщины склонны всегда преувеличивать. Но если так говорит священник, это совсем другое дело...» Значит, нужны живые беседы. Священник должен строить более близ­кие отношения со своими прихожанами.

Для этого я также навещаю верую­щих, спрашиваю у них, что они хотели бы узнать от священника, что могло бы заинтересовать их. Особое внимание уделяю тем, у кого есть какие-либо про­блемы. Например, если муж не хочет ходить в храм, то я говорю его жене: «Давайте найдём какой-нибудь повод, вы пригласите меня на чай, и тогда у нас будет возможность для беседы с Вашим мужем». Часто такой подход имел успех. Однажды один из мужчин спросил су­пругу: «Зачем это ты в дом священника приглашаешь? Вы с ним что-нибудь за­мышляете?» Но, в конце концов, даже он понял, что священник - это не химера, что он не вводит людей в заблуждение, не ищет от них наживы. Напротив, я готов прийти к ним в гости с подарком, с какой-нибудь книгой, со сладостями для детей. И так мало-помалу что-то меня­ется... Иногда устаю говорить одно и то же. Приходится опускаться на мини­мальный уровень. Но ведь Сам Христос сошёл в ад и восставил тех, кто в Него уверовал. Думаю, что и мы призваны к тому же. Нам не хватает такого еван­гельского мышления в деле миссии.

«Кифа»: Собираетесь ли Вы вернуться в Молдову? Какие у Вас планы?

Думаю, у любого священнослужи­теля, особенно у монашествующего, не должно быть планов. Он, как солдат, служит не там, куда его приглашают, но там, куда его посылают. Там, куда тебя приглашают, начинаешь ставить условия: «Я приеду, если мне предложат то-то и то-то». А если тебя посылают, то условия уже ставит тот, кто тебя напра­вил, и ты исполняешь послушание, ниче­го не боясь. Вот я, например, хотя был приглашён людьми, чувствовал (через одного афонского старца), что Сам Бог меня туда направляет и хочет, чтобы я Ему там служил.

Что касается Молдовы, мне кажется, надо быть предельно честными и при­знать, что здесь дела обстоят не лучшим образом, и нам надо найти в себе силы признать собственные ошибки и посте­пенно сдвигать вещи с мёртвой точки. Слава Богу, некоторые священники делают своё дело, и это так или иначе помогает создать более положительный образ Церкви в глазах людей. Это тоже важно, хотя и вторично. Ведь в первую очередь мы должны стремиться угодить Богу.

Думаю, я приеду в Молдову, если меня пригласят, но в первую очередь в том случае, если почувствую, что Го­сподь меня посылает (через духовника и церковную иерархию). Я и сейчас помо­гаю тем, кто поддерживает мои усилия, и для этого мне даже нет необходимости находиться в Молдове. Кроме того, в диаспоре люди больше расположены к переменам, нежели те, кто живёт в своей стране, с закостеневшим менталитетом и суетными стремлениями.

Только задумайтесь, евреям при­шлось сорок лет странствовать по пустыне, пока не умерло поколение с рабским менталитетом. Только им слу­чалось небольшое искушение, и они тут же начинали причитать: «Лучше бы нам вернуться в Египет, где у нас были котлы с мясом. Даже если бы мы были рабами, мы были сыты». И они не могли войти в землю обетованную до тех пор, пока не умерло это поколение. Сорок лет пона­добилось для того, чтобы пройти путь, который мог занять бы две недели. Ду­маю, и у нас должно пройти немало лет, чтобы положение вещей как-то измени­лось. Дело в том, что желание есть, но не хватает мужества. На мой взгляд, нашим священникам надо быть мужественнее. Я попробовал проявить это мужество, но в итоге оказался на берегу океана. Меня не изгоняли и препятствий мне не ставили. Просто я подумал, что лучше служить там, где есть больше условий для миссии, где люди больше жаждут узнать истину. А у нас в стране мирские обычаи и лицемерие пока что преобла­дают и, к сожалению, даже поощряются некоторыми священниками.

Радио «Логос»: Поскольку у Вас уже есть определённый опыт в области катехизации, что бы Вы посоветовали священнослужи­телям и простым мирянам для того, чтобы Церковь процветала?

Как я уже сказал, в первую оче­редь нам необходимо мужество. Если кто-нибудь повернётся к нам спиной и скажет: «Не нужна мне никакая катехи­зация. Я пойду туда, где мне за плату всё быстро сделают», то не надо думать, что такой священник теряет своих верую­щих. Потому что от него на самом деле уходит человек неверующий, попросту клиент. Но священник не должен искать себе клиентов. Более того, такому свя­щеннику от этого будет только польза, потому что он тем самым определит принципы, за которые люди будут его уважать. И в первую очередь это будет угодно Богу, Который приведёт к нему людей, по-настоящему жаждущих исти­ны. Бог ожидает мужественных священ­ников, которые не боялись бы подобных мелочей. И как только появляются такие дерзновенные священники, Он посы­лает к ним людей, чтобы священники возвещали о Нём. И священникам надо это понять. С Божьей помощью и я это осознал, в том числе на своих ошибках, которые в жизни допускает каждый. Иногда немного перегибаю палку и вижу, что надо действовать помягче, терпеливее. Итак, прежде всего необхо­димо мужество. Это чрезвычайно важно не только для священников, но и для самих мирян, даже если на них будут по­казывать пальцем: «Зачем тебе слушать этого священника, который говорит, что при крещении должен быть только один крёстный? Ты что, нарушаешь наши молдавские обычаи, по которым должно быть сорок или девяносто крёстных?» Так что надо набраться мужества и быть готовыми к критике со стороны тех, кто только следует обычаям, скрывая под их «упаковкой» прогнившее содержа­ние. Нас должно больше интересовать содержание, а критика других не должна нас пугать. Ведь Самого Христа не только критиковали, но и распяли. Если мы принимаем на себя призвание быть христианами, то мы должны быть гото­выми и к оплеваниям, и к избиениям, и к гонениям за истину. Поэтому прежде всего нам нужно мужество.

Во-вторых, на мой взгляд, нам нужно вернуться к истокам нашей веры - к Священному Писанию и Преданию Церкви. Нам важно не попадать в эту ловушку идеализации прошлого и демонизации настоящего или будущего. В Церкви никогда не было просто. Не стоит думать, что в истории Церкви был некий «золотой век», когда христиане обитали на облаках. Всегда были и гре­хи, и искушения. Не будем забывать, что святителей, которых мы в наши дни по­читаем, заключали в тюрьмы, преследо­вали, избивали, они умирали в ссылках и т. п. Им приходилось всё время проти­востоять в конфликтах то с императора­ми, то с прокураторами, то с местными правителями. Проблемы были всегда. Но эти люди попали в святцы и, самое главное, в Царство Небесное. Только те, у кого было мужество, поняли, что нам важно жить в настоящем, а это настоя­щее должно быть укоренено в прошлом. Давайте смотреть на вещи реалистично. Никогда в Церкви ещё не было столько свободы и возможностей, как сегодня. Более того, мне кажется, это время долго не продлится. Ещё лет десять, не более, если учесть принимаемые ныне зако­ны, и Церковь снова будет вынуждена столкнуться с гонениями. Уже на Западе наших верующих обязывают снимать нательные крестики. Кто-то подаёт в суд и выигрывает дело. Не исключено, что завтра или послезавтра подобные иски будут отклонять, и за это даже начнут сажать в тюрьму. Так что, по моему мнению, никогда ещё в истории Церкви не было лучших условий, чем сейчас. Это как раз должно нас вдохновлять, по­буждать идти дальше. Итак, это второй момент, на который стоит обратить внимание, - ловушка идеализации про­шлого и демонизации настоящего: «В то время можно было, а сейчас нельзя, люди уже не те». Это не так! В наши дни намного больше возможностей. В про­шлом, вплоть до начала XX века, люди не умели читать. А в наши дни все умеют читать, у большинства есть высшее об­разование, многие умеют обращаться с компьютером. Компьютер тоже должен стать орудием Церкви. Некоторые от этого уклоняются, но молодёжь всё равно заходит в Интернет. В любом слу­чае они должны находить там не только всякое непотребство, но и Евангелие, и хорошие наставления.

И, наконец, третий момент, на ко­торый мне хотелось бы обратить ваше внимание, - это смирение. Это очень важно. Мы должны честно признаться сами себе, что мы немощны, что мы ничего не можем сделать только своими силами, но Господь может осуществить это дело миссии. Священник призывает не к самому себе, говорит не от своего имени, но должен приводить ко Христу. И если у священника будет это муже­ство, он осознает, что нынешние условия являются благоприятными, и поставит Христа в центр и будет приводить людей ко Христу, а не к себе, то всё изменится. Даже у самого священника жизнь пойдёт по-другому. Многие опасаются, что при таком подходе доходы священника нач­нут сокращаться. И действительно есть много бедных священников, которые еле-еле сводят концы с концами. Но если для нас на первом месте будет Сам Христос, если мы осознаем, что это Его Церковь, а не наша, что мы для Него ору­дия, при помощи которых Он приводит верующих в Церковь, то, несомненно, положение дел изменится, и Господь нас не оставит.

Нововоцерковленные на пасхальном богослужении
Нововоцерковленные на пасхальном богослужении. Свято-Сретенский храм с. Заостровье, 2011 г.
 

КИФА №6(160), май 2013 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования