gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы катехизации arrow Как готовить людей к жизни по вере. Ответы священнослужителей о непосредственной подготовке к Крещению
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
08.06.2013 г.

Как готовить людей к жизни по вере

Накануне конференции Свято-Филаретовского института, посвященной основному этапу оглашения, мы попросили священнослужителей, занимающихся катехизацией, ответить на несколько вопросов о непосредственной подготовке к Крещению

В чём состоит непосредствен­ная подготовка к крещению от того момента, когда сказа­ли: «всё, готовимся», и до этого события - в идеале и в реаль­ной сегодняшней жизни?

 Протоиерей Евгений Горячев
Протоиерей Евгений Горячев

Протоиерей Евгений Горячев: При краткой катехизации (допустим, месячной, как у меня в храме) непо­средственная подготовка могла бы состоять из сосредоточенных раз­мышлений о предстоящем событии, попытки припомнить все свои грехи, которые оглашаемый надеется очистить в Крещении, наконец, возможен какой- то минимальный аскетический настрой. Скажем, человек может попоститься всю предшествующую Крещению неде­лю, отказаться от увеселений, заменить просмотр телепередач чтением Еванге­лия.

Игумен Арсений (Соколов): Наша португальская реальность такова, что взрослых почти не крестим (1-2 человека в год). Взрослые все давно крещены, ведь на Украине и в Молдове некрещёных почти нет, а верные у нас в основном как раз из этих стран. Они порой годами живут в Португалии, не желая знать, есть ли в стране право­славные общины. Смутное религиозное чувство пробуждается у таковых лишь при рождении ребёнка («плохо спит», «пысается», «сосочку выплёвывает», «не лететь же в отпуск с некрещёным» etc.). Находят номер телефона, зво­нят: «А когда можно приехать ребёнка покрестить?» Вот эти-то крещёные, да не просвещённые родители - объект на­шей приходской катехизации. Да ещё их знакомые и/или родня, которые хотят быть крёстными младенцев. Предла­гаем им прийти на первую беседу. «Ой, а нельзя сразу договориться о дате крещения? Мы вот уже наметили... Как это нельзя? Бабушка уже билет купила, чтобы прилететь на крещение, ресторан уже заказан! Будем жаловаться ваше­му начальству!» Начинаешь убеждать и уговаривать. Затем, уже на первой беседе, нервно поглядывают на часы и через каждые 10 минут раздражённо спрашивают: а крестить когда будете? И когда им говоришь, что ещё не скоро, нужно прослушать серию бесед, а также подготовиться к исповеди, к причаще­нию, вообще начать активно участво­вать в церковной жизни, то это многих очень сильно раздражает. У вас в СФИ

катехизация добровольная, у нас - при­нудительная. Беседы и всё остальное для родителей и крёстных - горькие пилюли, которые придётся выпить, чтобы добиться-таки своего - крестить ребёнка.

Вот такая вот безрадостная картина.

 Священник Виктор Дунаев
Священник Виктор Дунаев

Священник Виктор Дунаев: Моя деятельность достаточно специфична. На приходе я бываю редко, и там от меня ничего не зависит. Моё дело - де­ревни и собирание людей вокруг Свя­щенного Писания, и там, где возможно, длительное оглашение.

В своей деятельности я стараюсь, насколько это возможно, готовить лю­дей к жизни по вере, а не ко крещению или к первой исповеди. Поэтому первое, что я делаю с человеком, желающим креститься, так это пытаюсь поме­нять вектор его мыслей в сторону от формального исполнения обряда к его личным отношениям с Богом, к смыслу его собственной жизни. Остальное лич­ностно. Каков будет итог - крещение хотя бы на том основании, что удалось заложить, или продолжение встреч, или серьёзное длительное оглашение - за­висит от человека и от моих возможно­стей. Никаких универсальных приёмов у меня нет. Всеми силами я стараюсь из­бегать крестить людей неподготовлен­ных. Думаю, что если священника будет интересовать сам «сокровенный сердца человек» и помощь ему на его пути к Богу, а не человеческая единица для наполнения им прихода или общины (о «пожертвованиях» я даже говорить не хочу), то всё станет на свои места. Господь откроет, что делать.

Что Вы предлагаете тем, кто крещён, но не живёт церков­ной жизнью? Готовите ли их и к чему - к исповеди за всю жизнь, к первому причастию?

О. Евгений: Да. Если они прошли курс катехизации вместе с готовя­щимися к Крещению и их это как-то коснулось, то после соответствующей просьбы я предлагаю им подготовиться к первой (или новой после долгого пере­рыва) исповеди, а затем причаститься.

О. Арсений: Тем, кто крещён, но не участвует в церковной жизни и имеет о ней лишь приблизительное представле­ние, предлагаем пробудиться от духов­ного сомнамбулизма и активно вклю­читься в жизнь общины: подготовиться к серьёзной исповеди и сознательному причащению, если непорядок в личной жизни (сожительствуют, не расписав­шись в ЗАГСе), увещеваем расписать­ся (наш диакон Григорий Боблиенко проводит беседы, посвящённые браку). Предлагаем активно участвовать в богослужениях, а также в приходс­ких библейских занятиях, которые я еженедельно провожу. Приглашаем на воскресные чаепития после литургии и проч.

Есть ли разница в этой подго­товке и предкрещальной и в чём она? Насколько и как это за­висит от различия вариантов: ведь человек может просто от неверия и нецерковности придти к православию, «походить» по сектам, принадлежать к другим христианским конфессиям?

О. Евгений: Повторяю. Если чело­век был в катехизической группе, то вся не запланированная персональная сторона подготовки необходима только в случае, если человек, оставшись после всех, рассказал катехизатору свою исто­рию, давая понять, что он нуждается в дополнительной помощи. Если же такой просьбы не последовало, - все инди­видуальные особенности пастырского окормления планируются духовни­ком после принятия у такого человека исповеди.

Как рассказывать о сотворении мира? О грехопадении? Об исто­рии спасения? Основываться на Филаретовском катехизисе, и только на нём? Использовать другие труды, и если да, то какие?

О. Евгений: При краткой катехиза­ции (как у меня) можно и не рассказы­вать. Какие-то сюжеты и догматы в этом случае проповедник подразумевает не оговаривая, сосредоточившись, скажем, на нравственных заповедях христианс­тва. Но если подготовка длительная, то нужно просто прочитывать соответс­твующие библейские тексты и истолко­вывать их в соответствии с возрастным и образовательным уровнем данной огласительной группы.

Игумен Арсений (Соколов)
Игумен Арсений (Соколов)

О. Арсений: Рассказывая о сотворе­нии мира, грехопадении, истории спасе­ния, мы чем только не пользуемся - от творений отцов Церкви до современ­ных лекций по космологии (например, лекций протоиерея Геннадия Фаста и его покойного брата проф. Вильгель­ма Фаста), но вот дореволюционными катехизисами пока пользоваться не приходилось. Надо подумать над этим. Но основа катехизации - это, конечно, Священное Писание. Другой основы быть не должно. Кстати, оглашенные, а также те, кто готовятся к первой исповеди, должны прочитать одно из синоптических Евангелий (на выбор), беседуем о прочитанном, если у них возникают вопросы по тексту.

О. Виктор: Рассказывать нужно так, чтобы это доходило до сердца человека. И использовать в этом деле можно только своё собственное сердце. Для этого оно у самого должно стать живым, история сотворения, грехопа­дения и спасения твоей историей. А уж как ты его оживишь - это твоя фанта­зия, твоё творчество. Конечно, в первую очередь я сужу по себе - после встречи с верующим человеком, после живого Слова читать ничего не хочется. Буква кажется мёртвой. Она может только что-то восполнить, напомнить, подпра­вить, но не более. Вопрос о катехизисах встаёт только тогда, как мне кажется, когда теряется живая нить Предания. Именно поэтому для меня неприемле­мо общение с людьми в виде занятий и лекций. Только живая встреча и живое общение лицом к лицу. И лучше где-ни­будь дома за чашечкой чая и вкусными пирожками.

Как говорить о Церкви, когда человек только краем касается её реальности, не участвует в таинствах - и при этом живёт в контексте, где столько напря­жений на церковь извне? Как показать церковь, её жизнь?

О. Евгений: Если такой человек злобно ёрничает, то никак. О внутрен­них проблемах Церкви я готов говорить только с теми, кто уже внутри Неё или твёрдо собирается там быть. Для этих последних толковый катехизатор всегда сумеет отыскать и нужные слова («Кто нас отлучит от любви Божией?..»), и достойные примеры (Иуда и Тайная Вечеря, Максим Исповедник и отцы лжесобора, патриарх Тихон и обновлен­цы...).

О. Арсений: Не знаю, что отве­тить. Просыпайся от духовной спячки, приходи, включайся, участвуй, живи в Церкви, будь учеником. Что ещё?

О. Виктор: Я спрашивал тех, кто тем или иным образом оказался в моих огласительных группах, что их затро­нуло, почему они решили встречаться дальше. Самый распространённый от­вет: поразило не то, что говорили, не то, как говорили (обычно это и не помнят), поразил сам человек (епископ, священ­ник, катехизатор и т. д.). Вот только так и можно говорить о Церкви! Другого варианта я не вижу. Чтобы показать церковь, нужно её иметь - живую, действующую любовью. Хотя бы в лице одного человека.

Есть ли разница в том, что го­ворится до и после крещения или исповеди за всю жизнь и первого причастия?

О. Евгений: Думаю, что да. Собор­ность катехизической подготовки и последующего принятия Таинства не отменяет (и даже обязательно пред­полагает) дальнейшее исключительно индивидуальное общение конкретного человека с приходским духовником (или с катехизатором мирянином, в случае если доверительные отношения сохранились и после окончания огласи­тельной подготовки).

О. Виктор: Пока мне сложно го­ворить об этом. Я не крестил ещё ни одного человека, про которого мог бы сказать: «Да, он готов ко крещению». Встречаться же после крещения я предлагаю, но далеко не все на это идут. Те же, кто решился, сейчас в группах длительного оглашения. В наше время крещёные от некрещёных мало чем от­личаются. Вот между людьми, давно хо­дящими в храм и не ходящими, разница есть. И к сожалению, не всегда в пользу первых. Их «разбудить» сложнее.

Бывают ли в Вашей практи­ке беседы с новокрещёными после Крещения? Если да, то сколько, на какие темы?

О. Евгений: Про индивидуальные отношения я уже сказал. Что же каса­ется общения коллективного, то если человек становится церковным, он либо естественно вливается в существующие на приходе или в епархии образова­тельные проекты (становится частью взыскующего церковного целого), либо удовлетворяется необходимым миниму­мом церковных впечатлений, которые он получает вместе со всеми остальными христианами от службы, исповеди, про­поведи и, допустим, приходских празд­ничных застолий. В этом случае Церковь сохраняет за таким человеком право на некую временную психологическую дистанцированность. Скорее всего, при здоровой приходской жизни она не продлится долго. Но мы должны пом­нить, что даже и в доброй нормальной семье встречаются нелюдимые дети, чей покой и свободу мы обязаны оберегать как свои собственные.

О. Арсений: С новокрещёными бесед нет, они ещё младенцы. А их родители, покрестив и причастив ребёнка, обыч­но исчезают до рождения следующего. Но, к счастью, не все. Наша смиренная приходская катехизация приносит всё же свои скромные плоды. Очень радост­но видеть, когда родители, прошедшие оглашение, не только приезжают при­чащать ребёнка, но и сами причащаются, всей семьёй участвуют в богослужении.

Хочу сказать пару слов не о катехи­зации, а на другую тему. Португалию накрыла волна экономического кризиса, многие потеряли работу. Происходит большой отток людей из страны. Многие наши прихожане едут на заработки в те страны, где ещё есть стройки или другая работа, - в Германию, Швейцарию, Анголу... Ну, а некоторые возвращаются и на родину - на Украину, в Молдову, в Грузию. Сохранятся ли наши приходы в Португалии или исчезнут? И если со­хранятся, то в каком виде? Ближайшее время даст ответы на эти вопросы.

Беседовали Александра Колымагина, Анастасия Наконечная

КИФА №6(160), май 2013 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования