gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы миссии arrow Миссия есть дело покаяния. Проповедь покаяния как часть миссии церкви в Албании после 1990-х гг.
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
14.02.2013 г.

Миссия есть дело покаяния

Проповедь покаяния как часть миссии церкви в Албании после 1990-х гг.

 Архиепископ Анастасий с детьмиПравославная Церковь Албании является одной из самых таинственных Поместных Православных Церквей. В России имеется не так много информации об истории и современном положении албанского православия. Представленная статья частично заполняет указанную лакуну и повествует об особенностях православной миссии на территории Албании в период после падения коммунистического режима. Публикуется в авторской редакции.

Историческая справка

В 1967 г. коммунистический лидер Албании Энвер Ходжа взял курс на полное искоренение религии в стране. В 1969 г. он провозгласил Албанию первым в мире тотально атеистическим государством. Одним из следствий этого заявленного проекта была установка на разрушение Православной Церкви. К 1991 г. в стране не осталось ни одного действующего храма. Всякое проявление веры (т.е. любое действие, рассматриваемое как религиозное) каралось, как минимум, тюремным сроком. Церковная организация была полностью разрушена: в живых оставались считанные единицы1 клириков, престарелых и немощных, которые нигде не служили (для сравнения: в 1930-х гг. в Албанской Церкви насчитывалось более четырехсот клириков).

В конце 1980-х - начале 1990-х гг. в Албании широко развернулся процесс демократизации, сопровождавшийся прекращением прежних гонений на верующих. В ноябре 1990 г. было официально разрешено отправление религиозных культов2. В этих условиях Константинопольский Патриархат принял решение об институциональном возрождении Поместной Православной Церкви. Синодом Вселенского Патриархата архиеп. Анастасий (Яннулатос) вначале был назначен ее патриаршим экзархом в январе 1991 г., прибыв в страну лишь летом 1991 г. (из-за сопротивления албанских властей), а в 1992 г. стал главой возрожденной автокефальной Православной церкви в Албании3.

В настоящий момент население страны составляет примерно 3,2 млн человек (по данным 2009 г.)4. Информация о религиозной принадлежности албанцев является приблизительной и сильно разнится в разных источниках: в открытых данных с сайта ЦРУ говорится о 70% мусульман, 20% православных, 10% католиков5; отчет Pew Forum сообщает о 80% мусульман6. Однако эти цифры свидетельствуют скорее об этнической и культурной, чем глубоко религиозной принадлежности. Например, отчет Gallup Global Reports за 2010 г. сообщает, что религия играет значительную роль лишь для 39% албанцев: Албания занимает 13-е место в списке самых религиозно индифферентных стран в мире7.

Особенности православной миссии в Албании

Одним из самых значимых факторов в албанской православной миссии является то, что она была инициирована извне и по-прежнему во многом поддерживается силами иностранных волонтеров (организаций и частных лиц). Это создает существенное напряжение в албанском обществе, так как православные активисты, и в первую очередь сам архиеп. Анастасий, воспринимаются в нем враждебно как «агенты влияния» других государств (вл. Анастасий, будучи предстоятелем Поместной Церкви, является при этом гражданином другой страны). По этой причине Православная церковь в Албании вынуждена никак не афишировать свою миссионерскую деятельность, стараясь постоянно привлекать общественное внимание лишь к своим благотворительным проектам (которые действительно являются значимыми и заметными в местных условиях: страна до сих пор не преодолела экономическую разруху, в которой оказалась в конце коммунистического правления). Вследствие указанных факторов рассмотрение албанской православной миссии извне, а не изнутри неизбежно является неполным из-за недостатка информации.

Новокрещённые в Албании

Видение миссии в целом как контекст для проповеди покаяния

Не будет преувеличением сказать, что главным действующим лицом в миссионерской деятельности возрождающейся Албанской церкви является ее бессменный предстоятель архиеп. Анастасий (Яннулатос). Поэтому для понимания основной миссионерской парадигмы в Албании следует кратко обрисовать его взгляды на миссию.

До назначения в Албанию он был миссионером в Африке, что, без сомнения, помогло ему в деле восстановления церковной жизни в Албании. Архиепископ Анастасий имеет многолетний практический опыт миссионерства, а его богословские размышления также постоянно обращены к теме миссии.

С годами его видение миссии претерпевает некоторое изменение и уточнение. Однако главный миссионерский принцип архиеп. Анастасия был сформулирован еще в 1960-е гг.8 и может быть выражен следующим образом: любая миссия определяется с точки зрения Божьего присутствия и явления Его славы, в которой призваны соучаствовать и человек, и все творение. Иными словами, главным стержнем миссии является ее доксологический характер (термин вл. Анастасия). Данный принцип вызревал у него задолго до начала служения в Албании. Официальный учебник РПЦ по миссиологии приводит аналогичное определение цели миссии: «Миссия Церкви, миссия каждого христианина заключается в том, чтобы принять, умножить славу Божью и стать ее причастником»9.

«В доксологической перспективе миссия не воспринимается как прозелитизм для привлечения новых членов в закрытое сообщество, живущее ради себя. <...> Задачи миссии заключаются, во-первых, в собирании всего человечества для восприятия и излучения славы Божьей и, во-вторых, во всеобщем движении (journey) под знаком Царствия [Божьего]... для содействия возвращению всего творения к доксологическому образу (rhythm) жизни»10.

Архиепископ Анастасий подчеркивает, что само откровение Божьего Царства содействует покаянию (обращению) человека. Он приводит слова Оригена о том, что Царство Небесное есть Сам Христос, подвигающий человека к раскаянию (repent) и привлекающий к Себе через благодать11.

Проблема покаяния в контексте миссии имеет очень большое значение. Здесь можно выделить два ключевых аспекта. Во-первых, покаяние сопровождает само обращение человека к Богу, является «необходимым условием» обретения веры и вхождения в Церковь.

«Когда... мы делаем богословское исследование цели и мотивации миссии, становится ясно, что призыв Церкви к миссии нужно проповедовать не столько в свете внешних предпосылок... но именно как призыв к покаянию...»12.

«Христианская весть может удержать в себе как свое вечное значение, так и актуальность (соответствие) современности только... когда она подается как призыв к покаянию и как (Божеский) суд...»13.

Во-вторых, покаяние должно сопровождать миссионерское усилие самой церковной общины: миссия невозможна без непрерывного покаяния самих проповедующих. Покаяние, понимаемое в своем изначальном смысле («метанойя», «перемена ума») и сопровождает переход человека от прежнего, «недоксологического» образа жизни, к новому, в котором целью и содержанием жизни становится содействие выявлению славы Божьей во всем творении и в самом человеке, в его жизни. Для этого действительно требуется серьезная и глубокая «перемена ума», причем не только от «объекта» миссии, но и от самих миссионеров, и от церковной общины:

«...мы убеждены, что она (миссионерская работа. - М.Д.) есть дело покаяния и затрагивает каждую православную общину, как и каждого верующего в отдельности. Обретение и расширение горизонта так же важно для собственного нашего развития, как и для блага тех, кто становится объектом миссии. Это дело покаяния (курсив мой. - М.Д.), т.е. изменения сознания и деятельности в согласии с главной заповедью Господа и истинно православным Преданием»14.

Миссия (апостолат), покаяние и общинность, имеющие эсхатологическую направленность, составляют смысловой треугольник, конституирующий жизнь церкви в современном мире:

«Поиск новых типов общностей (communities), которые бы послужили современным задачам апостолата, должны быть тесно связаны с духовным поиском актуальной социальной реальности для конкретных форм общностей, в которых будет проживаться, глубинно и личностно, покаяние и острое чаяние приблизившегося Царства»15.

Вероятно, это есть некое общее место в современной западной православной богословской мысли (например, о той же необходимости изменения самой церковной общины, только уже в процессе оглашения, говорит прот. Джон Эриксон16).

Таким образом, покаяние, непосредственно связанное с миссией, выступает в двояком качестве: для обращающихся оно заключается в перемене (связанной с узнаванием Бога и Церкви) недоксологического сознания на доксологическое, а для общины - в переключении внимания со своих «житейских проблем» на участие в деле миссии и катехизации, сопровождаемое изменением и обновлением жизни самой общины.

Еще один аспект покаяния связан уже с так называемой внутренней миссией, обращенной к номинальным членам церкви. Здесь он имеет выраженный местный колорит. Архиепископ Анастасий лично прикладывает много усилий по достижению единства в церкви с целью преодоления всякого провинциализма и национализма. Поэтому, в частности, он постоянно подчеркивает, что местная православная церковь именуется не «Албанской Церковью» (т.е. с акцентом на этнический аспект), а «Церковью в Албании» (объединяя всех православных верующих, живущих в данном месте).

Еще один момент, связанный с тем же усилием примирения, касается устранения специфической партикулярности в албанском церковном сообществе. Дело в том, что несмотря на сильнейшие гонения (а, может быть, отчасти и благодаря им) в Албании даже в самые атеистические годы сохранялась тоненькая прослойка верующих, старавшихся хранить и практиковать свою веру, невзирая ни на какие репрессии властей. Это создало между ними особые связи единства, а также преемственности в опыте жизни по вере (через духовных учителей и просто святых людей, исповедников веры). Их духовные наследники, пришедшие к вере еще в годы коммунизма, с некоторым недоверием, по словам архиеп. Анастасия, относятся к тем, кто обратился и стал верующим в период уже свободной Албании, особенно если прежде они были равнодушными к вере или атеистами. Вероятно, здесь сказывается особенность небольшой по размеру и населению страны с патриархальным укладом, где все живут тесно и друг друга знают. Такая политика церковного руководства в данном вопросе не может не вызывать одобрения и поддержки. Другое дело, что не совсем понятно, затрагивается ли для недавно обращенных вопрос, непосредственно связанный с нашей темой, - о покаянии в соучастии (пусть косвенном, молчаливом или бездеятельном) в преступлениях, совершавшихся на протяжении десятков лет коммунистической властью. На основании имеющейся информации складывается впечатление, что данный вопрос или совершенно не ставится, или же не афишируется из соображений осторожности.

Возможно, здесь сказывается упомянутое выше непрочное положение православной церкви в албанском обществе. Поэтому первоначальная миссия («предмиссия») носит больше благотворительный характер.

Например, руководитель каритативной женской службы «Служение любви» (Diakonia Agapes) Раймонда Шкева (Raimonda Shqeva) упоминает покаяние как часть миссионерской проповеди, но уже после оказания той или иной помощи милосердия. «Мы хотим, чтобы люди увидели, что это возможно - переместить свое сердце из области тьмы в область света»17. К слову, благотворительная деятельность православной церкви очень похожа, например, на служение католической Общины св. Эгидия. Албанская Церковь также прекрасно осознает, насколько разрушен образ человека в посткоммунистическом обществе. Но здесь важно всегда точно понимать, сколько и как именно надо помочь конкретному человеку, чтобы помощи не оказалось слишком много или слишком мало.

Интересен вопрос, связанный с разными акцентами в проповеди покаяния для разных возрастных групп. Сам пережив обращение в юношеском возрасте, архиеп. Анастасий уделяет большое внимание молодежи18. По его словам, общение и миссия молодежи заключается не столько в словах, сколько в проявлении уважения и любви (то же самое он относит и к пожилым, немощным людям). Можно ли здесь говорить о покаянии? Из размышлений албанских миссионеров создается впечатление, что деликатность в миссии превалирует над всеми прочими ее качествами19.

Выводы

Православная миссия в Албании за последние 20 лет является одним из самых успешных миссионерских проектов в общемировом православии. Анализ присутствия темы покаяния в рамках данной миссии, проведенный выше, показывает, что мотив покаяния на этапе собственно миссии (если отличать его от последующей катехизации и духовного наставления уже воцерковленных верующих) практически не актуализируется, причем как у главного вдохновителя албанской миссии архиеп. Анастасия (Яннулатоса), так и у прочих миссионеров, трудящихся в Албании. Этому есть несколько объяснений. Во-первых, сама специфика внутриалбанской ситуации не способствует широкому освещению и поддержке миссии: Православная церковь вынуждена уделять больше внимания и сил социальным и каритативным проектам (что во многом объективно обусловлено коммунистическим наследием в экономической и общественной жизни страны). Во-вторых, у деятелей албанской миссии четко не разведены различные типы (таинства) покаяния, в частности, целостное покаяние за всю прежнюю (нецерковную) жизнь, предшествующее взрослому сознательному вхождению в Церковь (как часть единого трехчастного таинства воцерковления) и аскетико-мистическое покаяние, совершающееся с каждым уже верным членом Церкви в течение всей его земной жизни. Архиепископ Анастасий делает большой акцент на моменте покаяния в деле миссии (в частности, в его последней книге20 оно упоминается почти на двух десятках страниц), однако рассматривает его или в значении аскетико-мистического покаяния уже уверовавших и воцерковившихся людей21, или же обращает вопрос покаяния к самим членам Церкви в контексте наличия и действенности их миссии. Также тема покаяния практически не звучит в таком важном смысловом поле, как преодоление наследия коммунистического прошлого - ведь эту задачу очень трудно себе представить вне того или иного контекста покаяния. Впрочем, здесь можно предположить наличие определенных усилий по неявному формированию мотивации к такого рода покаянию - когда миссионеры настроены на искреннее совместное проживание вместе с людьми «здесь и сейчас», разделяя все их радости и невзгоды, благодаря чему в обществе постепенно будет восстанавливаться (в том числе через различные гуманитарные проекты) норма представлений о достоинстве человека.

Максим Дементьев

Источник: Портал «Богослов.ру»

Фото с сайта Православной автокефальной церкви Албании: orthodoxalbania.org

----------------

[1] По одним данным - 22 клирика (см. Forest), по

другим - 15 священников и 3 дьякона (см. Анастасий (Яннулатос), архиеп. Некоторые замечания по истории Албанской Православной Церкви в XX столетии и ее воскресение в 1991 году // Православная Церковь в Восточной Европе : XX век / Под ред. Кристин Шайо. Киев : Дух и литера, 2010. С. 145) по состоянию на 1991 г.

[2] CIA - The World Factbook. URL: https://www. cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ al.html (дата обращения: 22.04.2012).

[3] Анастасий (Яннулатос), архиеп. Некоторые замечания по истории Албанской Православной Церкви в XX столетии и ее воскресение в 1991 году // Православная Церковь в Восточной Европе : XX век / Под ред. Кристин Шайо. Киев : Дух и литера, 2010.  С. 145.

[4] CO2 Emissions from Fuel Combustion : Highlights (2011 Edition). P. 87. URL: http://iea.org/ co2highlights/co2highlights.pdf (дата обращения: 22.04.2012).

[5] CIA - The World Factbook. URL: https://www. cia.gov/library/publications/the-world-factbook/geos/ al.html (дата обращения: 22.04.2012).

[6] Mapping the Global Muslim Population : A Report on the Size and Distribution of the World's Muslim Population : October 2009 / ed. T. Miller.URL: http://pewforum.org/newassets/images/reports/ Muslimpopulation/Muslimpopulation.pdf (дата обращения: 22.04.2012). P. 21.

[7] Gallup Global Reports. URL: http://www.gallup. com/poll/128210/Gallup-Global-Reports.aspx (дата обращения: 22.04.2012). К слову, Россия занимает в этом списке 10-е место. - М.Д.

[8] См. его статью «The purpose and motive of mission (From a Theological Point of View)» (1967). Yannoulatos. P. 41-67.

[9] Миссиология : учебное пособие / По благословению и под общ. ред. Высокопреосвященнейшего Иоанна, архиепископа Белгородского и Старооскольского, председателя Миссионерского отдела РПЦ; отв. ред. священник, канд. богословия А. Гинкель. Изд. 2-е, испр. и доп. М. : Миссионерский отдел Русской Православной Церкви, 2010. С. 103.

[10] Archbishop Anastasios Yannoulatos. Mission in Christ's Way : An Orthodox Understanding of Mission. Brookline, MA : Holy Cross Orthodox Press, 2010. P. 161.

[11] Ibid. P. 102.

[12] Ibid. P. 63.

[13] Ibid. P. 88.

[14] Стамулис И. Православное богословие миссии сегодня. М. : Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 2002.  С. 429-430;

Archbishop Anastasios Yannoulatos. Mission in Christ's Way : An Orthodox Understanding of Mission. Brookline, MA : Holy Cross Orthodox Press, 2010. P. 30.

[15] Ibid. P. 15.

[16] Эриксон Дж., прот. Церковь в современной православной мысли : крещальная экклесиология // Возможна ли сегодня святоотеческая катехизация в церкви? : Сборник материалов в помощь катехизатору. М. : СФИ, 2012. С. 31-33.

[17] См.: Forest; [Forest J.] ‘Only With Love' http:// www.jimandnancyforest.com/2010/04/16/207/ (дата обращения: 22.04.2012).

[18] Впрочем, ставка на молодежь (как фактор социального воздействия) - явление повсеместное и универсальное.

[19] Ср.: «...вам необходимо начинать миссию с крайним смирением. Вам не нужно "спасать" этих людей, вы пришли даже не для того, чтобы просто учить»; «Еще одним аспектом, крайне важным для миссионера в его работе, является максимальное отождествление с людьми, жизнь на уровне местных людей»; «Я вспоминаю, как я спросил архиепископа Анастасия, что он считает своим наибольшим вкладом в поле миссии... он сказал: "Я чувствую, что сделал самое большее, находясь в Африке и в Албании, когда я жил с людьми и пытался стать как они"» (из интервью со свящ. Лукой Веронисом).

[20] Yannoulatos. P. 15, 30, 31, 63, 76, 88, 91, 112, 130, 167, 174, 180, 185, 205, 232, 267, 283.

[21] К слову, из-за отсутствия четкой градации этапов миссии и катехизации и их границ, само понятие воцерковления (как и его критерии) остается нечетким и расплывчатым.

КИФА №1(155), январь 2013 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования