gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы миссии arrow От конференции до конференции за год что-то происходит. Мы продолжаем публиковать интервью с участниками конференции СФИ о подготовке катехизаторов
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
14.07.2012 г.

От конференции до конференции за год что-то происходит

Мы продолжаем публиковать интервью с участниками конференции СФИ «Традиция святоотеческой катехизации: современные вопросы подготовки катехизаторов»

Какие задачи Вы ставили перед собой, когда собирались участвовать в этой конференции?

Священник Виталий ФонькинСвященник Виталий Фонькин: Прежде всего, я хотел поучиться. Дело в том, что у о. Георгия Кочеткова и Свято-Филаретовского института уже накоплен очень большой опыт, и многие вещи, многие явления церковной жизни в этом опыте осмыслены. А вторая задача - более личная: мне хотелось лично познакомиться с о. Георгием.

Игумен Димитрий (Рябцев)Игумен Димитрий (Рябцев): Прежде всего, это общение на темы, которыми мне непосредственно приходится заниматься в повседневной жизни. Очень важно, чтобы опыт, даже многолетний, расширялся и обогащался. А во время таких конференций происходят какие-то в буквальном смысле слова открытия. И то, что собралось так много священнослужителей, подает надежду на то, что откроются какие-то стороны, которые могут быть близки мне как священнослужителю.

Священник Игорь Кузьмин: Наша конференция богословско-практическая, ведь сама тема предполагает в конечном счете ее практическое приложение. Моя главная задача состоит в обретении положительного опыта и знаний, которые я мог бы применить у себя в братстве. Еще я имею намерение поделиться своими размышлениями по данной теме и опытом, который, правда, на сегодня вряд ли можно назвать положительным. Но это тоже важно. Нашему малому братству необходимы катехизаторы. На сегодняшний день таковым являюсь я один. Есть сестры, имеющие высшее богословское образование, есть те, кто учится, есть и закончившие магистратуру, но катехизаторы пока не появились. Почему? И что надо сделать, чтобы ситуация изменилась? Хотелось бы получить ответ. Хотя знаю, что простых ответов не существует даже у самих устроителей конференции.

Почему у Вас возник вопрос, как готовить катехизаторов? Вы же знакомы с опытом Свято-Филаретовского института, братства, сдавали «катминимум».

Священник Игорь КузьминО. Игорь: Да, я знаком с опытом СФИ и братства, сдавал «катминимум», однако вопрос подготовки катехизаторов остается для меня, и, думаю, не только для меня, вопросом открытым. Если бы не так, то не было бы и этой темы. Оказывается, нельзя все свести только к методике, хотя она безусловно необходима. Здесь есть и еще многое, не лежащее на поверхности, но являющееся едва ли не главным. Мы все здесь на конференции это чувствуем. Здесь есть нечто такое, что передается только через живой личный и соборный опыт, в том числе и молитвенный, через Откровение. Поэтому я здесь на конференции. 

Священник Павел БибинСвященник Павел Бибин: Эта конференция проходит в рамках целой серии конференций. Пространство конференции всегда дает возможность по-новому взглянуть на те вопросы, которые перед нами стояли, и попытаться найти на них новые ответы. Это очень важно. Кроме того, это возможность увидеть то, что изменилось с момента последней конференции за год. Ситуация меняется, пусть и медленно, но меняется.

В лучшую сторону?

О. Павел: Конечно. Появляются новые люди. Степень взаимопонимания и доверия возрастает - взаимного доверия и к тому опыту, который есть в братстве, и к искреннему желанию что-то делать в области катехизации в других местах. Это тоже очень важно, потому что показывает новое качество церковной жизни на сегодняшний день.

То есть у Вас нет ощущения, что раз в Преображенском братстве есть более чем сорокалетний опыт катехизации, то учиться у других как будто и не надо?

О. Павел: Нет, конечно. Делиться тем опытом, который есть, на сегодняшний день необходимо. Но делать это нужно разумно и осторожно, потому что важно думать и о возрождении церковной среды для возможности святоотеческой катехизации. А это вопрос еще более трудный. Эти конференции нужны еще и для того, чтобы делиться опытом в подготовительном плане. Пока реальных совместных проектов по катехизации нет и, может быть, их и не будет. Но то, что появляются люди, имеющие церковный опыт, которые решили сами пройти путь целостной катехизации и потом уже изнутри этого опыта пробовать делать что-то у себя на местах, обнадеживает.

Как Вы думаете, насколько святоотеческую катехизацию на сегодняшний день можно распространять на наших приходах повсеместно?

ImageО. Павел: Знаете, не случайно и в докладах, и на круглых столах этой конференции мы стали выходить на вопросы экклезиологии. Потому что святоотеческую традицию катехизации можно рассматривать именно тогда, когда есть общее взаимопонимание и доверие в видении некоего единого образа Церкви. Думаю, этот вопрос на сегодняшний день является главным. В этом, конечно, большая сложность, но святоотеческую катехизацию нужно рассматривать в контексте общинно-братской экклезиологии. Поэтому разговор об общине и братстве начинает звучать всё чаще и чаще. То, о чем трудно было говорить на первой конференции, а на второй стало полегче, на последней конференции звучало совершенно естественно. Было желание узнать об опыте братской жизни, который есть на сегодняшний день, например, в Преображенском содружестве. Думаю, что движение будет именно в этом направлении, потому что катехизация, основанная на святоотеческих принципах, предполагает ответственное вхождение в церковную жизнь. А на сегодняшний день это и есть братство, это и есть община. 

Что в вашей церковной жизни вызвало такой интерес к катехизации?

О. Виталий: Само размышление над сущностью Церкви: какой должна быть Церковь, какова ее цель, смысл ее существования? Первоначально, наверное, это шло из исследования Священного Писания. Я с семинарии как-то больше всего этому вопросу уделяю внимание, поэтому это - одна из существенных причин. У нас есть приход, но у нас нет Церкви в подлинном ее понимании.

ImageО. Димитрий: Самым важным событием для меня была встреча с отцом Георгием Кочетковым и с Преображенским братством в августе 1991 года. Я тогда был учащимся второго класса духовного училища и помогал священнику в деревенском храме. Бабушки с очень большим интересом слушали меня и дома, когда готовились к встречам, на тетрадном листке писали большими печатными буквами свои вопросы. И очень, очень были благодарны, что с ними кто-то разговаривает.

О. Игорь: Я сам в 1991 году закончил оглашение в Преображенском братстве. И с самого начала у меня к катехизации был очень большой интерес.

О. Павел: Сначала одним из главных моментов было желание поделиться своей верой, а впоследствии - понимание того, что это не так просто, как кажется в начале. Большое количество людей, не имея опыта жизни в церкви, погибают. Это то, что происходит на наших глазах - и достаточно часто. Приходится встречаться с трагедией людей, в том числе в среде своих знакомых, с кем нас связывали узы дружбы, начиная с детства, со школы, с института. Я вижу, что многие из них находятся в тяжелом состоянии. Видишь, как люди погибают и душевно, и духовно, а иногда и физически. Именно тогда, когда этого могло не произойти. Много было хороших парней и девчонок, которые сгинули просто так в те же 1990-е. Их просто смыло теми опасностями, которые открылись тогда во всем своем многообразии. Мое поколение было самой легкой добычей для хаоса 1990-х годов.

Каковы у Вас впечатления, что Вам показалось наиболее важным и интересным?

ImageО. Виталий: Может быть, я скажу очень эмоционально, но для меня прежде всего важна личность о. Георгия.
Во вторых, очень важно все, что здесь говорится. Но встает вопрос - как это воплощать на приходе. На таком удаленном приходе, как мой, в маленьком городке, казалось бы, очень многое способствует тому, чтобы созидать общинную жизнь, поскольку люди друг друга лучше знают и социальные связи более ощутимы. Но, тем не менее, когда я сделал шаг в сторону прихожан и стал приглашать их к себе домой, стало видно, что совсем немногие приходят. Причем это происходит в какой-то мере осознанно. Более того: это даже вылилось в некое учение, якобы восходящее к Отцам, что со священником близко ни в коем случае нельзя общаться. В основе же этого лежит, конечно, другая, более существенная, причина: люди поняли, что это поведет к более глубоким отношениям, к новой ответственности. И приход, действительно, сознательно на это не идет. Я собираюсь с некоторыми прихожанами по вечерам в четверг для размышления над Священным Писанием, но это даже не одна треть, это, может быть, одна пятая прихода. Правда, услышав здесь, что в нормальной огласительной группе должно быть около двенадцати человек, я порадовался тому, что мы «вписываемся» в эту норму. Может быть, это и хорошо.

О. Димитрий: Самое большее впечатление на меня произвел самый первый доклад, который читал Давид Гзгзян. Мне вообще всегда нравятся его доклады, они очень насыщенные, в них множество глубоких мыслей. И каждая мысль достойна того, чтобы ее держать в уме и как-то над ней размышлять.

О. Павел: Мне кажется, что конференция выходит на более практический уровень. Это почва для того, чтобы семена святоотеческой катехизации начинали прорастать. Это как плодородный слой, который потихонечку начинает накапливаться. Понятно, что его на сегодняшний день еще недостаточно.
И если он останется таким же тонким, то корни вряд ли смогут пробиться, влаги еще слишком мало. Мы знаем, например, что плодородный слой наращивается так же постепенно, как толщина дерева прибавляет за один год одно кольцо, всего лишь одно кольцо, но оно очень дорогого стоит. Всегда должен пройти некий круг, некоторый виток истории. От конференции до конференции за год что-то происходит. Что будет дальше с этим «деревом», как оно будет расти в ближайшие годы? Поживем - увидим.

Беседовала Анастасия Наконечная

КИФА №8(146), июнь 2012 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования