gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
10.03.2012 г.

Скорбный юбилей

Исполнилось 90 лет с начала кампании по изъятию церковных ценностей - очередного звена в беспрецедентных гонениях совесткой власти на веру, церковь и собственный народ. 23 февраля 1922 года вышел декрет ВЦИК о насильственном изъятии церковных ценностей под предлогом помощи голодающим. Поясняя впоследствии смысл этой меры, Ленин в письме членам Политбюро от 19 марта 1922 г. писал: «Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешенной и безпощадной энергией и не останавливаясь подавлением какого угодно сопротивления... дать самое решительное и беспощадное сражение черносотенному духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий... Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше»1.

Изъятие церковных ценностей
Разбор награбленных церковных ценностей в Гохране. Фото 1921 или 1922 г.
 

Голод и власть

С лета 1920-го по март 1921 года по всей России там, где устанавливалась власть большевиков, проводились насильственные изъятия у крестьян почти всего хлеба и иных продуктов. Уже в январе, т.е. задолго до засухи 1921 г., многим крестьянам было нечем кормиться. После весенней засухи народ был сломлен в большинстве губерний. ВЧК вела тщательную статистику «голодных губерний» и уездов с 1919 г. и напрямую связывала уровень голода с масштабом конфискации сельскохозяйственной продукции.

В 1921 г. голод охватил 37 губерний, главным образом в Поволжье, Приуралье и на Юге. В Киевской губернии стали происходить массовые самоубийства крестьян целыми семьями «вследствие непосильственных продналоговых ставок». Летом 1922 года голодало не менее 30 млн человек. Мировую прессу облетели снимки умирающих детей-скелетов и известия о людоедстве, призывы о помощи голодающим.

Американское управление помощью АRА (American Relief Administration) в августе 1921 г. заключило с советским правительством соглашение и с октября 1921 г. по июнь 1923 г. обслуживало в день до 10,5 млн человек (2/5 из них дети). Однако осенью 1922 г. Москва объявила о наличии миллионов тонн зерна, предназначенного на экспорт. Узнав, что советское правительство предлагает зерно на экспорт и активно вывозит золото и драгоценности на поддержку мировой революции и, в частности, на покупку оружия для новой большевистской революции в Германии, американцы прекратили свою помощь.

К лету 1923 г. сведения о смерти от голода прекратились. В пострадавших от голода губерниях не досчитались 5,1 млн человек (от подобной же засухи в 1891-1892 гг. погибло 375 тысяч человек). Это была крупнейшая в Европе со времени Средневековья демографическая катастрофа.

«Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода...»

Церковь начала искать пути спасения голодающих с лета 1921 г. Патриарх Тихон обратился к российской пастве, к народам мира, к главам христианских церквей за границей со скорбным и страстным посланием, каждое слово которого взывало к милосердию: «...Помогите! Помогите стране, помогавшей всегда другим! Помогите стране, кормившей многих и ныне умирающей от голода...»2

В храме Христа Спасителя и ряде приходов Москвы патриарх Тихон провел богослужения и призвал верующих к пожертвованиям. Одновременно он обратился к властям с письмом от 22 августа 1921 г., в котором заявил о готовности церкви добровольно помочь голодающим и организовать сбор денежных, вещественных и продуктовых пожертвований. Для организации всестороннего систематического сбора и распределения пожертвований был образован Церковный Комитет в составе духовенства и мирян, работу которого патриарх взял под свое личное руководство. В провинции с той же целью создавалась сеть церковных организаций.

Народ, сам не всегда имеющий даже самого необходимого, сразу же откликнулся на призывы церкви и во всех храмах России с августа 1921 г. начался сбор добровольных пожертвований. Духовенство в свою очередь приступило к созданию епархиальных комитетов помощи голодающим.

Церковь вопреки стремлениям властей ограничить её действия или вовсе запретить ей помогать голодающим к февралю 1922 г. собрала более 8 миллионов 926 тысяч рублей, не считая ювелирных изделий, золотых монет и продовольственной помощи3.

Начало Кампании по изъятию церковных ценностей

27 декабря 1921 г. был издан декрет ВЦИК «О ценностях, находящихся в церквах и монастырях», а буквально через 5 дней - 2 января 1922 г. - на заседании ВЦИК было принято постановление «О ликвидации церковного имущества» и вышел декрет об изъятии музейного имущества. 23 февраля выходит декрет ВЦИК об изъятии ценностей, где речь шла об изъятии всех ценностей безо всякого разбора. Патриарх Тихон обнародовал свое послание от 28 февраля 1922 г., осудив декрет как акт святотатства: «Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство...»4

Позиция патриарха Тихона по отношению к декрету разделялась большинством православных верующих5. Повсеместно приходские советы начали выносить решения, направленные против изъятия ценностей, миряне организовывались в дружины для охраны храмов. Фактическое изъятие церковных ценностей началось в марте и сопровождалось неотвратимым кровопролитным столкновением народа с властями.

События в Шуе

Первое известие о столкновении верующих с властями пришло из Шуи. 15 марта 1922 г. множество взволнованных верующих оказали сопротивление изъятию ценностей. По ним был открыт пулемётный огонь. В результате столкновения были убиты четверо, ранены десятеро.

Данные уполномоченного СО ГПУ Я.А. Штаммера свидетельствуют, что на площади собралось около 5-6 тысяч человек6 (общее число жителей Шуи в начале века составляло около 23 тысяч). Кроме Шуи столкновения духовенства и мирян с властями произошли и во многих других окрестных городах. Почти весь текстильный край поднялся на защиту церкви.

Власти действовали молниеносно. 21 марта 1922 г. комиссия ВЦИК выехала на место. Расследование было проведено с необычайной быстротой. Уже 23 марта 1922 г. комиссия пришла к заключению, что «действия уездной комиссии по изъятию правильные» и нужно «довести свою работу до конца». Дело о событиях в городе для окончательного разбора и наказания участников передавалось в Ревтрибунал7.

Выполняя директивы центра, в тот же день Н.И. Муралов провел учебно-показательное изъятие ценностей из Воскресенского собора. Для этого им были вызваны сводная рота 146-го полка, пулеметная команда, рота ЧОН, 6 конных милиционеров. С этого времени власти всех уровней начнут активно использовать армию и части особого назначения, превратив изъятие церковных ценностей в крупнейшую насильственную акцию большевиков против церкви. К кампании будут подключены штабы армий, начальники гарнизонов, армейские политорганы, Реввоенсоветы и Генштаб. Армейские подразделения будут применяться в качестве карательной силы.

Ленин настаивал на окончательной и скорой расправе с Русской православной церковью немедленно: «Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать»8.

Политбюро ЦК РКП(б) 22 марта 1919 г. приняло план Троцкого по расправе с церковью. Он включал арест Синода, показательный процесс по Шуйскому делу, а также указывал - «Приступить к изъятию во всей стране, совершенно не занимаясь церквами, не имеющими сколько-нибудь значительных ценностей»9.

10 мая 1922 г. были расстреляны шуйские протоиерей Павел Светозаров, иерей Иоанн Рождественский и мирянин Пётр Языков.

Шуя превратилась в символ беспрецедентной борьбы властей с церковью, открыла период «охоты» за православным духовенством и его истребления.

Борьба за церковь

Вслед за телеграммой о Шуе в Политбюро ЦК РКП(б) стали поступать многочисленные сообщения об актах протеста из разных городов России. Бурлили центральные губернии, весь Урал и Сибирь, отчаянно сопротивлялись обе столицы.

Церковные волнения приобретали размах и характер стихийного массового народного сопротивления. Источники свидетельствуют о массовом характере выступлений - целыми селами, уездами. Основными очагами выступлений были крупные города - Смоленск, Орел, Москва и Петроград, а также фабричные и торговые города, промысловые села, где преобладала интеллигенция и зажиточные слои. Тамбовщина, испытавшая на себе всю тяжесть политики большевиков, также отчаянно защищала церковь.

Кампания по изъятию церковных ценностей только за первое полугодие 1922 г. вызвала более 1400 случаев столкновений. Судебные процессы над духовенством прошли в 1922-1923 гг. по всей России. В 1923 г. в VI («церковном») отделении секретно-политического отдела ГПУ находилось в производстве 301 следственное дело, было арестовано 375 человек и выслано в административном порядке, в том числе за границу, 146 человек. К концу 1924 г. в тюрьмах и лагерях побывало около половины всего российского епископата - 66 архиереев. По данным Православного Свято-Тихоновского богословского института, общее количество репрессированных церковных деятелей в 1921-1923 гг. составило 10 тысяч человек, при этом был расстрелян каждый пятый - всего около 2 тысяч.

Но этим репрессии против церкви не ограничились, и их динамика говорит о возрастании числа жертв с каждым годом.

Итоги кампании по изъятию церковных ценностей

По документам, в ходе кампании всего было изъято ценностей на сумму немногим более 4,5 миллионов золотых рублей, тогда как ожидалось изъять сотни миллионов. (Напоминаем, что до начала насильственного изъятия ценностей церковь в помощь голодающим добровольно собрала более 8 миллионов рублей). Большая часть изъятого была истрачена на проведение самой кампании, пошла на обеспечение партийного и советского аппарата и безвозвратно исчезла за границей.

Материал подготовлен Анной Сахаровой

---------------

1 Письмо В.И. Ленина членам Политбюро о событиях в г. Шуе и политике в отношении церкви 19 марта 1922 г. //см. Архивы Кремля. Политбюро и церковь 1922-1925 гг.

2 Акты Святейшего Тихона... С. 178; Русская Православная Церковь в советское время (1917-1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью / сост. Г. Штриккер. Кн. 1. М., 1995. С.146-147.

3 Васильева О.Ю., Кнышевский П.Н. Красные конкистадоры. М.: Соратник, 1994. С. 157.

4 Акты Святейшего Тихона... С. 190.

5 Одним из исключений был митрополит Петроградский Вениамин (Казанский), который благословил отдать для помощи голодающим и богослужебную драгоценную утварь, оговорив лишь, что это должно производиться не кощунственно и церковь должна знать дальнейшую судьбу изъятых ценностей. И сам владыка, и его ближайшие сподвижники были осуждены и расстреляны летом 1922 г.

6 ГАРФ. Ф.1235. Оп.140. Д.60. Л.693 об., 694-696; ЦА ФСБ. Ф.1. Оп.6. Д.11. Л.61-62; РГВА. Ф.33988. Оп.2. Д.438. Л.243.

7 АПРФ. Ф.3. Оп.60. Д.23. Л.16 // цит. по Н.А. Кривова // Власть и Церковь в 1922-1925 гг.

8 Письмо В.И. Ленина членам Политбюро о событиях в г. Шуе и политике в отношении церкви от 19 марта 1922 г.

9 Письмо Л.Д. Троцкого в Политбюро ЦК РКП(б) с предложениями о репрессиях против духовенства, принятыми Политбюро с поправкой В.М. Молотова 22 марта 1922 г. // см. Архивы Кремля. Политбюро и церковь 1922-1925 гг.

 Большинство источников цитируется по: Н.А. Кривова // Власть и Церковь в 1922-1925 гг. режим доступа: http://krotov.info/history/20/krivova/kriv01.html

КИФА №3(141), март 2012 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования