gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
2017-й год
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
29.01.2012 г.

На следствии он не назвал ни одной фамилии

Исследователи нашли новые документы, говорящие о последних днях одного из основателей Союза православных братств Петрограда

Еп. Иннокентий
Епископ Иннокентий, 1922 г.
Газета «Кифа» не раз обращалась к истории Александро-Невского братства и к памяти одного из его основателей и руководителей, архиепископа Иннокентия (Тихонова). Последние месяцы жизни владыка служил в Винницкой епархии.

Винницкий исследователь жизни владыки Иннокентия Назарий Давидовский передал нашей газете материалы из уголовного дела архиепископа 1937 года, по которому он был приговорен к расстрелу, а также его жизнеописание, составленное в преддверии всеукраинской канонизации святого (сегодня архиепископ Иннокентий канонизирован как местночтимый святой Харьковской епархии, где он служил правящим архиереем несколько месяцев до Винницы).

* * *

В 1937 году кафедральный собор Винницы был закрыт, правящий архиерей фактически не имел места служения. Поэтому архиепископ Иннокентий поселился в пригороде Винницы, городе Хмельнике. По воспоминаниям его духовной дочери С. Чистоткиной, «жил он там в очень трудных условиях, постоянно ожидая ареста».

Уголовное дело владыки основано на показаниях нескольких священников и мирян. Понимая всю степень фальсификации слов свидетелей в протоколах допроса, всё же за протокольным слогом можно услышать живые слова архиепископа и тех, кто был с ним рядом.

Первое богослужение владыки Иннокентия в Хмельнике произошло под Крестовоздвижение. По показаниям священника П. Яницкого, «в церкви присутствовало все духовенство, проживающее в Хмельнике, а также много молящихся мирян». В протоколе допроса со слов свящ. П. Яницкого описано представление народу владыки псаломщиком храма Сильвестром Колтуновским: «Возлюбленные братья и сестры, к нам прибыл архиепископ Тихонов Борис Дмитриевич, в прошлом судим, был на высылке около 11 лет, благополучно вернулся, надо будет создать ему хорошие условия для работы, относиться к нему сочувственно, ибо он мученик».

Архиепископ Иннокентий прожил в Хмельнике всего месяц. Но и в течение этого короткого периода он начал собирать духовенство, призывая его к активным действиям. «Надо усилить религиозную пропаганду среди крестьян, тогда все будет в порядке. Все условия у нас для этого сейчас имеются. Учтите, что новая конституция разрешает быть верующим, так что всё теперь зависит от нас» (из показаний свящ. П. Стукана). «Очень часто епископ Тихонов Б.Д. вызывал служителей религиозного культа, не группами, а в одиночку, давал поручения, требовал: "Мы дожили до того, что в Хмельникском р-не существует всего одна церковь. Это нужно объяснить тем, что мы все проявляем большую пассивность. Надо не сидеть сложа руки, надо действовать, идите из села в село, бывайте всюду, не пропускайте ни одной крестьянской квартиры, напомните, что существует Бог"» (из показаний свящ. П. Яницкого).

«За время пребывания в г. Хмельнике архиепископа Тихонова Бориса Дмитриевича последний приблизил к себе всех проживающих в Хмельникском р-не монахов. Монахам Тихонов давал задание следующего содержания: "Вам монахам неудобно самим идти в народ с целью развертывания религиозной работы. Для этого свяжитесь с монашками, коих в Хмельникском районе не мало, пускай они лучше свяжутся преимущественно с женщинами и сделают их стойкими в вере"».

«На днях Тихонов мне сказал, что волна арестов - это временное явление. Религии никто не уничтожит, поэтому отказываться от сана не советую, т.к. скоро настанет время, когда все возвратится к старому» (из показаний свящ. Гороховского).

Владыку арестовали 28 октября 1937 года, инкриминируя ст. 54-10, ч. 2 УК УССР (контрреволюция). 13 ноября в отношении него был проведен первый и единственный допрос. Архиепископ Иннокентий не назвал ни одной фамилии, отрицал обвинения, не соглашался со свидетельствами и ни в какие переговоры со следователем не вступал.

В деле указано, что он был арестован пять раз - в 1922, 1925, 1931, 1934 и 1937 годах. В обвинительном протоколе от 20-21 ноября говорится о том, что он «систематически собирал у себя на квартире бесприходное духовенство, агитировал духовенство не отказываться от сана, организовывал агитацию среди крестьян за открытие закрытых церквей... Допрошенный в качестве обвиняемого, Тихонов Борис Дмитриевич виновным себя не признал, однако его антисоветская деятельность подтверждена показаниями свидетелей...»

29 ноября 1937 года в полночь владыка был расстрелян. Сохранились свидетельства очевидца о том, как происходили расстрелы:

«Вечером заключенных выводили в тюремный двор. Их одежду закидывали в грузовики, а самих оставляли во дворе с крепко связанными за спиною руками. Потом их вели через двор к гаражам, расположенным четырехугольником. Площадка перед гаражами, предназначенная для мытья машин, была заасфальтирована. Как только арестованного подводили к прикрытой сеткой водосточной яме, сразу же звучал выстрел энкавэдэшника. Несчастный падал на сетку водосточной ямы. Часто энкавэдэшнику приходилось по два, по три, а то и по четыре раза стрелять в жертву, пока та не умирала. Тела убитых закидывали на грузовики, которые стояли рядом. Шум запущенных моторов в гаражах заглушал выстрелы. На протяжении долгих месяцев каждый вечер в тюремном дворе винницкого НКВД происходили подобные сцены».

В 1937-38 гг. в Винницкой области было расстреляно около 20 тысяч человек, среди них было немало священнослужителей. Во время немецкой оккупации проводилась эксгумация останков погибших, опознали 679 человек, и среди них - владыку Иннокентия.

Архиепископ Иннокентий был человеком живой и горячей веры. Его сподвижник, один из немногих оставшихся в живых в годы гонений и ставший впоследствии митрополитом Гурий (Егоров) вспоминал: «Владыка Иннокентий был ученый монах. Это был богословский ум, который любил постоянно рассуждать. Он был очень горячий, вспыльчивый; тогда с ним трудно было иметь дело. Мы с ним иногда спорили, расходились, но, конечно, только в мелочах. А в главном мы были с ним единомышленны. Владыка Иннокентий очень любил богослужение. Всё, начиная от его внешних форм и кончая его содержанием, он всегда стремился осмыслить. Богослужение совершал он особенно прекрасно. Он всегда горел душой».

Справка

Борис Дмитриевич Тихонов родился в 1889 году в г. Троицке Оренбургской губернии в семье городских мещан. Закончил Томскую духовную семинарию, Санкт-Петербургскую Духовную Академию и Археологический институт.

С первых дней боевых действий во время Первой мировой войны служил при подвозном автомобильном перевязочном отряде в должности духовника больных и раненых, впоследствии был духовником при Втором Серафимовском лазарете. Военную службу закончил в звании полкового священника Терского казачьего полка.

После революции вступил в борьбу за Церковь, понимая, что ее спасение возможно лишь в единении верующих. Силами о. Иннокентия и его друзей, братьев оо. Льва и Гурия (Егоровых), в Петрограде было основано Александро-Невское братство, в котором иером. Иннокентий возглавил кружок любителей православного богослужения. Братство включало в себя лаврских монахов и мирян обоего пола.

Обычный день братчика был заполнен с утра до позднего вечера: утром - Литургия, днем - работа или помощь в больницах и в семьях репрессированных священников, организация передач в тюрьмы, вечером - учеба на курсах или в Богословском институте. По выходным дням - беседы и лекции при храмах, утешение людей, измученных и запуганных происходящими в стране переменами; преподавание детям Закона Божьего, который в школах был теперь запрещен.

Благодаря владыке Иннокентию основой жизни братства стали ежедневные Литургии. В братском храме при Александро-Невской лавре богослужение проходило в таком благоговейном и молитвенном духе, что некоторые люди, случайно попав на службу, навсегда оставались в братстве. Служили строго по уставу, прочитанное Писание пояснялось в проповедях, пели все молящиеся. Эти богослужения любил митрополит Петроградский Вениамин и старался чаще бывать на них.

Владыка Иннокентий не остановился на создании братства, он стал одним из инициаторов братского Союза Петрограда, в который с 1920 по 1922 год вошло 15 братств. Однако в 1922 году органы ГПУ попытались разгромить братское движение. Главным обвиняемым по «делу православных братств» проходил владыка Иннокентий.

Сохранились письма владыки из ссылки. В них он призывает братчиков держаться принятой в их среде строгой жизни, не оставлять добрых дел, не поддаваться на провокации обновленцев, но больше всего заботится об их церковном единстве: «Берегите Братство, это святое общение в Церкви. Доселе вы очень дорожили зданием, иконами, украшениями и принадлежностями богослужения, колоколами. Кажется, все Господь возьмет на время или совсем от нас для того, чтобы мы восчувствовали не убор, не блеск, но самое Тело во Христе, самую Церковь, братское общение наше в благодати».

Четверть жизни владыка провел в тюрьмах, лагерях и ссылках, и все это время не прерывалось его общение с братчиками, ставшее для него продолжением евангельского пути жизни и свидетельства о Христе в этом мире.

Архиепископ Иннокентий был расстрелян 29 ноября 1937 года. Церковная память о святителе совершается 19 мая/1 июня.

Материал подготовлен Анастасией Наконечной

Редакция приносит искреннюю благодарность Назарию Давидовскому за предоставленные документы и жизнеописание

КИФА №1(139) январь 2012 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования