gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Духовное образование arrow Зачем в Церкви нужны миссионеры. Интервью с Натальей Адаменко, преподавателем миссиологии (СФИ)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
10.12.2011 г.

Зачем в Церкви нужны миссионеры

Интервью с Натальей Адаменко, преподавателем миссиологии (СФИ)

- Вы преподаете в Свято-Филаретовском институте миссиологию. А много ли вузов, где преподают этот предмет? Как эти курсы обычно строятся?

- Сейчас миссиологию преподают в большинстве духовных семинарий и академий. Курс этот обычно основан на учебном пособии, которое издано Синодальным Миссионерским отделом Русской православной церкви под редакцией его председателя, архиепископа Белгородского и Старооскольского Иоанна (Попова). В прошлом году вышла его вторая редакция. В этом учебном пособии собран достаточно разноплановый материал, который позволяет преподавателям миссиологии выбрать тот или иной ракурс подачи предмета. Некоторые идут самым простым путем - берут весь учебник и последовательно его разбирают на занятиях. До того, как сравнительно недавно появилось это пособие, с преподаванием миссиологии были большие трудности. Во многих семинариях и академиях вообще не было этого предмета, а тем более не было катехетики.

Стоит отметить, что если миссиологию сейчас почти повсеместно ввели, то с катехетикой, к сожалению, остаются большие проблемы. Нет ни общецерковных учебников, ни методологии преподавания. Единственное, что я могу вспомнить из учебных пособий - это «Таинственное введение в православную катехетику», магистерскую работу о. Георгия Кочеткова, или исторические исследования, например, «Историю катехизации в Древней Церкви» диакона Павла Гаврилюка. Впрочем, в наших духовных школах никогда и не было катехетики как предмета. Вот это действительно интересный факт, то есть катехизацию, в отличие от миссии, никто никогда не воспринимал всерьез и всерьез ею не занимался.

Так что если говорить о специфике нашего института - только у нас курсы миссиологии, катехетики и гомилетики объединены в единый цикл, более того, кафедра, ведущая эти предметы, является профилирующей. Раньше это был один учебный курс и преподавал его наш ректор, о. Георгий Кочетков. Сейчас это три предмета, которые ведут разные преподаватели. Но это по-прежнему единый цикл, и то, что он существует и в его состав включена катехетика, является особенностью нашего института. Мы практически единственный вуз на территории России, где преподается этот предмет. При этом разделение цикла на три предмета достаточно условно. Мы, преподаватели, стараемся хранить внутреннее единство наших курсов, их связь и преемственность, и в каком-то смысле это по-прежнему один предмет, который можно описать одной емкой фразой: «изучение вхождения человека в Церковь». Изучается воцерковление как таковое с самого начала до самого конца, потому что все оно, действительно, основано на проповеди, на слове Божьем. Миссия - проповедь внешним, катехетика - проповедь людям, входящим в Церковь, гомилетика - проповедь людям, которые уже в Церкви, помогающая их духовному росту.

К сожалению, в других духовных вузах нет такого целостного подхода к изучению процесса воцерковления. Отдельно преподается миссиология, отдельно - гомилетика (чаще всего в разделе «пастырское богословие»), а катехетика вообще как предмет не существует. Один раз, беседуя с выпускниками семинарий, я спросила их: «А как вы будете применять знания по миссиологии?» Они отвечали: «Главная наша цель - чтобы человек пришел в храм».

- Ну, вот он приходит в храм, и что?

- А там слышит проповедь...

То есть период научения вере, катехизации - он выпал. В этом, собственно, основная трудность воцерковления людей сегодня.

Еще, может быть, стоит добавить, что курс, который преподается сейчас в нашем институте, прежде всего рассчитан на мирян.

 

- Но, тем не менее, священники иногда учатся в СФИ?

- Да. И священники учатся, и говорят, что наш курс очень полезен, потому что он помогает по-новому взглянуть на миссиологию в целом как на дисциплину и на то, что может входить в этот предмет. Ведь в другие курсы миссиологии все-таки входят некоторые элементы катехетики, например методика проведения бесед перед таинством крещения или после него. (Видимо, таким образом пытаются восполнить отсутствие курса катехетики.) Либо, например, изучаются сугубо специфические темы, адресованные будущим священникам, например, «проповедь в тюрьмах», где изучается, как устраивать в тюрьмах богослужение и т.п. Или, например, «проповедь школьникам и студентам», т.е. изучение того, как вести беседы в школах, как работать с молодежью.

У нас в курсе этого почти нет, для нас главное - чтобы специалист, который оканчивает наш институт, имел представление об основах миссиологии как науки и знал основные принципы православной миссии, основные её правила и понимал, какие ошибки в миссии категорически нельзя допускать. Мы обсуждаем основные этапы миссии, изучаем, как развивалась миссия в нашей церкви. Ну, и, пожалуй, самый интересный вопрос - что такое миссия, каковы ее цели. Это и самый главный вопрос. Потому что если, скажем, цель для узко понимаемой миссии - привлечь людей в храм, чтобы они просто туда пришли, то цель миссии в широком смысле, конечно, другая. И это нужно знать и уметь различать. Нужно научиться также понимать разницу между миссией обычным людям и людям с особенностями, в том числе тяжелобольным, умирающим, тем, у кого уже есть какая-то вера, то есть иноверным.

 

- Можете ли Вы привести какие-нибудь наиболее разительные примеры того, что для студентов оказывается неожиданностью при описании того, что не надо делать?

- Есть три самые большие «системные» ошибки, от которых не застрахован любой миссионер: это контрмиссия (когда критикуется и ругается чужая вера, а своя только хвалится), прозелитизм (когда идет переманивание людей из других конфессий) и лжемиссия. Так вот, самое большое количество вопросов и недоумений бывает связано с лжемиссией. Что же это такое, как ложь может примешаться к миссии?

Ответ очень прост: ложь - это искаженная, «перекрученная» правда - правда, к которой добавлено немножко чего-то ненужного и недолжного. Например, когда к мотивации миссионера примешивается что-то чуждое духу Евангелия, он начинает думать не о помощи вот этому конкретному человеку в том, чтобы его жизнь изменилась, чтобы он встретил Бога, чтобы он вошел в Церковь, а о еще каких-то других целях, пусть даже благих. Например, миссионер думает о том, чтобы вырос приход, чтобы этот человек мог потом помочь церкви (материально или еще как-то, не суть важно). Или, например, в семье часто так бывает, когда хотят привести к вере мужа, жену, детей, чтобы самим верующим стало легче жить. И такая неверная внутренняя направленность у самого миссионера, его неверная мотивация, корысть, которые примешиваются к истине, очень мешают миссии. И когда об этом говоришь, это вызывает удивление: ведь цели-то, казалось бы, благие, как же они могут мешать? Но они мешают. Потому что в основе подлинной евангельской миссии всегда лежит дух бескорыстной любви и только он.

 

- А что бывает самым неожиданным из того, что нужно для плодотворной церковной миссии?

- Пожалуй, с самым большим недоумением и удивлением встречается обсуждение вопроса о цели миссии. С какой целью мы выходим на проповедь? Зачем в Церкви нужны миссионеры, зачем вообще нужно свидетельство, чего мы хотим добиться? Как правило, здесь называют обычные причины: «чтобы храмы наполнились, чтобы происходил рост церкви и она прирастала новыми приходами, епархиями». Т.е. демонстрируют прежде всего внешний, количественный подход. Тогда можно спросить, а в чем смысл этого роста? Цель этого роста - в чем? Ну вот, открыты еще приходы и епархии, и что? Что в результате-то должно получиться? И ответ на эти вопросы всегда удивляет. Дело в том, что цель миссии - это не только и не столько рост числа храмов и не количество крещений, а прославление Имени Божьего. Чтобы слава Божья росла, чтобы она распространялась, чтобы Имя Божие прославлялось через людей, чтобы они начинали Бога прославлять своей жизнью, чтобы их жизнь менялась. Это миссия Церкви в широком смысле слова, ради этого Церковь и существует. К сожалению, об этом мало кто помнит - о том, что для достижения цели миссии нужно, чтобы сам человек изменился, покаялся и воцерковил свою жизнь, чтобы он стал жить по-другому, жить по-христиански. Не просто понял и осознал, что Бог есть и что теперь ему нужно иногда ходить в храм, но чтобы он сам изменился и его жизнь изменилась так, чтобы через него стало видно славу Божью, чтобы другие люди видели его дела и прославляли нашего Небесного Отца. Возрождение и преображение конкретного человека - вот это цель миссии.

Беседовала Александра Колымагина


Справка

Объединенная кафедра миссиологии, катехетики, гомилетики - богословских дисциплин и литургики является в СФИ ведущей и выпускающей по направлению «Теология».

***

Кафедра осуществляет научную деятельность по нескольким направлениям: миссиология и катехетика, богословие и литургика. Основным направлением научно-исследовательской деятельности кафедры является изучение и развитие исторического опыта миссии, катехизации (оглашения) и проповеди в христианской церкви с целью его реализации в ныне существующей православной практике оглашения. Особенностью трудов кафедры в данном направлении является то, что они опираются на многолетний практический опыт миссии и оглашения взрослых, начатый в 1970-е гг. проф.-свящ. Георгием Кочетковым, а позже поддержанный и другими членами кафедры. Этот опыт, продолжающийся около сорока лет, не имеет аналогов в новейшей истории православной церкви как по глубине изучения проблем катехизации, разработанности и системности, так и по охвату (более пятнадцати тысяч человек, прошедших оглашение).

На базе кафедры постоянно действует семинар по актуальным проблемам современного богословия и литургики, кружок катехизаторов и кружок по миссии. Поскольку работа кафедры тесно связана с практикой катехизации, в состав ее входят как преподаватели, так и ведущие катехизаторы.

На базе кафедры СФИ проводит научно-практические тематические конференции, посвященные проблемам миссии и катехизации в современной церкви. Члены кафедры принимают участие в различных церковных и светских научных мероприятиях, выступают с докладами и сообщениями, готовят публикации, принимают участие в телевизионных и радиопередачах, интернет-конференциях.

***

Членами кафедры были подготовлены и изданы многочисленные статьи и ряд монографий по теории, истории и практике миссии и катехизации. Важнейшими из них являются два катехизиса для просвещаемых и катехизаторов, цикл бесед по христианской этике, таинствоводственные беседы проф.-свящ. Георгия Кочеткова и др. материалы для катехизаторов и миссионеров, а также монография диакона Павла Гаврилюка об истории катехизации в древней церкви под редакцией заведующего кафедрой МКГ.

***

Кафедра проводит ежегодные международные научно-богословские конференции, круглые столы и семинары, совместно с зарубежными учеными работает над изданиями современных богословских трудов. Члены кафедры принимают активное участие в научных конференциях и других научных мероприятиях за рубежом.

Кафедра сотрудничает с различными зарубежными учебными заведениями в Голландии (Университет Nijmegen Radboud), в Париже (Свято-Сергиевский православный богословский институт), в Нью-Йорке (Свято-Владимирская семинария), в Праге (теологический факультет Карлова университета).

Всеяпонский Православный Собор 1882 г.
Групповая фотография участников Всеяпонского Православного Собора 1882 г. В центре сидит св. равноап. Николай Японский
 

 КИФА №15(137) ноябрь 2011 года

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования