gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Событие arrow События и комментарии (май 2011)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
30.05.2011 г.

Пасха, двери райские нам отворяющая

На праздник Пасхи - светлого Христова Воскресения - более 130 человек из десяти городов России и из-за рубежа воцерковились в результате оглашения в Преображенском братстве. Семь человек - взрослые и дети - приняли таинство крещения, а на пасхальной литургии большинство из них причащались первый раз в жизни.

Нововоцерковленные с катехизаторами

Именно со Светлой седмицы, в соответствии с церковной традицией, начался следующий этап их воцерковления - таинствоводство, или мистагогия. Предыдущие два этапа были посвящены подробному чтению Священного писания, знакомству с храмовым богослужением, научению личной молитве, православной вере и жизни по вере.

С одной стороны, Светлая седмица - это завершение, итог предыдущих этапов оглашения, а с другой - начало новой жизни для оглашаемых, уже в качестве причащающихся членов Церкви. Помимо участия в таинствах, нововоцерковленные посещают таинствоводственные беседы - объяснение церковных таинств, - знакомятся с основами православной догматики и аскетики. После Светлой седмицы таинствоводство будет продолжаться еще семь недель.

Мы попросили катехизаторов Преображенского братства рассказать о том, что такое Светлая седмица и какой новый духовный опыт приобретают нововоцерковленные.

Валерий Ларионов (Тверь): «То, чего я всегда жду и что всегда вижу на Светлой седмице, можно передать евангельскими словами «должно вам родиться свыше». Рождение свыше - это духовная реальность, которую мы знаем как жизнь в церкви, жизнь в Духе. Именно на Светлой они приобщаются к этой духовной реальности, и это самое главное событие в жизни, на мой взгляд.

Прежде всего, нововоцерковленные приобретают опыт Церкви - самой настоящей, любящей, открытой, свободной, и этот опыт складывается в сердце, запечатлевается там. Может быть, они не всё понимают сразу и не всё осознают, но этот опыт сохраняется как опыт расширения сердца. И на этот опыт они смогут потом опираться в своей духовной жизни.

Кроме ежедневного участия в литургии и таинствоводственных беседах, нововоцерковленные братья и сестры могут попробовать себя в разных церковных делах, например, в пении и чтении в храме или  уборке храма и его территории. Причем они делают это с большой радостью, для меня это даже удивительно: видеть, с какой радостью и охотой люди делают простую работу - моют, метут, переносят кирпичи. Есть также возможность поговорить с ними на тему их будущей миссии и свидетельства. Им интересно узнать, как они, верующие люди, могут свидетельствовать о своей вере, как им делать это осознанно, грамотно, избежать ошибок. Очень полезной оказалась беседа со священником о ритме церковной жизни на ближайший год, а также встреча, посвященная проповеди, - о том, как научиться слушать проповеди, выделять в них главное, вместе обсуждать, что услышали и поняли.

Важно также, что они ближе знакомятся друг с другом, особенно живущие в разных городах. Они общаются, делятся впечатлениями, делятся духовным опытом. Интересно, что у разных людей бывают очень похожие духовные пути, которыми они пришли к Богу и в Церковь. Пути, похожие по существу, а не в деталях, конечно, и это радует. Почти у всех была жажда иного качества жизни, новой жизни, которая утоляется только в Церкви».

Олег Глаголев (Екатеринбург): «Трудно выделить здесь что-то одно, потому что и богослужения, и проповеди, и таинствоводство - это всё и есть Светлая седмица. Для людей это не только опыт глубокой безотчетной радости, но ещё очень важное испытание. Потому что в каком-то смысле выявляется наше несоответствие призванию и даётся благодать Божья, чтобы это несоответствие преодолевать, а не унывать пред лицом Божьим.

Пожалуй, самый важный опыт, который приобретается на Светлой седмице и остается надолго, - это понимание и соединение в жизни двух вещей: просвещения и воцерковления. Человек просвещается и присоединяется к Церкви, он обретает здесь новую жизнь, новое родство, новое творчество, новые надежды, Господь открывает ему новый путь. И люди начинают приносить благодарение Богу, хотя путь воцерковления для некоторых был очень трудным. Интересно, как на Светлой седмице у людей расширяется «кругозор» в молитве, если можно так сказать. Сначала они молятся только о своих близких, о тех, кто не смог приехать на Светлую седмицу. Потом начинают молиться и о тех, кто присутствует, о нуждах друг друга, о церковных делах, о Церкви».

Встреча 

Информационная служба Преображенского братства

КИФА №7(129) май 2011 года


Международная конференция «Христианская культура: библеистика, богословие, философия, литература, искусство» прошла 26-27 апреля в Москве.

Международная конференция «Христианская культура: библеистика, богословие, философия, литература, искусство», посвященная памяти знаменитого ученого, академика РАН Сергея Аверинцева (†2004), прошла 26-27 апреля в Москве.

В течение двух дней в стенах РГГУ и СФИ звучали доклады отечественных и зарубежных ученых - филологов, переводчиков, искусствоведов, библеистов, религиоведов. Программа конференции строилась по принципу сочетания тех направлений в культуре и гуманитарной науке, которые разрабатывал наш выдающийся современник - человек энциклопедических знаний, филолог, культуролог, библеист, литературовед, поэт, переводчик Сергей Сергеевич Аверинцев.

Открыли конференцию Дмитрий Бак, проректор РГГУ по научной работе, и профессор-священник Георгий Кочетков, ректор СФИ.

Говорить об Аверинцеве и трудно - в силу масштаба его личности, и легко, поскольку все, чем занимался этот человек, сходится в каком-то едином фокусе, отметил Дмитрий Бак. Аверинцев был одним из тех, кто в конце 1980-х - начале 1990-х вывел научное знание за пределы аудиторий. «Помню, что творилось в Москве во второй половине 1980-х, когда Аверинцев получил возможность высказываться на публике: его лекции, выступления вызывали немыслимый энтузиазм». Аверинцев - человек учительной культуры, -  подчеркнул Дмитрий Бак.

Профессор-священник Георгий Кочетков назвал два важнейших качества Сергея Аверинцева, дающих ключ к пониманию его личности - энциклопедизм и церковность. Он обладал дерзновением, смелостью и свободой, свойственными церковному человеку, и в то же время был способен общаться с людьми независимо от их веры, духовного опыта и даже знаний. Отец Георгий назвал Сергея Сергеевича богоискателем,  в том смысле, что в его богослужебных и библейских переводах, вообще во всем, что он делал, - проявился настоящий поиск Бога. Эту жажду богооткровения и богопознания Аверинцев пронес через всю свою жизнь.

Пленарное заседание «С.С. Аверинцев: богословие культуры нашего времени» открыло выступление профессора Женевского университета Жоржа Нива, посвященное поэтическим переводам Сергея Сергеевича. Для Аверинцева процесс перевода стихотворения на новый язык был, по его мнению, сродни перевоплощению актера: переведенное стихотворение становится фактом иного языка и культуры (иногда даже слишком сильно), привнося в то же время в этот язык чуждость, инаковость элементов языка, на котором оно создано. Молитва швейцарского святого Николая из Флюэ: «Господи, освободи меня от меня» стала своеобразным девизом переводческой деятельности Аверинцева. В то же время ему удавалось избежать другой крайности - буквализма, ибо поэзия не может быть только буквой, но призвана быть и буквой, и духом. 

Поэт и филолог Ольга Седакова в своем докладе «С.С. Аверинцев, чтец (чтение Брентано)» вспомнила слова профессора РГГУ Нины Брагинской, сказанные после кончины С. Аверинцева: «Умер великий русский читатель». (Доклад в незначительном сокращении можно прочитать на с. 8 - ред.)

Тему понимания слова и слышания Слова в творчестве Аверинцева продолжил доклад члена Межсоборного присутствия РПЦ, профессора СФИ Давида Гзгзяна.

Последним на пленарном заседании выступил ученый секретарь СФИ, профессор Александр Копировский, представивший доклад «Христос-Пантократор в куполе Св. Софии Киевской: к вопросу о содержании образа», написанный как своего рода отклик на статью С.С. Аверинцева «К уяснению смысла надписи над конхой центральной апсиды Софии Киевской».

Конференцию продолжили секции по библеистике, литературному наследию отцов церкви, византийской и западноевропейской средневековой культуре, литературе и искусству. Прозвучали доклады отечественных и зарубежных ученых, профессоров и преподавателей РГГУ и СФИ, МГУ, Института философии РАН, Института востоковедения РАН, Института славяноведения РАН, Высшей школы экономики, Института культурологии, Общецерковной аспирантуры и докторантуры Московской патриархии и др., непосредственно связанные с тематикой трудов Сергея Аверинцева.

Завершил конференцию вечер памяти Сергея Аверинцева, который вели свящ. Георгий Кочетков и поэт Ольга Седакова. Выступавшие тепло вспоминали о личных встречах с Сергеем Сергеевичем и совместной работе с ним, его уникальных способностях, неординарности мысли, творческом подходе к различным проблемам светской и церковной науки, искренности и глубине его христианской веры.

Ольга Седакова начала вечер строчками из стихотворения В.А. Жуковского, посвященного умершим друзьям: «Не говори с тоской: их нет; но с благодарностию: были». Она назвала Аверинцева учителем жизни, который развивал умственные и душевные навыки без морализма и дидактики.

Прямых учеников у таких людей, как Аверинцев, быть не может, - продолжил ее выступление о. Георгий. Но есть живые наследники духа и смысла, которые он принес. Остается проблемой перевод его наследия в современный контекст, чтобы оно было востребовано.

Профессор РГГУ Нина Брагинская вспоминала толпы студентов, осаждавшие двери аудиторий, где должен был выступать Аверинцев, так что порой он сам не мог попасть на свои лекции. Она отметила, что филология была для него путем, выводящим за пределы «серой пелены убожества», покрывавшей советскую действительность. Византийская эстетика в то время была нужна людям, как глоток воздуха. Сейчас - другое время, мы живем не в ситуации дефицита мировой культуры. Нужно ли сегодня кому-нибудь наследие Аверинцева? - поставила она в конце выступления тревожный вопрос.

По замечанию руководителя центра изучения религий РГГУ проф. Николая Шабурова, церковь и филология были для Аверинцева единым миром. Однако оба они начали отторгать его еще при жизни. С «осторожным оптимизмом» Н. Шабуров выразил надежду, что подобное отношение со стороны науки и церкви к наследию Сергея Сергеевича изменится.

Жорж Нива, отвечая на вопрос М. Селезнева, связан ли интерес к подлинному - вере, культуре - только с цензурой и гонениями, предложил различать дефицит культуры как внешнее обстоятельство и духовный голод как качество, конституирующее личность. «Не надо петь гимн чуме», - пошутил он. Но можно и нужно учиться испытывать духовный голод даже при внешнем изобилии.

Вечер воскресил памятное всем состояние последних лет советского периода, когда людей церкви и культуры объединяло общее стремление к свету и к просвещению. Почувствовалась общая солидарность в «аверинцевском» подходе и пути в культуре, во взаимном питании культуры и веры, которая помнится как норма жизни, к сожалению, сегодня уже не присутствующая в широком общественном сознании и опыте. Однако общение людей в этом контексте свидетельствовало о желании послужить возрождению и этого подхода, и общего дела просвещения.

Хор СФИ
Хор Свято-Филаретовского института исполнил псалмы в переводе С.С. Аверинцева
 

Выступления участников вечера памяти  «Сергей Аверинцев - энциклопедическое знание и мышление», прошедшего в рамках этой конференции, читайте здесь>>

Информационная служба СФИ


В Санкт-Петербурге прошла презентация семитомника переводов «Православное богослужение»

13 мая в Санкт-Петербурге в Российской национальной библиотеке по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира состоялась презентация серии переводов «Православное богослужение» с участием их автора проф.-свящ. Георгия Кочеткова. Серия выходит по благословению епископа Тульчинского и Брацлавского Ионафана. Это первый со времени переводов иеромонаха Феофана (Адаменко) (†1937) опыт перевода основного корпуса неизменяемых текстов православного богослужения на русский язык.

Проректор СФИ Д.С. Гасак в своем приветственном слове отметил важность не только представления изданных книг, но и возможность во время презентации обсудить данную работу, как и вообще проблематику перевода православного богослужения на русский язык: принципы перевода, его благовременность, возможность и опыт совершения молитвы на современном русском языке.

Руководитель издательства Свято-Филаретовского института, секретарь переводческой группы семитомника «Православное богослужение» Кирилл Мозгов кратко рассказал собравшимся о более чем 30-летней истории представленных переводов. Он напомнил, что впервые они были использованы в храмовом богослужении в начале 1980-х годов в стенах Ленинградской духовной академии, когда их автор, будущий священник Георгий Кочетков, был ее студентом.

Презентация серии переводов

«Первой глобальной попыткой внести здравый смысл в ту область, где отказ от здравомыслия равносилен возвращению к магии и язычеству» назвал издание переводов прот. Евгений Горячев, настоятель храмов Благовещения Пресвятой Богородицы и свт. Николая в Шлиссельбурге, катехизатор, преподаватель СПбДАиС. Конечно, предложенные переводы можно улучшать, причём делать это соборно, т.к. без соборного участия не будет и соборной рецепции, но сделанное - пример, достойный всеобщего подражания и уважения.

С филологической точки зрения оценил представленный труд д-р филол. наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Пётр Бухаркин, назвав его подвигом защиты русской культуры. Не будучи горячим сторонником перевода богослужебных книг на русский язык, понимая, сколько проблем, связанных с переводом, требует серьёзного обдумывания, П.Е. Бухаркин отметил чрезвычайную важность перевода в том, что он свидетельствует о больших возможностях русского языка, показывая один из самых верных и глубоких, хотя и очень неспешных путей исправления русской речи. Русский язык сейчас катастрофически теряет такие качества, как лексическое и семантическое богатство, разнообразие, духовная напряжённость. Именно их восстановлению способствуют богослужебные переводы. Не случайно такое большое значение переводам на русский язык уделял и академик С.С. Аверинцев. Вместе с тем, докладчик обратил внимание присутствующих на опасность повсеместного распространения русского перевода, что в таком случае неизбежно приведет к забвению церковнославянского богослужения и к культурному однообразию.

Архим. Ианнуарий (Ивлиев), член Синодальной библейской и богословской комиссий РПЦ, преподаватель СПбДА, переводчик Священного писания, назвал данное издание феноменом культуры, представляющим собой переводческий подвиг. В то же время отец Ианнуарий подверг сомнению миссионерское и катехизическое значение представленных переводов в связи с тем, что средние современные молодые люди, по мнению выступавшего, не только не способны прочитать полуторатысячестраничную Библию, но и вообще практически ничего не читают.

Инициатор и автор представленных переводов - ректор Свято-Филаретовского института проф.-свящ. Георгий Кочетков - в своём выступлении сказал о том, что, по его мнению, в церкви не будет актуален перевод богослужения, пока на литургии не начнётся чтение анафоры вслух, причём не во время пения хора. «Слава Богу, что таких храмов становится всё больше, - отметил докладчик, - но в храмах, где этого не происходит, вообще говоря, русский язык не нужен». Чтение анафоры вслух решает задачу объединения церкви в единой молитве Богу во Христе по дару Святого Духа, включения в эту молитву всей церкви. И тогда вопрос перевода богослужения выходит далеко за рамки только вопроса миссионерского и катехизационного, значение которого, безусловно, велико. Конечно, перевод, в зависимости от того, каким он будет и как мы его будем использовать, не может не повлиять и на общую культуру страны, нации, а значит - и на историю всего нашего народа. Ведь мы ещё не знаем, возродится ли наш народ после падения советской власти. Пока почему-то этого не произошло. Самый важный вопрос: сможет ли церковь предаться подвигу духа, подвигу молитвы, подвигу аскезы, подвигу приближения Царства Небесного - или нет? Только то, что стоит в центре Евангелия, может быть единственным вдохновением в деле перевода, его единственной целью. Никакая рационализация здесь недостаточна. Можно иметь самое лучшее богослужение на любом языке, но если, совершая богослужение, мы не приложим своего сердца, не будет в нас вдохновения - никому этот перевод ничего хорошего не даст.

Отец Георгий рассказал, что переводческой группе приходилось решать целый комплекс задач - филологических, переводческих, литургических, пастырских. Нельзя сказать, что все проблемы решены: «Мы только заглянули в эту бездну, мы только попытались перейти через неё, не повредившись умом и духом. Конечно, никто из нас не думал, что мы делаем это идеально». Критерием успешности перевода авторы считают ответ на вопрос: захотят ли люди молиться словами нового перевода или нет, коснется ли это их сердца? Отец Георгий признался, что работать над переводами было необыкновенно интересно, особенно когда приходилось решать содержательные проблемы литургического характера. При этом большой трудностью для переводчиков являлось отсутствие полного хорошего перевода Священного писания на русский язык. Он выразил уверенность, что с появлением нового перевода сразу же понадобится полная редакция представленного на презентации издания.

Доктор физ.-мат. наук, академик Российской академии естественных наук А.А. Гриб рассказал, что благодаря изданным переводам познакомился с текстами, ранее для него незнакомыми - в частности, с чином проскомидии. Далее ученый назвал церковнославянскую литургию великой поэзией, пусть во многом и непонятной, как непонятна поэзия Велимира Хлебникова или обэриутов: «Церковь в мире - это кусочек антимира, если говорить языком физики, пространство другой реальности, в котором и должен быть иной язык и иная поэзия», - сказал он

Директор Православного института миссиологии, экуменизма и новых религиозных движений прот. Владимир Федоров прямо назвал осуществленную работу подвигом, особенно «в контексте церковно-общественной ситуации». В контексте служения церкви без перевода богослужения у неё нет будущего, поэтому издание серии переводов «Православное богослужение» - очень важное для церкви событие.

Подчеркивая значимость прошедшей презентации для Петербурга, директор Института генеалогических исследований И.В. Сахаров попросил организаторов издать её полную стенограмму. Он рассказал, что сам поёт в церковном хоре более 40 лет и при этом зачастую не понимает исполняемых текстов, пока не познакомится с их переводами. Он предложил издателям публиковать вместе с окончательными вариантами перевода их предыдущие, отвергнутые авторами редакции: «Переводческая кухня - это ведь самое интересное!», а также продолжить начатый разговор серией подобных встреч. Желание продолжить дискуссию выражали и многие другие участники презентации, за недостатком времени не успевшие высказаться.

На презентации был представлен слайд-фильм, рассказывающий о богатой истории богослужебных переводов в Русской церкви. В завершение встречи прозвучали богослужебные песнопения на русском языке в исполнении хора Свято-Филаретовского института.

Анастасия Наконечная

Говорят участники презентации:

Архим. Ианнуарий (Ивлиев)Архим. Ианнуарий (Ивлиев), член Синодальной библейской и богословской комиссий: Презентация в Петербурге прошла замечательно. Её отличала атмосфера очень большой доброжелательности. Ведь, действительно, когда посмотришь на всю проделанную работу, то видишь, что это настоящий подвиг - семь книг переводов. Любой переводчик древних, античных, особенно религиозных текстов, знает, какая на нём лежит ответственность и как трудно это делать. Я поражен этим трудом. Другой вопрос (чисто идеологического характера), поднимавшийся здесь неоднократно многими выступавшими - цель нового перевода, польза нового перевода, совместимость его с общеправославным культурным литургическим комплексом. Но эти вопросы будут и в дальнейшем подниматься, разрешаться или не разрешаться. Они естественны. Главное же - что перевод уже есть, и он стал культурным феноменом. Он, конечно, будет еще миллион раз исправляться. На то он и перевод, что требует своего исправления. Но как бы то ни было, «процесс пошел».

- Какие у Вас впечатления от презентации? Что она может означать для Петербурга, на Ваш взгляд?

Игорь СахаровИгорь Васильевич Сахаров, директор института генеалогических исследований: Я считаю, что презентация была очень нужна, полезна и она очень хорошо прошла. И действительно - все об этом говорили - этот труд представляет собой настоящий подвиг и заслуживает всяческого восхищения. Дело это чрезвычайно нужное и актуальное. Ведь не секрет, что прихожане во время богослужения плохо понимают церковнославянский язык. Более того, это относится даже и к людям церкви - от певчих до чтецов и даже некоторых священнослужителей: отдельные слова остаются непонятными и смысл их лишь угадывается. Поэтому меня радует, что практически не было возражений против того, чтобы русский язык шире входил в богослужебную практику. И выступления, и прения были очень интересными, и было очень обидно, что пришлось прервать обсуждение. Мне кажется, в том же составе нужно продолжать дискуссию, чтобы выслушать многих. Ведь даже если будут возражения - это будет только на пользу дела. Хочу повторить то, что я успел сказать: нужно опубликовать черновые материалы переводов, чтобы показать, какие варианты одного и того же текста или даже отдельного слова рассматривались: процесс перевода интереснее конечного результата, переводческая «кухня» интереснее «готового блюда». Примером может служить Набоков; он не просто опубликовал свой перевод «Евгения Онегина» на английский язык, а показал читателю варианты перевода, плюсы и минусы каждого из них.

Андрей ГусевАндрей Гусев, студент 5 курса Екатеринбургской семинарии

С одной стороны, были представлены совершенно разные точки зрения на вопрос о богослужебном языке. Но с другой стороны, не было часто встречающегося в таких ситуациях какого-то противостояния. Пытались именно найти правильное видение этой проблемы. Каждый признавал, что его точка зрения не только не является во всем положительной и правильной, но и имеет свои подводные камни. Именно это мне очень понравилось в презентации.

- Вы бы хотели использовать этот перевод для лучшего понимания смысла богослужения?

- В свое время мне отчасти пришлось к нему обратиться, когда я готовился к экзамену по литургике. Мне было необходимо посмотреть, как некоторые моменты звучат не только по-церковнославянски, но и по-русски, и как они соотносятся с оригинальным греческим текстом. Поэтому у меня опыт обращения к этому тексту уже был, и этот опыт положительный.

- В Белоруссии и на Украине есть храмы Московской патриархии, в которых служат на современных белорусском и украинском языках. Как Вы отнеслись бы к тому, чтобы и где-то в России был такой храм или часовня, где бы использовались эти или другие переводы на русский язык?

- Честно говоря, я не готов ответить на этот вопрос. Надо подумать над этим вопросом, не могу сказать - да или нет. Но в целом к такой практике я отношусь достаточно положительно. Что-то в этой области надо делать хоть в каком-то направлении, стоять на месте не надо.

Беседовала Анастасия Наконечная


«Самый сокровенный духовный писатель XX века»

Пять самиздатовских томов «собрания сочинений» С.И. Фуделя, напечатанных на машинке, на пожелтевшей от времени бумаге, переплетенных в зеленые истрепанные картонные папки-скоросшиватели (впрочем, два из пяти - уже во вторых, дермантиновых переплетах) - зачитанные, прошедшие через множество читательских рук, обрели свой окончательный приют в архиве их автора, который хранится в библиотеке-фонде Дома русского Зарубежья им. Александра Солженицына. Это один из пяти экземпляров (пятый) самого первого издания пятитомника С.И. Фуделя.

11 мая директор Дома Виктор Москвин, по просьбе которого Культурно-просветительский центр «Преображение» передал мемориальный пятитомник С.И. Фуделя, подписал акт о принятии этих книг на постоянное хранение. Книги передал их владелец проф. СФИ А.М. Копировский. Первоначально он пожертвовал их в библиотеку КПЦ «Преображение», но затем по благословению духовного попечителя культурно-просветительского центра свящ. Георгия Кочеткова было решено подарить эти книги библиотеке Дома русского Зарубежья.

Информационная служба Преображенского братства

Сергей Фудель
Сергей Фудель в ссылке, февраль 1947 г.
Сергей Иосифович Фудель родился в семье священника Иосифа Фуделя (1865-1918) и Евгении Сергеевны Емельяновой (1865-1927) в Москве в 1900 году. Среди знакомых отца Иосифа в Москве были отец Павел Флоренский, философы Константин Леонтьев, Василий Розанов, Лев Тихомиров. Круг общения отца повлиял на мировоззрение сына. Окончив гимназию, он поступил на философское отделение Московского университета.

После революции Сергей борется против «живой церкви», вместе с православными студентами расклеивает листовки, разъясняющие пагубность обновленчества. Ему довелось общаться со святыми старцами Оптиной пустыни. В книге «У стен Церкви» Сергей Фудель описывает свою встречу с оптинским старцем Нектарием: «Быстрой походной вышел ко мне старец, которого я видел впервые, благословил меня и сразу, без всякой подготовки и без каких-либо обращений с моей стороны, сказал: "Есть ли у вас невеста?" И, не дожидаясь ответа, продолжал: "Поезжайте к Святейшему Патриарху Тихону и просите посвятить вас. Перед вами открывается путь священника". Я молчал, ничего подобного не ожидавший, ошеломленный. "Не бойтесь, - сказал он, - и идите этим путем. Бог вам во всем поможет. А если не пойдете, испытаете в жизни большие страдания. Священником он не стал.

В 1922 году после окончания первого курса философского отделения Московского университета Сергей Иосифович был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму за участие в противодействии обновленческому расколу. В 1923 году приговорен к ссылке по ст. 58 УК в Усть-Сысольск Зырянского края. Оказавшись в начале своего исповеднического пути вместе с митрополитом Казанским Кириллом (Смирновым), епископом Ковровским Афанасием (Сахаровым), архиепископом Фаддеем (Успенским), С.И. Фудель всю жизнь духовно следовал за этими великими подвижниками XX в.

В 1933 году последовал новый арест и по той же 58 ст. УК приговор к заключению в ИТЛ, лагерь в г. Вель, ссылка в Вологодскую область. С 1934 по 1941 год проживал в г. Загорске Московской области с «непоминающим» архимандритом Серафимом (Битюговым), некоторое время скрывавшимся в доме Фуделей. В Сергиевом Посаде, близ Троице-Сергиевой Лавры, жили также Флоренские, Тихомировы, Новоселовы, Голубцовы.

В 1941 году Фудель был призван на фронт и прослужил все четыре года рядовым охраны воинских грузов. После возвращения в 1946 году Сергей Фудель был арестован по делу священника Катакомбной церкви Алексия Габрияника. Алексий Габрияник был женат на сестре Николая Голубцова, с которым Сергей Иосифович поддерживал дружеские отношения. Сергея Фуделя снова отправили в ссылку в г. Минусинск, а затем в с. Большой Улуй Красноярского края.

Сергей Иосифович вернулся в Загорск в 1952 году. Но по закону политические и уголовные преступники не имели права на проживание в Московской области, и вскоре семье пришлось переехать. Первое время по переезде из Загорска жили в городке Лебедянь, потом купили дом в Усмани, в той же Липецкой области. Именно там был закончен серьезный богословский труд Фуделя «Путь отцов». В октябре 1958 года пришел отзыв на него от старца-епископа Афанасия (Сахарова): «Ваша книга - богословское обоснование "монастыря в миру".... С любовью обнимаю Вас и лобызаю, и паки прошу прощения. Спасайтесь о Господе. С любовью, богомолец Ваш, епископ Афанасий».

Исследователи творчества Сергея Фуделя называют его самым сокровенным духовным писателем XX века. В его богословии нет стремления поставить себя над читателем, нет и тени стремления к изысканности слога. По сути, его труды - это не богословские трактаты, а исповедь, обращенная к сердцам, духовное завещание - нам.

Скончался С.И. Фудель 7 марта 1977 года: Отпевали его два священника. «Могучий хор пел так, что во мне что-то омертвелое от горя проломилось и сквозь слезную боль потекло неведомое облегчение... - вспоминал его сын, Николай Фудель. - Клир по тем временам не мог провожать вне ограды, но двери храма выходили прямо на улицу, их открыли и, держа гроб на плечах, стоя на пороге, пели на весь город радостно и согласно: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!»... Медленно по главной улице - Горьковскому шоссе - с этим пением шла за машиной с гробом толпа провожающих. Многолюдная толпа - около ста друг другу почти незнакомых людей, старых и молодых, - на этот час примиренных со всеми». Дочь Сергея Фуделя Мария Желновакова приехала из Липецка к похоронам. Спустя четверть века она говорила об этом как о недавно происшедшем событии: «Было очень много народа. Но, странно, всеми владело не горе, а радость... Хотелось прямо здесь, на кладбище, запеть Пасху...»

По материалам сайта http://sfi.ru

КИФА №7(129) май 2011 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования