gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Между прошлым и будущим arrow По разные стороны баррикад (КИФА 55)
12+
 
Печать E-mail
06.11.2006 г.

По разные стороны баррикад

Его Высокопреосвященству Высокопреосвященному Евсевию, архиепископу Псковскому и Великолукскому

Объяснительная записка

Ваше Высокопреосвященство,  28.09.2006 г. духовник Псковской епархии пригласил меня в Кафедральный собор, провёл беседу о необходимости покаяния перед Правящим архиепископом и вернул моё письмо от 22.08.2006 г. с Вашей собственноручной резолюцией:

«Это была не раскаяние, а просьба покаяния. Не известно кто просит его да и покаяние должно быть принесено в храме перед народом, а не на бумаге, поскольку оскорбление и клевета на правящего архиерея не было в личном письме, а оно вылилось перед лицом всего мира через вашу грязную книгу*.

Придти в храм перед лицом Архиерея и перед св. крестом и св. Евангелием сказать, что оклеветал своего Архипастыря и за это прошу прощения у Бога, у народа, у своего Правящего Епископа. Ни одного требования не выполнено. Нигде не сказано, что виноват, оклеветал, прошу прощения. Как раз и желаю простить только после открытого покаяния. Но ведь вы и не приходили к Владыке и не просили простить вас».

 Без обращения, подписи и числа.
Орфография сохраняется.
             

К этой резолюции прилагаю Ваше предыдущее письмо. Из двух документов очевидно, что Вы изменили требования.

1. В письме требуете покаяния через СМИ, которое я дважды выполнил.

В резолюции выдвигаете противоположное требование: «покаяние должно быть принесено в храме перед народом, а не на бумаге».

2. В резолюции пишете: «просьбы прощения не было ни в одном письме».

В письме спрашиваете: «зачем же вы просите прощение?»

Привожу текст Вашего письма полностью:

Зачем же вы просите прощение в письме, после напечатанной вами книги «Догмат о Церкви» с клеветой на меня? Ведь это же полное фарисейство, на подобие того, когда в советские годы,  богоборцы заставляли улыбаться и в ладоши хлопать с благодарностью палачам говоря «но что здесь такого».

Оставайтесь уж клеветником, лжецом и лицемером до конца Неужели вам не понятно, что вы как лжец исполняете волю сатаны? Ведь он во Истине не стоит и вы ему служите. Вы умело, как клеветник интерпретируете Православный Символ Веры, и правила Апостольские и Вселенских Соборов, и изощряетесь в неправде, тем самым показываете свое подлинное лицо фарисея и лицемера. Как только ваши руки писавшие ложь на архиерея могут подниматься в молитве к Богу -Чистому, Живому и приносить жертву хваления и благодарения Ведь еще в Ветхом Завете сказано Богом в законе: «Не лжесвидетельствуй». Вы же законопреступник, восставший на Церковь Христову и в частности на Русскую Церковь и ее служителей.  Мог ли я позволить вас обидеть, как вы пишете, унизить, преследовать и уничтожить плоды и перспективы социальной вашей работы? Покажите мне хотя бы один документ, ограничивающий вашу церковно-приходскую и общественную деятельность? Удивляюсь, как вы позволили избрать путь клеветы и правакаций и пользоваться сатанинским методом лжи и обмана. «Савле-Павле, Павле-Савле, что мя гониши?» (Деян. 9,4). Как бы вы не преподносили свои суждения и сколько бы вы не приводили цитат о соборности, о единстве Церкви, и как бы вы лукаво не изощрялись в своей правоте, все - таки вы лжец и слуга отца лжи - диавола.

За такую вашу подлость и лукавство, не выношу вам никакого приговора и церковного прещения. Наверное, епископ Акакий, определил вам место со всеми клеветниками и диаволу уготованное им от вечности, от меня же вам пожелание принести всенародное покаяние за свою клевету, через СМИ т. к. ложь и провокация в адрес Архиерея озвучена всенародно, или пусть вас судит Бог и ваша совесть пусть вынесет вам приговор.

Евсевий АРХИЕПИСКОП ПСКОВСКИЙ И ВЕЛИКОЛУКСКИЙ.

 

Резолюция повторяет обвинения и требует покаяния. В духовной жизни христианина совершаются акты примирения и поклонения, покаяния и прощения. Это не тождественные, а разные события, хотя в разговоре нередко одно слово употребляется взамен другого. Священное Писание и литургическое предание требуют от человека «поклонения» и «покаяния» только перед Богом. «Примирение» требуется с Богом и между людьми. «Прощает» нас Бог, требуя, чтобы и мы «прощали» друг друга.

Вы не ищете примирения, даже слово такое не употребляете.

Вы требуете покаяния, которое приносят Богу, как и поклонение.

Открывая Служебник, мы читаем первое условие служения Литургии: «первее убо примирен быти со всеми, и не имети что на кого». Без примирения нельзя служить Литургию. Пятый год прошу у Вас прощения не потому, что моя вина больше Вашей, а потому, что боюсь Бога и не хочу нарушить литургическое условие. Прощаете или не прощаете - дело Вашей совести. Моя совесть требует просить прощения во имя примирения, а не ради выяснения «кто больше прав?» Примирение является двусторонним актом, поскольку в конфликте виноваты две стороны. Покаяние является односторонним актом. Человек согрешил и кается, а Бог его прощает. Подменяя примирение с Вами покаянием перед Вами и поклонением Вам, становитесь на место Бога, которое Вам не принадлежит. У Вас я прошу прощения, а каюсь только перед Богом.

Ваша обида не доказывает мою виновность. Обидчивость бывает необоснованной и может превращаться в греховную страсть. Вы не прочли книгу. Услужливое окружение указало Вам несколько фрагментов, задевших Ваше самолюбие. Вы поверили и сосредоточили внимание на личной обиде, основания для которой преувеличены. Книга указывает факты авторитарного управления и превышения власти епископа, нарушения Вселенских канонов и Устава РПЦ, неуставных отношений с клириками. От этого страдают клир и народ. Проще сказать: в Псковской епархии церковь живёт без любви и свободы. Льстецы говорят то же самое у Вас за спиной. Нас разделяют моральные позиции: меня огорчает грех, а Вас зеркало, отразившее грех.

Пятый год выясняя отношения, мы ни на шаг не продвинулись к примирению. Поскольку Вы не признаёте свою вину,  моя вина Вам кажется безмерной. Попробую очертить её границы.

Нельзя обсуждать обвинение, заявленное в общих словах, ибо отсутствует предмет обсуждения. Конкретизируйте его текстом книги, чтобы я видел свою вину и участвовал в обсуждении. Нет клеветнического текста - нет вины. Согласно Конституции РФ, «обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» (Ст. 49, ч. 2). Тем не менее, привожу основания, опровергающие необоснованное обвинение.

1. «Псковская Правда» № 203 от 02.11.04 опубликовала статью, подписанную всеми членами  Епархиального Совета. В статье они утверждают: «в книге «Догмат о Церкви» нет даже упоминания о личных грехах и пороках нашего Владыки». Это публичная реабилитация: книга не содержит клеветы и оскорблений.

2. Клевета и оскорбление являются правовыми понятиями и могут

быть установлены только судом: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его вина не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда» (Конституция РФ, ст. 49, ч. 1).

Соответственно понимают презумпцию невиновности канонические правила: «Клирика не извергать по одному подозрению» (Феоф. 6).

Приговору суда предшествует следствие: устанавливает событие и мотив преступления, факт совершения обвиняемым лицом и наличие вины даёт правовую оценку и подтверждает свои выводы доказательствами. Те же самые требования предъявляет «Положение о церковном судопроизводстве» (гл. 7, ст. 35). Обвиняя в преступлениях, предусмотренных ст. 129 и ст. 130 УК РФ, без установления вины судом, Вы нарушаете моё конституционное право и подпадаете под встречное обвинение в тех самых преступлениях, какие приписываете мне. Нельзя быть судьёй в собственном конфликте.

Тысячи тысяч незаконно осуждены и реабилитированы в нашей стране. Среди них мой дед и отец, расстрелянные без вины, моя мать. Сам я трёх лет попал в детский дом, оставшись без попечения родителей - «врагов народа». Десяти лет я поехал в принудительную ссылку в Казахстан. Жил с матерью в бараке пос. Ак-Тау, где от голода и холода погибали тысячи ссыльных. В личном деле лежит справка о моей первой реабилитации в качестве члена семьи «врагов народа».

В 1970 г. по доносу Л. Свистуна, ныне митр. Макария Винницкого и Могилёв-Подольского, меня осудили. Три года я провёл в заключении, потерял ногу и вышел из тюрьмы инвалидом.  Генеральная прокуратуры РФ сообщила, что 28.04.06 г. Президиум Верховного суда отменил приговор Ташкентского и Определение Верховного судов, снял с меня все обвинения и признал невиновным по реабилитирующим признакам. Моя вторая реабилитация прилагается.

За все невинные муки, за увечье, за смерть разве кто-то просил прощения у своих жертв? Моральный кодекс строителя коммунизма отравил сознание проповедью нетерпимости к «врагам». Власть потеряла сочувствие к человеческому горю. Вам не понять чужую боль. Вы жили по ту сторону баррикад: Ваших родителей не расстреляли, Вы не голодали в тюрьме и ссылке, не лишались гражданских прав, не были изувечены. Прежде жили в согласии с властью и теперь представляете власть во всей её бесчеловечности. В ней истоки Вашей жестокости, неуместной в Церкви Христовой. Вы спровоцировали мою книгу беспричинным насилием. Десять лет Вы меня преследовали без вины. За что я терпел притеснения, хулу, оскорбления и клевету со стороны епархиальной власти? Я неоднократно излагал в письмах к Вам, Святейшему Патриарху, Священному Синоду и готов повторить перед уголовным судом или каноническим судом епископов. Ваши оскорбления и клевета опубликованы в СМИ (Благодатные Лучи № 2 (66) 2003 г., стр. 14; «Псковская правда» № 203 от 02.11.04 г. и листовки), зафиксированы в Ваших письмах и могут быть рассмотрены в суде. Доказательная база конкретна и безупречна.

Ваше требование просить прощения в СМИ я выполнил дважды («МК» № 35 от 01.12.04 г. и «Псковская Правда»). Вам это показалось неубедительным.

Вы поставили новым условием исполнить ритуал покаяния по специальному сценарию: «явиться в Кафедральный собор при праздничном стечении народа, опуститься на колени перед лицом архиерея, сказать, что виноват и каюсь в написании грязной книги, в клевете и оскорблении своего Владыки».

Во-первых, это не примирение, а публичная казнь.

Во-вторых, Вы хотите не простить, а отомстить.

В-третьих, вина несоразмерна мере наказания.

В-четвёртых, Вы уже приневолили меня однажды участвовать в таком шоу. Вы назначили в храм св. Жен Мироносиц священника, терроризировавшего меня три года. Он оскорблял меня, доходя до рукоприкладства, и Вы это знали. Обвинял меня в церковных и уголовных преступлениях: убийстве, грабеже, гомосексуализме, и Вы это знали. Разве я не просил суда? Трижды писал заявления на Ваше имя в епархиальный суд. Вы отказались рассматривать.

Вы потребовали собрать Приходское собрание, чтобы изгнать меня руками прихода. Для надёжности послали на собрание пять благочинных и настоятелей храмов. Приходское собрание оправдало меня. Вы порвали Протокол собрания, выбросили в мусорную корзину и потребовали, чтобы я на коленях просил у своего обидчика прощения перед прихожанами храма в воскресный день. Я смирился и подчинился Вашему требованию. Это был кощунственный спектакль в храме Божием. В присутствии народа и епархиального духовника семидесятилетний священник стоял на коленях перед молодым человеком, не понимая, в чём виноват и за что просит прощения у своего мучителя.

Священнику, проведшему жизнь в покаянии, не трудно просить прощения. Смирение не унижает, а возвышает, когда исходит из сердца. Унизительно просить прощение без вины по канцелярскому предписанию. Я просил объяснить, в чём каяться, если нет обвинения в личной обиде. Вы требовали без объяснений встать на колени и каяться. С отвращением вспоминаю эту унизительную экзекуцию. Вы были удовлетворены. Вам нужно было не покаяние, а моё унижение. Психология армейской «дедовщины»: клирик сам должен унизить человеческое достоинство в себе самом. Вторично я не стану участником цирка: я священник, а не клоун. Месть с одной стороны и унижение с другой не ведут к примирению.

Вы рассматриваете епископа в качестве чиновника, наделённого властью чинить расправу над клириками в зависимости от настроения и симпатий, гнева и милости, мести и зависти. Это ложное понимание власти, которую заповедал Христос в Церкви. Здесь Владыка Бог, а епископ исполняет Его Волю. Епископ не связывает волю Святого Духа, а лишь свидетельствует о ней. Отлучая от Евхаристии священника или мирянина, совершает не своевольный акт, а свидетельствует о повелении Святого Духа. Если отлучает по своей прихоти, лжесвидетельствует (Карф. 16).

Злоупотребляя служебным положением, легитимный чиновник становится преступником. Разбой остаётся разбоем, кто бы его не совершил. Не важно: носит разбойник финку за сапогом, погоны, галстук или клобук. С правовой позиции Ваше запрещение священника Владимира Андреева является каноническим разбоем. Придумав эксклюзивный канон для частного случая, Вы совершили каноническое преступление. «Публичное порицание Правящего архиерея» - такого канона нет в церковном праве. Запрещение осталось канонически необоснованным. Второе каноническое преступление против действующего Устава РПЦ в сроке запрещения. Устав РПЦ даёт право епархиальному архиерею временно запрещать в священнослужении (Устав РПЦ, гл. 10,ст. 19а). Вы запрещаете священников бессрочно. Свящ. Владимир Андреев без вины и суда находится под запрещением десять лет. «Пожизненное запрещение, налагаемое только по представлению суда» (Устав РПЦ, гл. 7, ст. 5), наложено Вами самовольно в качестве мести за высказанное несогласие, которое Вы сочли личной обидой.

Несовместимость позиций ставит примирение под вопрос: Вы полагаете условием примирения «отречься от грязной книги и принести публичное покаяние в клевете и оскорблении Правящего архиерея».

Это условие невыполнимо. Я считаю «Догмат о Церкви» честной книгой. В ней нет клеветы и оскорблений.

Налицо две взаимоисключающие позиции. Как возможно примирение, если невозможен компромисс? Есть два пути.

Один указывает в Евангелии Христос: чудо взаимного покаяния и прощения (Мф. 18,15-17;21-23).

Другой предлагают канонические правила: обратиться к суду епископов (Втор. 6; Карф. 11,12,29,37,139; Ант. 14).

Ради примирения я вновь прошу прощения в том, что огорчил Вас.

Примирение требует отказаться от мести и покаяться без унижения другой стороны. Нужно забыть обиды, признать их «яко не бывшими» и простить друг друга от всего сердца, как заповедует Христос Спаситель.

Буду счастлив, если Ваше Высокопреосвященство примет примирение и восполнит совместным совершением Евхаристии. Без любви нет пути к искреннему примирению.

С любовью и надеждой, что Ваше сердце откроется навстречу, как и моё сердце готово вместить Вас.

Ваш искренний сомолитвенник и сослужитель,

священник Павел АДЕЛЬГЕЙМ

-------------------

* О том, как проходило  в Псковской епархии обсуждение книги прот. Павла Адельгейма «Догмат о Церкви», рассказывается в «Кифе» №1(4) и №3(6) 

КИФА №17(55) ноябрь 2006 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования