gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Богословие – всеобщее призвание arrow Без развития богословия невозможен диалог с миром. Интервью с диаконом Августином Соколовски
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
31.12.2010 г.

Без развития богословия невозможен диалог с миром

Интервью с диаконом Августином Соколовски, преподавателем Киевской Духовной Академии и Фрибургского Университета (Швейцария)

Диакон Августин Соколовски- Вы предложили для разработки на следующей международной богословской конференции РПЦ тему «Авторитет». Как Вам кажется, какие акценты в этом контексте могут стать наиболее важными с точки зрения научно-практического характера обсуждения?

- Богословская Конференция под эгидой Синодальной библейско-богословской комиссии, о которой можно говорить как о уже состоявшейся, явилась далеко не первым научным форумом, организованным Комиссией в таком масштабе. Темы предыдущих Конференций всякий раз были весьма обширны по своему объему. Таким образом, получается, что большинство тем церковного и богословского знания во многом уже обсуждены и исчерпаны. Одновременно можно констатировать, что одна из основных характеристик развития богословского знания сегодня заключается в такой специфике постановки вопроса, при которой богословы изолируют себя, предлагая для обсуждения тему, интересующую почти исключительно тех, кто находится с ними в рамках одинаковой парадигмы. Тем самым исключается возможность спонтанного и заинтересованного участия «тех, кто не с нами». К сожалению, часто из этого противоречия невозможно выйти, поскольку богословская постановка вопроса сама по себе является небезграничной и специфической.

Но существуют темы, которые по самой своей глубине и непосредственности выходят за рамки узкого сообщества и напрямую затрагивают проблематику веры в ее наиболее широком измерении. Такова, на мой взгляд, тема авторитета. Эта тема весьма важна для богословского рассуждения, потому что указывает нам на необходимость постановки вопроса об определении критериев авторитетности тех или иных богословских построений. Тема означает возможность обращения к вопросам авторитета в Писании и в богословском рассуждении, делает необходимым разговор о критериях отбора позиций при обращении к святоотеческому авторитету, о восприятии средневековой мысли, которая может быть истолкована как продолжение святоотеческой традиции или же как новый этап в развитии богословия. Важно обратиться к вопросу об авторитетности последующих поколений богословов. С другой стороны, чрезвычайно актуален вопрос об авторитетности и авторитете в обществе и цивилизации в целом. На каких основаниях строится современный мир? На чем основано то, что мы называем демократическим обществом? Где та юрисдикция, та структура, что несет в себе качество авторитетности? Философ Джорджио Агамбен говорит о понятии auctoritas patrum («авторитет отцов») в римском праве, которое в контексте нашего рассуждения было бы интересно сопоставить с Авторитетом Отцов в традиции и в богословии. Интересно, что с точки зрения Агамбена «авторитет отцов» напрямую никогда не воздействовал на происходящие процессы. Авторитет вступал в силу только тогда, когда наступало чрезвычайное положение, для того, чтобы стабилизировать ситуацию. Здесь мы встречаемся с примером того, каким образом могло бы строиться и богословское рассуждение. К примеру, воспринимая заданное предыдущими поколениями отцов и богословов в патристике и неопатристике, дистанцироваться от этого наследия для того, чтобы максимально приблизиться к нему. Важно попытаться рассуждать таким образом, чтобы наш богословский дискурс в силу самого своего содержания, простоты, ясности и смысла, который для каждого человека дорог, но не для каждого очевиден, сделался убедительным не только для тех, кто находится в единых с нами мировоззренческих координатах.

- Если вспомнить здесь такие примеры раскрытия предложенной Вами темы, как утверждение Хомякова «Церковь - не авторитет, как не авторитет Бог, не авторитет Христос; ибо авторитет есть нечто для нас внешнее», то очевидно, что при её обсуждении возможны очень неожиданные повороты.

- Можно привести множество примеров парадоксального мышления богословов, философов и историков церкви. В этой связи хотелось бы в очередной раз обратиться к теме авторитета и подчеркнуть, что было бы очень интересно привлечь к обсуждению этой темы представителей философского мышления. Причем, на мой взгляд, интересным и важным является интеллектуальное взаимодействие не только с философами, сознательно отождествляющими себя с христианством, с православием, но и с теми, кто, не придерживаясь догматического атеистического мышления, находится в рамках секулярной парадигмы. Кто был первым партнером по диалогу первых христиан? Философия. А философия, вопреки нашему часто наивному представлению, в те времена была во множестве аспектов не менее антихристианской, чем сейчас. Та же философская аскеза, которая нам кажется столь близкой, была глубоко противоположна тому прочтению аскетических истин, которое существует в христианском предании. Это один из примеров того, как можно было бы развивать диалог в наше время, дать ему дополнительный импульс подключением философской тематики к богословским темам и наоборот. Сила богословия раскрывается тогда, когда богослов начинает обращаться к темам, не имеющим к богословию никакого отношения.

- Вдобавок это дает возможность расширить границы, о чем говорил и отец Владимир Шмалий. Он выразил пожелание, чтобы в конференции участвовала не только корпорация профессиональных богословов, но и представители культуры и искусства. Хотя, как мне кажется, человек, готовый к дискуссии, может быть и артистом, и специалистом, но от него требуется некое парадигматическое соответствие, диалогичность.

- Мне кажется, что участники такой конференции должны готовиться не только к своему докладу, но и к участию в диалоге. Здесь раскрывается смысл научного богословия, которое не тождественно и не отождествимо ни с аскезой, ни с чисто интеллектуальным, физическим или психологическим трудом. Нам всем нужно усвоить и понять важность и ценность призвания богослова. Я думаю, что в Синодальную эпоху нашей Церкви это было хорошо усвоено и понято. Не случайно российская богословская наука была одной из лучших и вполне конкурентоспособных богословских наук в европейском научном мире того времени. К сожалению, в результате Октябрьской революции произошёл некий сдвиг парадигм, - не просто разрыв, который ещё не был бы нами осмыслен, не просто переключение традиций, а некое забвение того, что академическое богословие - это призвание, которое необходимо ценить, к которому нужно готовиться, которому нужно предоставлять все зависящие от нас возможности для развития и расцвета. Без этого невозможен диалог с миром, с Церковью, с самим собой, невозможна и миссия.

Беседовал Максим Дементьев

-------------------------------

Диакон Августин Соколовски - выпускник МДАиС. С 2004 года, параллельно с научной деятельностью, работает ассистентом кафедры католической догматики теологического факультета во Фрибурге, участвует в подготовке и проведении лекций и семинаров в области догмы и сравнительного богословия. В 2008 г. защитил докторскую диссертацию, посвященную герменевтическому анализу труда выдающегося католического богослова и епископа XVII века Корнелия Янсениуса (1585 - 1638), чей труд «Августинус», напечатанный на 2600 страницах латинского текста без перевода и переиздания, представляет собой попытку прочтения творений святителя Августина Иппонского в свете богословской проблематики Нового времени.

КИФА №16(122) декабрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования