gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Братская жизнь arrow Человек, способный открываться навстречу другому. Свящ. Георгию Кочеткову исполнилось 60 лет
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
26.10.2010 г.

Человек, способный открываться навстречу другому

Духовному попечителю Преображенского братства, ректору Свято-Филаретовского института свящ. Георгию Кочеткову исполнилось 60 лет.

Мы публикуем некоторые из пришедших в адрес юбиляра поздравлений

Свящ. Георгий КочетковДорогой отец Георгий, примите мое сердечное поздравление с 60-летием со дня рождения!

Горячо желаю благословенных успехов в Ваших трудах, здоровья и Божьего благословения.

С любовью о Господе, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий

 

Апостол Павел разделяет человека и его дело, говорит о том, что у одного его дело устоит, а у другого может разрушиться, а сам он спасется «как бы из огня», то есть спасется ни с чем. И я бы тоже разделил дело и личность, потому что говорить о личности, наверное, надо с более отдаленного расстояния, если же говорить теперь, с расстояния близкого, то, я думаю, получится всегда дерзко. Но можно повторить слова Пушкина: «Я памятник себе воздвиг нерукотворный». И отец Георгий, действительно, воздвиг себе нерукотворный памятник, значение которого, я думаю, тоже будет понято далеко не сразу, потому что то, что он сделал, - это явление уникальное, а с точки зрения личной - это, конечно, явление гениальности, потому что создать такую структуру, которая бы постепенно заполняла один за другим многие города, существовала нормальной жизнью здесь и, главное, все это на основе просвещения и любви - это, конечно, дело совершенно невероятное. Я думаю, что сейчас очень немногие люди способны по достоинству оценить всю грандиозность этого замысла, и самое потрясающее, что это не просто замысел, а замысел в значительной мере осуществившийся и продолжающий осуществляться.

Мне очень нравится, что он такой кроткий и смиренный человек, человек, способный открываться навстречу другому, и я думаю, что центром сосредоточенности людей вокруг него является именно его способность раскрывать свое сердце. Это вообще основная ценность духовника - способность принимать в свою душу другого и сострадать его нуждам. Отцу Георгию я желаю здоровья, желаю, конечно, терпеливого отношения к болезням, которые ему приходится нести как подвиг мученичества. Дай Бог ему сохраниться как можно дольше ради своей семьи, своей среды, которая в нем, конечно, так нуждается, что заменить его совершенно невозможно - ведь заменить духовника нельзя, в своей общине он совершенно уникален.

Прот. Павел Адельгейм

 

Многая лета!

Есть времена и лета в жизни у любого человека. О. Георгий в Русской Православной Церкви, как бы то ни было, уже выполнил свое служение, он достиг того, что ожидал. Потом и другие придут, но самое важное, что должно быть у каждого священника - укрепить будущее, открыть то, что ещё не существует. Я думаю, у него это есть. Поколение - это примерно двадцать лет. Если я что-то передаю другим - это не значит, что я сам ухожу. Я передаю, говорю детям своим, а дети потом передадут дальше. Хотя важно ещё продолжать и укреплять то, что уже существует.

И ещё одно: мы в церкви все вместе. Никто в церкви не выбирает своего. Когда я служу в Иерусалиме, меня могут и ненавидеть, но во Христе даже это не имеет значения. Это очень важно, потому что если мы действительно действуем во имя Господне, то Он Сам это подтвердит, хотя иногда мы, может быть, этого уже и не увидим.

И еще раз: многая лета! А это значит: век - 120 лет.

Прот. Александр Виноградский

 

Глубокоуважаемый и дорогой отец Георгий!

От души поздравляю Вас с 60-летием. Зная, что Вы не совсем здоровы, я желаю Вам здоровья, крепости, духовных и телесных сил для Вашего ответственного служения.

Никогда не забуду, что Вы явились первым из заграницы (кроме моих самых близких друзей), кто три с половиной года назад поздравил меня с принятием православия. Все встречи с Вами (последняя в начале 2009 года) были событиями для меня.

С самыми добрыми пожеланиями

Искренне

Карл Христиан (Василий) Фельми

 

Для каждого из нас, учащих и учащихся Свято-Филаретовского института, Вы на самом деле стали отцом, «родившим нас во Христе благовествованием», катехизатором, введшим в Церковь Христову, учителем и пастырем.

Встреча с Вами всегда удивляла: как? неужели это возможно? откуда такой человек в этой несчастной стране? Вы, батюшка, настоящая пшеница Божия, непостижимым образом, чудом пробившаяся из разоренной и неродящей земли.

А затем, Богу содействующу, Вам удалось воплотить то, что только отчасти удавалось многим делателям на ниве Христовой. Спустя 40 лет Вашего непрестанного, верного и самоотверженного служения мы можем засвидетельствовать, что вокруг Вас действительно спасаются тысячи, и это не метафора, это очевидно. Через Вас в нашей стране и даже за ее пределами «Премудрость построила себе дом» (Притч 9:1). Этот «дом» - общины и братства, в которых, как в нерукотворенных храмах, пребывает  Сам Господь. Этот «дом» - замечательный, единственный в мире институт, в котором можно научиться богословию как языку Церкви. Этот «дом» есть и каждый человек, в котором восстанавливается образ Божий.

Благодарим Бога за встречу с Вами, за радость и счастье совместной судьбы и труда! Молимся, чтобы новые общины, братства, институты, содружества, основанные на евангельской любви, как добрые плоды, умножались в нашей Церкви и по всему лицу земли.

Дай Вам Бог многих благословенных лет жизни и служения во славу Его!

Преподаватели и студенты СФИ

 

Дорогой отец Георгий!

Текущий год оказался щедрым на круглые даты - 20 лет Преображенскому братству, 20-я конференция, и вот теперь - Ваше 60-летие. И мы вновь и вновь благодарим Господа за Его милость к нам, за то, что Он нам даровал Вас, без которого не случилось бы многое из того, что случилось.

Мы благодарим Вас за чуткий духовный слух, за горячее верное сердце, за неутомимость в служении Богу и Его Церкви, за то, что Вы все свое отдали Господу! За то, что возлюбили Его больше всего, что есть в этом мире, и научили нас любить Его так же!

И мы счастливы, что Господь дал нам такое свидетельство Своего присутствия в этом мире, что именно через Вас призвал нас в Свою Церковь. Пусть же это свидетельство приблизившегося Царства никогда не оскудевает в Вас, но растет и укрепляется! Пусть посеянное Вами даст обильные всходы и принесет богатые плоды!

От нас же примите в дар самое большое, что мы можем дать, - нашу любовь!

От всех членов Преображенского братства - председатель братства Владимир Коваль-Зайцев

 

* * *

Мне нужно было соединить дух и cмысл. Из интервью*

Свящ. Георгий Кочетков и Сергей СмирновС. Смирнов: Вы сказали, что первый человек, которого Вы готовили к крещению в 1971 году, - Александр Михайлович Копировский. А когда Вы сами узнали о том, что такое катехизация и что она вообще есть?

О. Георгий: Я ничего и не узнавал...

Я это делал независимо от того, знаю я что-то из этой области или не знаю. Я пробовал. Просто было вполне естественно, что если взрослый человек в девятнадцать лет захотел креститься, то это значит, что его нельзя пойти и просто крестить. Он должен снять какие-то свои жизненные проблемы, ответить себе на внутренние вопросы. Должно быть простое уважение к человеку. Вот изнутри такого отношения к человеку, который был призван стать христианином, и родилась катехизация. Я долго не знал никакой святоотеческой системы, никакой традиции в этой области церковной жизни.

Но и это для меня было ценно, ибо всё это у нас родилось изнутри, и лишь потом оказалось, что оно полностью совпадает со святоотеческой традицией. Почему я в этом вижу волю Божью? - Именно в силу такого удивительно точного и полного совпадения. Точно так же потом было у нас и с богослужением.

С. Смирнов: Когда Вы узнали святоотеческую традицию?

О. Георгий: Я её узнавал долго, далеко не за один год: начиная с поступления в духовную академию, даже, может быть, еще раньше, и вплоть до того времени, когда я уже писал свою диссертацию «Таинственное введение в православную катехетику». И потом, когда развернулась вся наша система оглашения. А это происходило на протяжении многих лет.

А вот чинопоследование таинства крещения я стал переводить прямо перед поступлением в духовную академию, в 1979 году. Это была внутренняя потребность, просто иначе было нельзя.

С. Смирнов: А когда Вы впервые задумались о том, что богослужение важно переводить?

О. Георгий: Именно тогда, в 1979 году. Для этого я взял словари и начал переводить просто по словарям, потому что я, конечно, тогда ещё не знал всех тонкостей церковнославянского языка. Меня никогда не устраивало чтение при полном непонимании того, что я читаю. Мне нужно было соединить дух и смысл. К тому времени я давно понял, что дух рождает себе форму, что дух и смысл взаимообусловлены, что это две стороны одной медали, т. е. это и есть пневматологический и христологический аспект нашей жизни. Я довольно рано осознал, что умаление смысла приводит к умалению духа, а умаление духа приводит к умалению смысла. И для меня это стало очень важным жизненным принципом.

Перевод богослужения - это, конечно, важная и необходимая работа, которую должна была бы делать и, надеюсь, будет ещё делать вся наша церковь. Но важно, чтобы прежде церковь заново устремилась к единству духа и смысла, чтобы она вспомнила, что она сама есть Церковь Духа Святого и Церковь Христова. И пока в ней не ценится смысл вещей, будет недооцениваться и присутствие в ней Христа. Вот что для всех нас и для меня важно. Поэтому дело перевода я воспринимаю как исполнение воли Божьей, а не просто как какую-нибудь человеческую, не приведи Господь, реформу.

Я не мыслю в категориях реформ и реформаторства. Потому что это слишком индивидуалистическое и, в общем-то, произвольное действие. Нам надо просто стараться жить по воле Божьей и делать всё для того, чтобы эта воля себя являла через нас, и в нас, и вокруг нас.

С. Смирнов: Когда Вы захотели поступать в семинарию, Вы об этом не задумывались, наверное?

О. Георгий: Нет, я просто хотел служить Богу и Церкви.

С. Смирнов: То есть никакого точного «плана действий» у Вас не было?

О. Георгий: Нет, откуда? Я и знать-то ещё не знал, чем живет вся церковь. Только потом я стал регулярно ездить по монастырям, иногда там жить, стал видеть, что там происходит, что есть хорошего, что нехорошего. Я увидел, кто такие святые, кто такие старцы, кто такой о. Иоанн (Крестьянкин), о. Всеволод Шпиллер, о. Виталий Боровой, о. Таврион (Батозский). Кто наследник мучеников и исповедников российских или сам таков - как о. Ливерий (Воронов) или о. Павел Адельгейм - может быть, последний из живущих ныне настоящий исповедник веры в нашей церкви. Не просто посидевший за веру - такие ещё единично, но встречаются, - а именно исповедник веры. Их поддержкой и благословением я очень дорожу, ими и живу.

Для меня очень важно, что всё то, что делаю я и что делают все мои друзья, братья и сёстры, всё братство, все общины в нашем движении - это то, что благословлено этими святыми, причём всеми. Впрочем, так же как и наследниками замечательной традиции русского религиозного философского возрождения, нашей эмиграцией. Поэтому мне очень важна поддержка со стороны наследников и друзей о. Александра Шмемана, представителей парижской богословской школы и Свято-Владимирской семинарии.

Мне очень важно знать, что всё то, что мы делаем, одновременно могли благословлять люди очень «правых» взглядов, как о. Всеволод Шпиллер, и «левых» взглядов, как о. Виталий Боровой (хотя, надо сказать, друг друга они недолюбливали). О. Таврион (Батозский) и о. Иоанн (Крестьянкин) - ещё два великих человека, которые тоже друг друга недолюбливали, но всё-таки говорили мне одно и то же и благословляли на одно и то же.

О. Ливерий (Воронов), много страдавший, святой исповедник веры, тоже благословил всё то, что мы делаем и в богослужении, и в братстве и общинах. Я ему всё рассказал, и он всё благословил.

Я очень рад, что у меня были такие добрые близкие отношения с самыми разными людьми: и с о. Всеволодом Шпиллером, и с о. Таврионом (Батозским), и с о. Иоанном (Крестьянкиным), и с о. Виталием Боровым, и с отцом Ливерием (Вороновым), и с о. Иоанном Мейендорфом. И ещё с митрополитами Антонием Сурожским и Никодимом (Ротовым), а затем с владыкой Кириллом, в то время ректором нашей духовной академии, сейчас патриархом. И в то же время с людьми из традиции «непоминающих» - Сергеем Иосифовичем Фуделем, о. Александром Менем, наследниками Мечёвых, наследниками архим. Сергия (Савельева) и другими. Со всеми этими людьми и их кругами мне пришлось тесно общаться и встречаться, и я рад, что со всеми у меня были очень близкие, очень добрые отношения при всём принципиальном нонконформизме моего характера.

...Начиная с конца 1960-х, я стал собирать людей. И я понял, какова сила этого собирания, даже когда это всего несколько человек. Мы регулярно встречались, и это позволяло жить без страха, позволяло жить насколько возможно целостно и делать по евангелию, по совести то, что очевидно отсутствовало в официальной церковной жизни. Вот эта ответственность за всю Церковь - она-то и была для меня важна.

Это и есть то, что я назвал в «герасимовской»**  статье «борьбой за Церковь». Не все люди тогда меня поняли, не всем понравилось это выражение - многие ни за какую Церковь бороться не собирались, даже будучи верующими или клириками.

А ведь находить общий язык, находить путь единства самых разных людей было принципиально важно. Этому помогла катехизация, этому помогла общинно-братская жизнь, миссия, система образования и детско-юношеского воспитания, которая и сейчас практикуется в нашем братстве. Всё это до сих пор существует, живёт и развивается и по-прежнему хорошо работает.

--------------

* Полностью видеоинтервью размещено на сайтах Свято-Филаретовского института http://sfi.ru и Преображенского братства http://psmb.ru

** Статья «Вхождение в Церковь и исповедание Церкви в церкви», опубликованная о. Георгием в «Вестнике РХД» N№ 128 (1979 г.) под псевдонимом Николай Герасимов.

Фото Дмитрия Писарева

КИФА №13(119) октябрь 2010 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования