gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Язык Церкви arrow Зачем переводить богослужение на русский? (КИФА 7)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
28.04.2003 г.

Зачем переводить богослужение на русский?

Взгляд московского семинариста

Московские духовные школы традиционно считались и считаются очень консервативными. В этом контексте статья о необходимости перевода церковнославянского богослужения на русский язык, как и данные, говорящие о том, что эта тема с интересом дискутируется среди студентов МДАиС, значительны уже самим фактом своего появления. Здесь мы печатаем сокращенный вариант статьи. С полным ее текстом, включающим ссылки на источники, можно  познакомиться на сайте Свято-Филаретовского института www.sfi.ru в разделе "Богословская дискуссия"

"Когда я молюсь на незнакомом языке, то хотя дух мой и молится, но ум мой остается без плода. Что же делать? Стану молиться духом, стану молиться и умом; буду петь духом, буду петь и умом. Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет "аминь" при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь. Ты хорошо благодаришь, но другой не назидается... но в церкви хочу лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке" (1 Кор. 14, 14-17,19)

ImageУм человека естественно требует понимания того, что человек видит и слышит в Церкви. Это относится не только к проповеди, но и ко всем богослужебным текстам, и еще в большей степени к чтению Священного Писания, которое в наших храмах читается все-таки для народа, несмотря на то, что в сторону алтаря и спиной к этому народу. Коль человек воспринимает окружающий его мир не только чувствами, эмоционально, но и рационально, то богослужение должно давать пищу не только для его сердца, но и для ума.

Часто можно услышать от защитников неприкосновенности богослужебного языка рассуждения эстетического характера о том, что церковнославянский - возвышенный язык молитвы, а русский - профанный, грубый и даже, оказывается, «мертвый» язык повседневности. Каким-то образом русский язык, по их мнению, опошлит и исказит православное богослужение. Во-первых, если говорить о переводе богослужения на русский язык (в том случае, если недостаточно будет исправления богослужебных книг или русификации славянского языка), то, естественно, нужно говорить не о каком-то бытовом, разговорном языке. Это должен быть литературный, более того, - литургический русский язык. Во-вторых, так ли уж плох литературный "великий, могучий, правдивый и свободный русский язык" (Тургенев)? Язык Пушкина, Гоголя, Чехова. В любом случае, в наше время, наверное, эстетическим соображениям Церковь должна предпочесть пастырские. Бояться же, что русский язык привнесет в православное богослужение ересь, может только человек духовно, и тем более богословски, неграмотный. Потому что язык - техническое средство, он не затрагивает сущность таинства, не может изменить его природу.

Справедливым с точностью до наоборот является суждение о том, что изменение литургического языка есть нарушение и попрание церковной Кирилло-Мефодиевской традиции. Православная традиция состоит как раз том, чтобы славить Бога на понятном людям языке, а не канонизировать для богослужения какой-то один "сакральный" язык (или несколько). Последнее, как мы знаем, было отвергнуто Вселенской Церковью, как "трехъязычная ересь". В вопросе об изменяемости литургического языка в православии не существует принципиальной трудности, поскольку православные миссионеры всегда и везде переводили Священное Писание и богослужебные тексты на понятные данному народу языки. Именно это в свое время сделали святые Кирилл и Мефодий, переведя богослужебные книги на язык варварского болгарского народа, более понятный нашим предкам, чем теперь нам. Странно, что употребление славянского языка ныне желают увековечить при помощи той самой теории, которая некогда послужила недругам солунских братьев.

Но даже если и перевести богослужение на русский язык, - считают "консерваторы", - пассивно присутствующие на службе люди все равно ничего не поймут, поскольку сознательно не участвуют в общей молитве и не пытаются вникать в то, что они слышат в храме. Но не от того ли и не пытаются вникать, что ничего не понимают и молятся, в лучшем случае, личной молитвой? И не нужно ли привлечь людей к более полному участию именно в соборной молитве хотя бы путем использования понятного всем языка?

Очень печально, что в современной ситуации даже для церковных людей "под спудом" остаются глубочайшие по смыслу и по образности и выразительности тексты - произведения вдохновенных религиозных поэтов, величайших богословов и святых подвижников веры, и все это не доходит до сознания рядовых верующих по причине невнятности языка богослужения. Тем более наше славянское богослужение не выполняет своей миссионерской функции, которой требует от наших приходов современность. Ведь каждый приход в любом городе современной России - это островок христианства в безбожном мире. А у входящих в наши храмы возникает естественное искушение - настроиться на то, что все происходит между Богом и причтом, а мирянин заходит свечку поставить, или в лучшем случае молиться не соборной, а келейной молитвой. Еще хуже: «меня здесь не ждут». А кругом полно ловцов душ, готовых говорить с советским дичком на его языке. Всегда найдется, с кем уйти - от Церкви.

ImageТаким образом, ситуацию с богослужебным языком все-таки приходится признать проблемной. И если эта проблема стоит перед нашей Церковью уже давно, то, вероятно, неправильно будет и в наше время откладывать ее решение на неопределенное будущее. Если выработанным по этому вопросу предложениям Поместного Собора 1917-1918 годов не суждено было, по известным причинам, войти в жизнь, то, думается, разумно будет теперь снова обратиться к ним и использовать для решения все тех же проблем, перед которыми стояли отцы собора (собор предлагал упрощать и исправлять церковнославянские тексты, издавать богослужебные книги на параллельных славянском и русском языках, и вводить русский в богослужении там, где этого пожелает приход).

В чем же видится решение этой проблемы в наши дни? Несомненно, необходимо продолжить начатое еще в конце XIX - начале XX века дело редактирования богослужебных книг и приближения церковнославянского языка по структуре к русскому. Кроме того, теперь уже, вероятно, есть смысл начать серьезную работу по созданию литургического русского языка. Разумеется, нельзя совсем отказываться от славянского языка. Да этого и не произойдет (в монастырях, например, естественнее будет сохранять его). Просто нужно предоставить равную возможность тем приходам, которые изъявят желание совершать богослужение на русском. А чтобы дать народу возможность выбора, можно уже сейчас по местам совершать богослужение на русском языке. Для этого мы имеем достаточное количество неплохих переводов богослужебных текстов, как выполненных в конце XIX - начале XX веков, так и современных. Вполне можно было бы осуществить это в нашей Академии, как это было в свое время в храме Ленинградской Духовной Академии. Ведь у нас в Московских Духовных школах есть два своих храма, в одном из которых неплохо было бы периодически, заранее объявив, тщательно подготовившись и испросив благословения Патриарха, совершать богослужения на русском языке. Служим же мы раз в год литургию на греческом языке без всякого соблазна со стороны верующих. И нет, кажется, серьезных поводов бояться раскола в связи с возможным переводом богослужения на русский язык. Не возникло ведь такого раскола в Православных Церквах Сербии, Болгарии, Молдавии, где полностью или частично богослужение переведено на современные национальные языки.

В наше время, по-видимому, представляется необходимым не только продолжение действительно соборного, с учетом различных мнений, обсуждения этого актуального вопроса, но и конкретные попытки продвижения по пути его решения. Хочется верить, что наше священноначалие открыто благословит и поддержит такие попытки, и что за это дело возьмутся, наконец, глубоко верующие, и к тому же талантливые люди, настоящие профессионалы своего дела, которыми не обделил Господь нашу Церковь и сегодня. И тогда, водительством Святого Духа, никогда не оставляющего Православную Церковь, мы сможем достойно наших отцов, новомучеников и исповедников Российских, осуществить намеченное ими дело творческого обновления нашего литургического языка.

Виктор ШАЙЦАН,

студент 4 курса МДС

(полностью текст статьи со ссылками размещен на сайте Свято-Филаретовского института www.sfi.ru)

 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования