gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Внутрицерковная полемика arrow Место действия Духа (КИФА 25-26)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
2017-й год
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
28.11.2004 г.

 Место действия Духа

«Не вы будете говорить, но Дух Святый» (Мк.13, 11).

Против института Поместных Соборов выступил о. диакон Андрей Кураев. Его фигура в качестве херувима с огненным мечом, охраняющего запертые двери Архиерейского собора, вызывает не романтические, а идеологические ассоциации. Не дерзнём коснуться фигуры. Вглядимся в её огненный меч. Это не благодатный огонь. Дымный факел, освящающий строящуюся вертикаль церковной власти, обкуривает презрением народ и третье свойство Церкви, которое причиняет бытовые неудобства власть имущим:

"Так кто же рвётся на Поместный Собор? Новые опричники стараются всех разругать со всеми; миряне, покусывая и критикуя епископов - всё во имя "торжества соборности".

Эмоциональный протест автора статьи "Почему не созывают Поместный Собор?", напечатанной в православном обозрении "Радонеж" № 9 (150) 04.11.04 г., выражает чётко определившуюся в наши дни тенденцию к разрушению соборных начал Церкви.

Автор до удивления беспечен в аргументации: "Каноническое право Православной Церкви  вообще не знает такого понятия как  "Поместный Собор".  

Возьмём книгу канонических правил и прочитаем её название: "Книга правил святых Апостол, святых Соборов Вселенских и Поместных, и святых Отец".

Поместным Соборам посвящён третий раздел книги: "Правила соборов Поместных: Ан-кирского, Неокессарийского, Гангрского, Карфагенского, Сардийского..." и др.

Не может быть, чтобы о. диакон  никогда не видел этой книги.

Отвергнув существование Поместных Соборов древней церкви, о. диакон сообщает, что        "в досоветской истории России были соборы, в которых наряду с епископами  участвовали миряне. Но это были не церковные  соборы, а государственные прото-парламенты, Земские Соборы".

Трудно поверить, что о. диакон не отличает церковные соборы от земских.

В допетровской Руси церковные соборы собирали для рассмотрения церковных проблем: богослужебных текстов, обрядовых споров, преодоления ересей.  Митр. Кирилл созвал в 1274 г. Владимирский собор. Митр. Феогност в 1353 г. созвал Московский собор. Архиеп. Геннадий собирал Новгородские соборы против ереси "жидовствующих", завершившиеся Московскими соборами 1488 г. и 1490 г., осудившими ересь.

"Начальные годы 16 века, 1503, 1505гг., отмечаются рядом церковных соборов в Москве, обсуждающих жгучие вопросы, возбуждённые всё ещё не расследованной до конца и не ликвидированной ересью: вопрос о вмешательстве государства в церковные дела и о гражданской казни еретиков, вопрос о религиозном праве Церкви и монашества владеть материальными богатствами и землями, вопрос о монастырских уставах, о стяжательстве и нестяжательстве" (Карташев А.В. "Очерки по истории Русской Православной церкви" С-П  2004 г. т.1, стр.524).  Соборы 1551, 1553, 1554 гг и дальше и дальше и проч. Соборы Юго-Западной митрополии, Большой Московский 1667 г. Церковные соборы связаны с Земскими только общим названием "собор". Русское слово "замок" имеет тоже несколько значений, но мы не путаем амбарный замок с рыцарским замком.

Некорректно употребляя термины и обыгрывая понятия, о. диакон напускает в проблему туман, вызывая из него идеологическую схему:

1. "Архиерейский собор - это собрание всех епископов РПЦ".

2. "Поместный собор - это собрание, которое составляют не только епископы, но и делегаты от духовенства, монашества... и мирян".

3. "На Вселенских Соборах древности право голоса имели только епископы".

Родовым понятием для всех трёх является "собор". Для различения вида: Архиерейский, Поместный, Вселенский - о. диакон указывает существенные свойства собора. В первом и втором определении о. диакон указывает состав собора, как различающее их существенное свойство. Поскольку Вселенские соборы имели разный состав, о. диакон подменяет понятие "состав собора" понятием "право на голосование", которое не позволяет сделать вывод о составе собора. Так Вселенский собор подгоняется под Архиерейский. Поместный собор вытесняется из древней церковной традиции. Архиерейский собор в эту традицию вписывается. Диаконская бухгалтерия преследует не научно-историческую, а идеологическую задачу: дискредитировать значение Поместного собора и подготовить церковное сознание к его отмене.

В основе бухгалтерии лежит истина, искажённая в целях нового понимания соборности. В древней церкви были "церковные" соборы, как и в допетровской Руси. Разделение соборов на Вселенские и Поместные условно. Оно имеет позднее происхождение. В истории Российской Церкви тоже были "церковные" соборы. Их не называли ни Поместными, ни Архиерейскими. Пётр I реформировал уклад церковной жизни и заменил соборную власть императорской.  Так удобнее управлять.  О. диакон поддерживает этот аргумент, указывая на плохую управляемость Поместного Собора:         "дискуссия в зале с шестьюстами участниками уже просто невозможна".       

Соборы были упразднены на весь период династии Романовых. О. диакон прав: "император Николай Второй до конца своего правления противился созыву поместного  собора". О. диакон прав, что "февральская революция сделала возможным его появление". Прав и в том, что впервые в русской истории "Поместным" назван собор 1917-18 г.

Но не верно, что "Поместный собор есть знаковое событие именно революционной эпохи", "структура, которая сроднена с революцией". У них корни разные, идеи разные, задачи разные и ценность у них разная. Революция была катастрофой Русского государства, а  Поместный Собор был пробуждением лучших сил Российской Церкви, её весной, её надеждой, которая до сих пор не погасла. Революция открыла возможность, она же разогнала собор и оставила страшный отпечаток на церковной жизни России.

Архиерейские соборы возникли в РПЦ позже. Они имеют дату рождения 31.01.45 г.  Согласно мнению их учредителя, патриарха Алексия I, их  породила советская эпоха: "Патриарх для решения назревших вопросов созывает, с разрешения Правительства, Собор Преосвященных Архиереев и председательствует на Соборе, а когда требуется выслушать голос клира и мирян, и имеется внешняя возможность к созыву очередного Поместного Собора, созывает таковой и председательствует на нём." ("Положение об управлении РПЦ" 1,7). 

Архиерейские соборы всегда существовали, только не в качестве самостоятельного органа власти, а как  архиерейское совещание церковного собора. Они были его частью, обладавшей решающим голосом. В экстремальный период церковной жизни, когда невозможно стало собирать церковный собор, архиерейское совещание назначено самостоятельным органом власти.

За всю историю советской власти, вплоть до 90-х годов, Архиерейский собор состоялся всего один раз, когда Хрущёв попросил  епископат отречься от своих имущественных прав в пользу мирян. Архиерейский собор 1961 года не только безропотно передал храмы, их имущество и приходскую власть мирянам. Он обосновал своё антицерковное деяние каноническими правилами и  апостольской традицией. Архиепископа Ермогена Голубева, приехавшего отстаивать церковную традицию, церковные власти не впустили на собор. 

Справедливости ради следует упомянуть, что Поместный Собор 1971 г. утвердил решения  Архиерейского собора, хотя 10-летняя практика показала  разрушительное влияние новых правил на церковную жизнь. Разумеется, авторитет собора не в названии, а в церковности.                                                                                                                                           

О. Андрей Кураев допускает ту же догматическую ошибку, что и прот. В.Цыпин в своём докладе "К вопросу о соборности и соборах". Оба полагают,  что в Церкви всегда должна осуществляться воля и власть епископов, актуализирующаяся на соборах, в богослужении и управлении. Поэтому они настаивают на составе собора, в котором может прозвучать только голос епископов. Догматическая ошибка заключается в подмене воли и власти Церкви волей и властью епископов. "Деяния св. Апостолов" не отождествляют волю апо-столов с Волей Божией, но связывают союзом "и": "угодно Святому Духу и нам". Опреде-ление, вынесенное на Апостольском соборе, богодухновенно, ибо выражает Волю Божию. Оно осуществилось в синергизме Воли Божией с волей человеческой, свидетельствующей Волю Божию. Не всякое собрание есть собор, но лишь принявшее богодухновенные определения. Чем точнее явлена Воля Божия, тем выше авторитет собора. Вселенские соборы не имеют формальных признаков, отличных от прочих церковных соборов. Они отмечены авторитетным именем "Вселенских", ибо их отцы выразили истину, "угодную Святому Духу и нам".  Не все соборы в своих определениях выражали Волю Божию. Ефесский собор 449 г., сохранившийся в исторической памяти как "разбойничий", был чрезвычайно представительным по составу. Однако, воля его епископов не выразила волю Божию. Епископы выразили человеческое суждение, которое отверг Святой Дух и Церковь.

Не следует смешивать два разных вопроса: состав собора и принятие соборных решений. Состав собора выражает форму узкого или широкого обсуждения церковных проблем.  Соборность требует участия в обсуждении церковной полноты. Клирики и миряне не обязательно должны заседать или участвовать в принятии решений. Решения и властные полномочия всегда остаются за епископами. Своим участием клир и миряне выражают "Аминь" церковной полноты. Эту полноту Символ Веры именует соборностью Церкви. Церковь может вынести обсуждение за пределы собрания архиереев и найти новые формы обсуждения.  Это изменит традицию, но сохранит соборность. Церковь может ограничить обсуждение церковных проблем пределами архиерейской корпорации. Даже если мы назовём такое обсуждение Собором, оно не выразит соборность Церкви, потому что свойство  соборности определяет не архиерейскую корпорацию, а церковную полноту.      

Епископ Егорьевский Марк (Головков) признаёт "соборность основным принципом церковной жизни", а свободу называет "духом Собора и самой церкви". Он не соглашается с тем, "что при решении важных вопросов нет общеправославной дискуссии" и признаёт, что "заседания Собора носят закрытый характер", а публикуются только итоговые документы. Еп. Марк понимает соборность как свободу обсуждения между епископами за закрытыми от Церкви дверьми и считает своё понимание церковной нормой: "Архиерейские Соборы являются нормой церковной жизни, которая существует неизменно на протяжении двух тысячелетий. У Церкви существует свой стандарт" (НГ Религии № 18 (148) от 06.10.04 г.стр.1-2).

В Апостольском Соборе, который для нас является вечной и бесспорной нормой всех соборов, принимали участие апостолы и вся церковь: "Тогда Апостолы и пресвитеры со всею церковью рассудили..." (Деян.15, 22). Очевидно, что во Вселенских Соборах принимали участие не только епископы: там присутствовали пресвитеры, возможно, не один Арий; диакон Афанасий Александрийский сопровождал на Первый Вселенский Собор своего епископа. Монофелитским епископам противостоял преп. Максим исповедник, а ико-ноборцам преп. Иоанн Дамаскин. Состав соборов мог быть различным: с клириками и мирянами или без них. В обоих случаях Церковь признавала за клириками и мирянами   право участвовать в обсуждении церковных проблем.

Соборные решения, возможно, принимали одни епископы. Подтверждением может служить Архиерейское Совещание Поместного Собора. Однако, епископы принимали решения в согласии со Святым Духом и Церковью. Ей принадлежала рецепция соборных решений.  О. Андрей называет два препятствия, мешающие осуществлению соборности:

1. "нужно ввести фиксированное членство в каждом приходе".

Членство в приходах искоренило Постановление ВЦИК и Совнаркома 1929 г."О религиоз-ных объединениях". Этот закон подменил реальную общину формальной "двадцаткой".  Кто мешает сегодня вернуться к фиксированной общине церковного прихода, в соответствии с древней традицией Российской Церкви и общей практикой православных церквей за рубежом?  Церковная власть может вернуть приходам церковную традицию.

 2. "Закон Паркинсона... дискуссия в зале с шестьюстами участников невозможна".

 На Поместном Соборе 1917-18 г. было больше участников. Собор сумел организовать ра-боту, и в самое неблагоприятное время она оказалась удивительно плодотворной.   

Обосновывая самодостаточность Архиерейского Собора, епископ Марк приводит слова святителя Игнатия "Там, где епископ, там и Церковь". Эти слова могут быть поняты неоднозначно. В первом значении Церковь тождественна с епископом, ограничена его персоной и больше никого не вмещает. В этом случае паства лишена екклезиологического статуса и оставлена вне Церкви.

 Во втором  значении  епископ различён от паствы и соединён с ней. Общим екклезиологическим  качеством Предстоятель связан с верными, пребывающими в единомыслии и любви с ним. Каждый епископ вместе с народом Божиим составляет полноту Церкви, а не её часть.   Оба значения предполагают различные канонические последствия.   

В первом случае самодостаточный епископ господствует над невоцерковлённой паствой,  которая не может нести канонической ответственности. Непонятно, как возможно для такой паствы участие в Евхаристии и других таинствах.

Во втором случае не только "Церковь там, где епископ", но и "епископ пребывает в церкви" различённым, но не разделённым от неё. Епископ пребывает не "вне Церкви", не "над Церковью". Епископ пребывает "в Церкви", соединён с паствой общим екклезиологическим статусом и разделяет с ней каноническую ответственность за этот статус.

Новая тенденция к безучастности народа Божия в богослужении и обсуждении ведёт к ут-рате единства и соборности, к оскудению Духа в Церкви. Единство, лишённое свободы, называется господством. Соборность, осуществлённая только для иерархов, называется клерикализмом. Клерикализм и господство не входят в число догматических признаков Церкви Христовой.  Это издержки современного бытия: наши страсти и похоти.

Понятие "единства" выражает общественные отношения, в основе которых лежат  любовь и свобода. Единство основано на внутренних связях. Если народ связан в некоторую общность посредством внешней силы, подобно кадушке, стянутой снаружи железными обручами, возникает "господство". В его основе лежит насилие с одной стороны, и порабощение - с другой. Единство и господство сходны по внешней форме. Их внутреннее содержание несовместимо.

Господь Иисус Христос осудил принцип господства в Своей Церкви. "Иисус, подозвав учеников, сказал: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом"(Мф. 20, 25-27).

Апостол Пётр увещает пастырей: "пасите Божие стадо, какое у вас,..не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду"(1Пет.5, 3).

Единство Церкви не разрушается, когда церковь делится на поместные церкви и епархии. Структура Церкви остаётся неповреждённой: епископ, клир и народ вместе составляют её единство. Единство Церкви разрушается, когда ломают её структуру, разделяют на группы, противопоставляя епископов, клир и народ. Ни одна из этих групп, в своей отдельности, не может быть соборной. Соборной называется не часть Церкви, а полнота: епископ, клир и народ. Соборность, приватизированная собранием епископов, оборачивается клерикальностью. Собрание епископов не может быть соборным, пока отделено от Церкви. Оно клерикально по своей природе, и только соединившись со всей Церковью через её "аминь", становится соборным.

Идеи, озвученные о.Андреем Кураевым, прот. В. Цыпиным, епископом Марком подрывают единство и соборность Церкви. Они подменяют догматические признаки чуждым Церкви господством и клерикализмом. "В мире, в котором меняется всё - в том числе и место в нём Церкви, нужно, чтобы от имени Церкви звучали трезвые голоса" - пишет о. Андрей. Апостол Павел предостерегает от такой философии: "Смотрите, братия, чтобы кто не увлёк вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира сего, а не по Христу" (Кол.2, 8). Меняется положение Церкви в мире, если она обмирщается, живёт по принципу целесообразности в любви с "миром", который "во зле лежит", когда вместо свидетельства Святого Духа "от её имени звучат трезвые голоса".

       22 ноября 2004 г.

свящ. Павел АДЕЛЬГЕЙМ

КИФА №10-11(25-26) октябрь-ноябрь 2004 года 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования