gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Вы нам писали... arrow Вы нам писали... Милость мира
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
События и комментарии
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
Электронный ящик для сбора пожертвований в пользу тяжелобольных детей
Печать E-mail
31.07.2009 г.

милость мира

Image
Ангел Господень переносит души праведные в рай
Хочу поделиться интересным событием, случившимся в моей жизни. Многие из нас радовались, когда в прошлом году в Свято-Филаретовском институте начала выходить серия богослужебных переводов из 6 томов. Мы помним, как вначале, еще в 90-е годы, выходили русифицированные тексты, потом - переводы большей частью с церковнославянского, и вот теперь, наконец - переводы с греческого и церковнославянского.

Больше всего я ждала второй сборник - с текстом литургии Иоанна Златоуста. Получив его, первым делом стала смотреть текст анафоры: всегда интересно сравнить, что было в предыдущем варианте и как теперь звучит перевод, подумать над тем, почему выбрано именно это слово, что оно означает в контексте всей службы и что требует от меня и т.д. Всё это действительно оказалось очень интересно, но, надо признаться, одно новое место перевода я упустила - перед самой анафорой. И если бы не вопрос в живом журнале о том, что значит выражение «милость мира», я бы, может быть, еще какое-то время не замечала этого изменения.

Все, конечно, помнят это место. В новом переводе оно звучит так:

Диакон: Станем строго, станем благоговейно, будем со вниманием святое возношение в мире приносить:

Народ: Милость и мир - жертву хвалы.

В предыдущем варианте стояло: «Милость, мир и жертву хвалы».

Разница есть, правда? Что является нашим возношением Богу - милость, мир и жертва хвалы, или нашей жертвой прямо названы милость и мир? Захотелось разобраться: на чём основан новый перевод? С одной стороны, мне он показался более ясным и поэтому более «пробивающим», проявляющим смысл молитвы, с другой - интересно, что же стоит в оригинале?

Спасибо переводчикам - они с готовностью ответили на мои, может быть, смешные и непрофессиональные вопросы. Во-первых, что касается оснований, меня отослали к книге проф. Роберта Тафта «История литургии св. Иоанна Златоуста»1. С учетом изысканий Тафта ход рассуждений переводчиков был примерно такой:

1) современный вариант «милость («елей» тем более) мира» - явно вторичный текст; от такого перевода отказались ещё и в прошлый раз;

2) комплекс, состоящий из возгласа дьякона и последующего ответа народа, не «однослоен»: в него вошли - причем в разное время - куски, которые, насколько можно судить, изначально не были связаны между собой;

3) выделяются, как минимум, три таких отрывка. Это возглас дьякона, «милость, мир» и «жертва хвалы», причем синтаксическая их связь в одно целое, очевидно, не изначальна;

4) в итоге, чтобы, с одной стороны, сохранить синтаксическое единство этой фразы, предполагаемое современным текстом, а с другой - учесть эти «слои», перевели именно таким образом.

Отец Георгий, комментируя новый вариант перевода и заметив, что это действительно очень сложное место, потребовавшее серьёзной и длительной работы, обратил моё внимание на то, что здесь говорится об очень важной вещи: жертвой хвалы, жертвой уст, нашим возношением Богу являются милость и мир, в которых живут христиане. Это плод нашей христианской жизни, наше святое возношение, которое мы возносим Богу.

Т.е. это наша главная жертва - жить в мире и милости, та жертва, о которой мы вспоминаем пред Богом перед началом центральной литургической молитвы. В этом наша подготовка к литургии и как бы залог того, что молитва будет услышана и принята. Эти слова, конечно, сразу связались для меня с темой, которую взяло для размышления наше большое братство в этом году - об общине и общении. Ведь иногда в общинной и братской жизни есть риск забыть о милости и мирном духе, особенно когда приходится проявлять твёрдость в каких-то серьёзных, предельных ситуациях. В этот момент как раз и вспоминаешь о том, что наша непримиримая борьба против «злых духов на небесах»2 невозможна, бессмысленна да и безрезультатна, если при этом мы утратим мирный дух. 

Изучив таким образом этот небольшой вопрос, я задумалась: если эти две фразы потребовали такой работы, то сколько же времени, знаний, труда вложено в вышедшие шесть (и еще седьмой дополнительный, планируемый к выпуску) томов? Насколько ценны эти шесть красных книг - для тех, кто по ним сегодня изучает богослужебные тексты, кто молится по ним, кто будет вслед за ними делать новые переводы. Нам действительно есть за что благодарить Бога.

Анастасия Наконечная

--------------------------

1 Robert Taft, S.J. A History of the liturgy of St. John Chrysostom. Vol. II: The Great Entrance: A History of the Transfer of Gifts and other Pre-anaphral Rites // Orientalia Christiana Analecta.- Roma, 2004

2  Пер. еп. Кассиана (Безобразова)

КИФА №9(99) июль 2009 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования