gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Новости из-за рубежа arrow Новости из-за рубежа (май 2009)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
30.05.2009 г.

XIII съезд Православного братства в Западной Европе прошел в Амьене

С 30 апреля по 3 мая прошёл съезд, на который собралось более 600 человек, представлявших Константинопольскую, Греческую, Румынскую, Русскую православные церкви. Такие встречи в течение 40 лет регулярно проводятся Западно-Европейским братством, ныне возглавляемым Николаем Бером (до него председателем братства был известный богослов, профессор Оливье Клеман). В этом году в работе Конгресса, посвященного теме «Творение, отданное в наши руки», приняли участие митр. Эммануил (Адамакис), председатель Ассамблеи православных епископов Франции (Константинопольская православная церковь); митр. Серафим (Жоанте) и митр. Иосиф (Поп) (Румынская православная церковь); архиеп. Гавриил (де Вильдер), еп. Василий (Осборн) и еп. Афинагор (Пекштадт) (КПЦ) и более полусотни священников и дьяконов.

Во встрече приняли участие представители Преображенского содружества малых православных братств - ректор Свято-Филаретовского института проф.-свящ. Георгий Кочетков и проректор Дмитрий Сергеевич Гасак. Мы попросили о. Георгия поделиться с нашими читателями своими впечатлениями о конгрессе.

Интервью со свящ. Георгием Кочетковым

- Отец Георгий, Вы уже не в первый раз участвуете в съездах Западно-Европейского братства. Как Вам кажется, изменилось ли что-нибудь в жизни этого движения за те три года, которые прошли после предыдущего съезда?

- Мне трудно судить об этом в глобальном масштабе, потому что Западно-Европейское православное братство - это видно сразу - переживает определённый переходный период своей жизни. А всякое кризисное время - это время противоречивое. Конечно, видно, что больше стало, во-первых, самих участников съезда, во-вторых, среди них больше молодёжи, довольно много детей, людей разных национальностей. С другой стороны, меньше стало русских людей, реже стала звучать русская речь.

Некоторая увлечённость уже давно не новой идеей создания в Европе автокефальной православной церкви скорее приводит к мысли о том, что творческое исследование этого вопроса перешло в фазу организационную, внешнюю, и поэтому часто не очень глубокую. Однако желающие приблизить день такой автокефалии сохраняются. Впрочем, думается, что на самом деле требуется новый подход к этим вопросам. Один из таких подходов был представлен в опубликованной недавно статье декана Свято-Владимирской семинарии в Нью-Йорке, в Крествуде, о. Джона Бэра, который попытался вновь рассмотреть идею универсальности канонического принципа «одна территория, один город, один епископ». Он ставит под вопрос эту универсальность, думая именно об объединении православных, разбросанных по разным юрисдикциям и часто живущих бок о бок, но не замечающих друг друга только из-за разницы культуры, языка и каких-то традиционных бытовых, или пусть даже канонических аспектов своей жизни.

- Что показалось Вам наиболее интересным, многообещающим в прошедшей встрече?

- Любое братство интересно своим братским духом, своей открытостью. И мы видели примеры такой открытости. Для нас особенно радостно было видеть, что не исключением являются и архиереи разных юрисдикций, которые присутствовали на съезде. Они были очень доступными, простыми в общении. Само богослужение проходило достаточно непосредственно, просто, даже, я бы сказал, свободно - не в смысле произвола, а в смысле именно проявления сердечности и свободы служащих, особенно предстоятелей.

Ничто не может сравниться с живым общением. И такого живого личного общения было довольно много. Были новые знакомства, были радостные встречи со старыми друзьями и знакомыми. Само собрание братства, которое осознавало себя как объединение не юрисдикционное, а живущее лишь по принципу единства в вере, как бы несло в себе тот дух приближения к общинно-братской жизни, которого чает вся православная церковь, требующая возрождения не только в России, но и практически во всех местах своего исторического и современного странствования.

- Было ли что-нибудь, что Вас огорчило?

- При всей личной открытости была заметна общая замкнутость на себе и на своём, нередко встречающаяся в Западной Европе и в Америке. Более того, мне показалось, что наметилась некоторая негативная тенденция в отношении ко всему русскому, что, конечно, печально. Естественно ожидать, что Русский экзархат, в какой бы юрисдикции он ни был, будет чувствовать свою благодарность прежде всего к русской православной традиции, ведь его члены в большой степени пользуются именно ее духовными богатствами. Но внимания к тому, что происходит сейчас в России, было немного. Может быть, это слишком беглое впечатление, однако оно сложилось у меня именно таким образом.

Доклады были очень разного уровня. Да, мы не всегда могли в полной мере оценить их из-за того, что организованного русского перевода не было вовсе, а английский перевод часто был беглым и не всегда внятным и точным. Но даже при этом для нас несколько странно прозвучало одно выступление, касающееся экологических инициатив Вселенского патриарха Варфоломея. Казалось, что целью выступающего была не сама суть дела, а, скорее, восхваление личности, некий даже культ её. Это не только удивляло, но, увы, напоминало нам определённые страницы нашей недавней истории.

- В последнее время отношения Русской православной церкви с Экзархатом, к которому принадлежит значительная часть членов Западно-Европейского братства, были непростыми. Какие перспективы здесь возможны?

- Хотя о сложных взаимоотношениях прямо ничего не говорилось, но некоторое отчуждение, недоверие друг к другу ощущалось даже в дискуссиях, на круглых столах и в секциях, в частности, на круглом столе, посвящённом будущему православия в Западной Европе. Но добрые перспективы, конечно, возможны. Мы все должны видеть, что помогая друг другу решать живые реальные проблемы церковной жизни, мы приближаемся к Богу и друг к другу, как это замечали ещё древние святые отцы. Мне представляется, что более глубокое плодотворное творческое сотрудничество между духовными школами обеих юрисдикций, между богословами, церковными деятелями, мирянами, молодёжью могло бы способствовать преодолению имеющихся противоречий и конфликтов. Хотелось бы верить, что так оно и будет и что ныне в Русской церкви открываются новые возможности для укрепления всеправославного единства.

Не раз на съезде православного братства упоминалось открывающееся в ближайшее время на Кипре Совещание предстоятелей православных церквей. Хотелось бы пожелать в будущем всем нам, чтобы это совещание, так же как и другие подобные встречи, позволило укрепить соборность церкви, начиная от местной и кончая вселенской. Если живые открытые вопросы нашей жизни будут поставлены и разрешены в духе братской христианской любви, чему как раз и призвана способствовать православная вера, этому можно будет только радоваться.

Беседовала Александра Колымагина


Митрополит Американский и Канадский Иона: Настало время быть прямыми

- Ваше Блаженство, посещение Московского патриархата - Ваш первый визит в братскую поместную Церковь. Какие основные цели этой поездки? Чего здесь больше: дани почтения по отношению к Церкви-Матери или стремления обсудить конкретные вызовы, стоящие сегодня перед православием как в Америке, так и в России и во всем мире?

- Конечно, прежде всего, я хотел выразить свое уважение нашей Матери-Церкви и лично Патриарху Кириллу. Он оказывает очень большую поддержку Православной Церкви в Америке, мы имеем одинаковые взгляды на многие вещи, касающиеся не только Америки, но и православного мира в целом.

Одна из моих основных целей - не только совершить совместные богослужения с Патриархом, но познакомиться с ним лично, установить рабочие контакты с ним, а также с архиепископом Иларионом, главой Отдела внешних церковных связей. Мы были знакомы с ним и раньше, но пока что не имели возможности обсудить многие конкретные вопросы.

- Автокефалия ПЦА до сих пор принята не всем мировым православием. Могли бы Вы напомнить, какие поместные Церкви признают её, а какие - нет? Как Вы видите перспективу решения этого непростого вопроса? Планируете ли Вы посетить Константинопольский патриархат?

- Да, я планирую посетить Вселенский патриархат. Но моя позиция остается неизменной: они (иерархи Константинопольской Церкви) не могут принимать решений, касающихся ПЦА, без нашего участия.

Именно Вселенский патриархат остается главным противником нашей автокефалии. Поместные Церкви, находящиеся в сфере непосредственного влияния Константинополя, - Александрийская, Иерусалимская, Элладская, Кипрская - также не признают нашего статуса.

Полностью признают нашу автокефалию Русская, Болгарская, Польская и Чешская Церкви.

У нас очень хорошие отношения с Антиохийским, Сербским патриархатами, которые официально не признают автокефалию ПЦА.

Вопрос о признании автокефалии ПЦА - составная часть более широкого вопроса, вопроса о том, как мы можем создать единую Православную Церковь в Северной Америке. Я не думаю, что эту проблему можно было бы решить путем присоединения существующих в Америке национальных юрисдикций к ПЦА. Но ПЦА может послужить образцом для решения этой проблемы в Северной Америке. Необходим Синод епископов, в котором были бы представлены различные этнические группы, который бы рассматривал миссию Церкви в первую очередь как Церкви поместной, действующей на «своей» территории, принимающей всех православных - вне зависимости от их этнических корней.

- Как распределяется сегодня количество верующих по различным православным общинам в Америке? Сколько верующих в ПЦА, в Греческой архиепископии, в РПЦЗ?

- Насколько мне известно, Греческая архиепископия насчитывает большее, чем ПЦА, количество верующих - примерно на 25-50%. Но у нас больше церквей - 650. Что касается нашей паствы - я имею в виду активных членов общин, - то ее численность составляет около 100 000 человек. Если считать всех «номинально православных», это число будет намного больше, но я считаю только практикующих членов Церкви. Я бы не стал говорить о «миллионах православных» в Северной Америке, хотя, возможно, общее число людей, крещенных в Православной Церкви, и достигает здесь таких показателей.

Что касается РПЦЗ, то численность ее паствы намного меньше, чем у нас. У них около 100 приходов и около 10 000 верующих.

- Прошло почти два года со времени подписания акта о каноническом единстве РПЦ и РПЦЗ. Я слышал, что в прошлом у ПЦА были весьма напряженные отношения с «зарубежниками». Можно ли сказать, что этот период остался позади, или проблемы остаются? Если да, то какие именно?

- За последнее время отношения между двумя нашими Церквами значительно укрепились и улучшились. У меня прекрасные отношения с митрополитом Иларионом. Но и здесь остается целый ряд нерешенных проблем: так, в РПЦЗ до сих пор остаются приходы, которые отказываются примириться с Московским патриархатом. Но я надеюсь, этот вопрос будет со временем решен. Со своей стороны, наш Синод объявил «амнистию» всем священникам, которые были подвергнуты каноническим прещениям за то, что в свое время перешли в РПЦЗ.

- Какова сейчас ситуация внутри ПЦА? Мы в России с тревогой следили за теми скандалами, которые разразились несколько лет назад в связи с финансовыми злоупотреблениями. Можно ли сказать, что этот период полностью завершен? Вступая на митрополичью кафедру, Вы высказались за введение внутри Церкви современных механизмов финансового контроля. Вводятся ли они уже, и если да, то каковы они?

- В целом ситуация исправлена. Практически все сотрудники Центрального управления ПЦА смещены - за исключением пары секретарш и экономки (смеется). На местах осуществляются очень хорошие, прозрачные системы контроля - они достаточно сложны, но обеспечивают контроль. Можно сказать, что в целом финансовый скандал остался в прошлом. Теперь наступило время исцеления. К сожалению, до сих пор не завершено расследование в Свято-Тихоновском монастыре, в котором в свое время жил и которым руководил митрополит Герман (бывший предстоятель ПЦА). Там очень много проблем...

- Недавно Синод вашей Церкви вновь принял в состав епископата ПЦА епископа Серафима (Сигриста). Этот архиерей известен многим в Москве - в последние годы он принимал участие во многих конференциях и других мероприятиях. Где он будет служить теперь?

- Мы приняли епископа Серафима в состав нашего епископата, потому что он обратился с такой просьбой. Я надеюсь, что он использует свои таланты, помогая мне в Нью-Йорке.

- А какова судьба Нового Скита? Перешедшая в ПЦА из Католической Церкви в 1970-е годы, эта монашеская община во многом отличается от привычных всем нам православных обителей - хотя бы почитанием св. Франциска Ассизского.

- Новый Скит - уникальное место. Они живут своей собственной жизнью, и не следует в нее вмешиваться. Я глубоко уважаю их как общину - зрелую общину. Между монахами установились прекрасные отношения. Они привнесли некоторые особенности в богослужение, но сделали это с огромной любовью - хотя это и не очень похоже на русский или на греческий типикон. На мой взгляд, их слишком легко критикуют.

- Если истоки православия в Северной Америке связаны с преп. Германом Аляскинским, его рост - со свт. Иннокентием Московским, обретение канонического статуса - со свт. Тихоном Московским, то более поздний период истории ПЦА, как правило, связывают с таким человеком, как о. Александр Шмеман. Каково отношение к наследию о. Александра в сегодняшней ПЦА? Как лично Вы относитесь к его «Дневникам»?

- О. Александр Шмеман по-настоящему любим в нашей Церкви. Очень многие чтут его память. Он не только сыграл ключевую роль в обретении нашей Церковью автокефалии, но и возродил практику частого причащения, он проявлял истинную заботу о том, как совершается литургия, напоминая, что это общее дело всей Церкви. Его наследие обладает огромной ценностью. Мне очень нравятся «Дневники» о. Александра, одна из главных тем этой книги - то различие, которое существует между верой и религией. Это очень важно.

- За полгода, что Вы занимаете кафедру архиепископа Вашингтонского, Вы успели зарекомендовать себя лидером, не боящимся озвучить свою позицию, даже если она может показаться кому-то неполиткорректной. Достаточно вспомнить Вашу недавнюю речь в Далласе. В какой мере, по-вашему, должна сочетаться в иерархах Церкви прямота и дипломатичность?

- Я думаю, что настало время быть прямыми. Мы можем быть политкорректными, но нас похоронят. Можем ли мы позволить играть в эти византийские политические игры, в которых нас попросту не берут в расчет? И я хочу, чтобы мой голос был услышан в ходе предстоящего обсуждения проблемы православной диаспоры. Я не хочу никого оскорблять - в частности Вселенского Патриарха, - но я хочу, чтобы позиция моей Церкви была услышана и признана. Нам необходимо самим участвовать в принятии решений, касающихся нашей судьбы.

Фрагменты интервью, данного митрополитом Ионой агентству Благовест-инфо

Беседовал Дмитрий Власов

КИФА №7(97) май 2009 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования