gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Проблемы миссии arrow Нужно было окрестить тысячи просвещаемых. Как проходило крещение новопросвещенных в начале V века
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
17.01.2009 г.

Нужно было окрестить тысячи просвещаемых

Как проходило крещение новопросвещенных в начале V века

Василий Васильевич Болотов родился 155 лет назад, 31 декабря 1853 г., в с. Кравотынь Тверской губернии. Окончил Осташковское духовное училище и Тверскую духовную семинарию, а затем СПбДА (1879). Еще в студенческие годы он поражал всех изумительным знанием Священного Писания и свободным чтением по латинскому, греческому, немецкому и французскому тексту. Знал еврейский, сирийский, арабский и другие древние языки. Магистерская диссертация Болотова «Учение Оригена о Святой Троице» была защищена в 1879 г. и явилась настоящим событием в русской церковно-исторической науке. Болотов был профессором древней церковной истории в СПбДА. Как профессор и лектор он поражал своих слушателей искусством живого, творческого художественного воспроизведения прошлой жизни. Его труд был поистине подвижническим, а кончина (1900) - кончиной праведника («Христос идет» - были его предсмертные слова).

Сборник его лекций по истории Древней церкви до сих пор остается самым лучшим учебником церковной истории. События первых веков (в том числе и связанные с миссией и катехизацией) встают перед нами как живые во всем своем сложном общественном и историческом контексте. Вспоминая сегодня замечательного ученого, подвижника, мы хотели бы напомнить его рассказ о событиях, произошедших в Великую субботу 404 года и вскоре после нее, когда в столице христианской империи, Константинополе, был осужден и низложен один из великих святых, к имени которого возводится самая распространенная в православном мире литургия.

Христос в образе философа
Христос в образе философа, наставляющего учеников. Фрагмент резьбы на шкатулке из слоновой кости. Ок.360-370. Собор св. Юлии.
 

Кто с археологическим интересом присутствует на службе этого дня, того поражает богослужебная практика последнего. Но то, что сейчас неизвестно, было некогда самою настоящею действительностью. На службе читается 15 паремий; известно нам и то распоряжение устава, чтобы когда кончается служба, был второй час ночи. Почему это так? Археология отвечает, что в этот день совершалось крещение взрослых. Перед началом вечерни, после малого входа, епископ удалялся из храма в baptist»rion для крещения взрослых, а оставшиеся, естественно, назидались чтением паремий. Когда крещённые с зажжёнными свечами, в белых одеяниях, вместе с епископом входили в храм, то первая песнь, которую они слышали, была «Елицы во Христа крестистеся», и после этого привета они слушали Апостол, начинающийся подобными же словами: «Елицы во Христа Иисуса крестихомся». Вот каким временем была для епископа Великая суббота. То же самое было и у Златоуста, и ему нужно было окрестить тысячи просвещаемых.

Был девятый час дня, как вдруг фракийские солдаты ворвались в храм и началось избиение. Новокрещённые, едва одетые, бросив зажжённые свечи, побежали вон из храма. Церковь была очищена от епископа, но она очищена была и от верующих. На Пасху никто не явился в храм, а все верующие собрались в главной зале Константиновских бань. Но так как и здесь последовало нападение солдат, то верующие удалились в предместье Константинополя, отстоявшее на 5 миль. Противники Златоуста прилагали всё старание, чтобы император не проведал о происходящем в городе и о горячей привязанности народа к епископу (когда Аркадий увидал множество новокрещённых в белых одеждах и спросил: «кто это?», ему ответили: «это - еретики»). Таким образом, Златоуст и Пасху ещё провёл в Константинополе. Но было очевидно, что ему осталось только удаление.

Наконец, 9 июня 404 г., на пятый день после Пятидесятницы, последовал формальный приказ об удалении. Пред удалением из столицы 20 июня Златоуст дал заповедь своей пастве - не разрушать церковного мира ради Иоанна; он дал только совет не подписываться под его осуждением, но заповедал признавать законным его преемника. Простившись с епископами, он вошёл в baptisterion, чтобы дать благословение диаконисам и, между прочим, Олимпиаде; и их он убеждал продолжать свою благотворительную деятельность, признавать законность его преемника и так же чтить его руководство, как они почитали и его собственное.

Изгнание своё Иоанн переносил с удивительною стойкостью. Как бы изъятый из мирской суеты, он весь предался наблюдению над церковными делами. Но он заявил о несправедливости своего низложения западной церкви и послал папе Иннокентию послание, раскрывшее перед западом правильный взгляд на дело. И надо отдать папе справедливость за то, что он сочувственно отнёсся к делу Златоуста. Но сделать что-либо в пользу Иоанна папе не удалось. Одно выражение его заслуживает особенного внимания. Феофил ставил Иннокентию дилемму: признать мир или с Иоанном, или с ним - Феофилом и восточною церковью. Иннокентий отвечал: «мы имеем и тебя и Златоуста братьями, а кто презирает наше общение, тому судья Бог».

Не велико было и торжество врагов Златоуста. Феофил издал сочинение, где он не находил слов, чтобы очернить Иоанна; он называет его гонителем, нехристианином, Валтасаром; он говорит, что Сам Бог глаголал к нему: «рассудите между мною и Иоанном», называет Златоуста хулителем Самого Христа (за то, что Златоуст говорил, что Христос молился и не был услышан, потому что не знал, как молиться). Иероним не замедлил своею деятельностью и скоро познакомил западную церковь с красноречием Феофила через латинский перевод его сочинения.

Между тем Златоусту пришлось перенести тяжёлые испытания. Самым большим бедствием для него была трусость епископов. Неуверенные в правоте своего дела, они боялись иметь поблизости от себя Иоанна и потому старались напугать его рассказами о всевозможных ужасах, лишь бы удалить Златоуста. Местом его ссылки был назначен сначала город Кукуз в Малой Армении, но скоро было решено перевести его в Питиунт, на северо-восточном берегу Чёрного моря. Время было летнее. Лучи палящего восточного солнца пекли изнурённого Златоуста. Не будучи в состоянии продолжать путь, Златоуст остановился в храме мученика Василиска близ Команы и здесь удостоился видения; ему явился мученик и открыл, что не долго ещё остаётся ему странствовать в этой жизни. Несмотря на это видение, грубые солдаты повлекли Златоуста на место его ссылки, но должны были скоро возвратиться к храму близ Команы, где 14 сентября 407 года и умер Златоуст. Ещё ранее Златоуста умерла Евдоксия (6 октября 404), вскоре после него - Аркадий (1 мая 408).

Кафедра Златоуста перешла к его врагу Арсакию и вскоре затем - к Аттику (406). Между тем, всё более и более выяснялось, что Златоуст дорог для всего христианского мира. Антиохийский епископ Александр восстановил имя Иоанна в диптихах своей церкви и старался побудить к тому же и других. На такой шаг решился и Аттик; не уверенный, впрочем, в правоте своего поступка, он оправдывался в последнем, когда извещал об этом александрийского епископа: ссылался на давление народа (417). Александрийский епископ осуждал поступок Аттика и написал послание к нему в самом высокомерном тоне: «Если Иоанн в епископстве, то почему Иуда не с апостолами? Если есть место для Иуды, то где же место для Матфея?» Этим александрийский епископ хотел дать знать Аттику, что если признать Иоанна, то каковым надо будет признать предшественника александрийского епископа и его самого? Но послание не достигло цели. (т.4, с.172-175)

КИФА №1(91) январь 2009 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования