gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Встреча с Богом и человеком arrow Он - один из благороднейших людей России последнего столетия. Интервью со свящ. Иоанном Приваловым
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
22.08.2008 г.

Он - один из благороднейших людей России последнего столетия

Интервью со свящ. Иоанном Приваловым

Солженицын- Отец Иоанн, Вы читали едва ли не все произведения Солженицына, в Вашей судьбе, в обретении Вами пути к Богу и в Церковь он сыграл огромную роль. Как Вы думаете, кем был для России Александр Исаевич Солженицын?

О. Иоанн: Последним великим русским писателем, достойно завершающим традицию великой русской литературы, которая была у нас в XIX веке. Он сильное продолжение Толстого и Достоевского, продолжение и завершение.

- Как Вы считаете, что наиболее ценно в его наследии для нас, живущих сейчас?

О. Иоанн: Думаю, художественное творчество, которое остается многими непрочитанным. Особенно те вещи, которые он сам для себя обозначал как приоритетные: роман о революции «Красное колесо» и «Архипелаг ГУЛАГ». Потому что «Архипелаг ГУЛАГ» - это на сегодняшний день единственный памятник советской эпохи. И если нам захочется снова потосковать по советскому времени, надо просто открыть «Архипелаг ГУЛАГ», чтобы с его страниц на нас повеяло ужасом, который тогда был.

Сейчас уже очень многое сделано, чтобы уничтожить память о том времени, но «Архипелаг ГУЛАГ» дает возможность погрузиться в него. Он интересно построен, можно понять как происходило схождение в ад (этому посвящен 1 том), как шла жизнь на дне (2 том) и каким было восхождение (3 том), когда пружина пошла в обратную сторону и все придавленное советской властью, наконец, стало распрямляться. Везде, в том числе и в лагерях. «Архипелаг ГУЛАГ» фиксирует то, что Хрущев стал открывать ворота лагерей не по доброй воле, а потому что в лагерях уже начались освободительные движения - революции, бунты, восстания. Это было еще перед смертью Сталина.

«Архипелаг» дает нам не только память о подавлении всего живого, что мы знали и помнили, он возвращает опыт сопротивления этому, о чем очень мало говорят. Может быть, потому что дальше первого тома, как правило, люди его не читали.

- У меня такое впечатление, что Солженицына сейчас в России мало читают. Как Вы думаете, почему так происходит?

О. Иоанн: Сейчас вообще мало читают. Но все же за последние 10 лет ситуация сильно изменилась. В 90-е годы его действительно не читали, но каждый почему-то считал возможным высказываться о нем соответственно тому образу, который сложился внутри человека, как будто он уже прочитал всего Солженицына, все его тридцать томов. Но сейчас люди берут книги Солженицына и читают и «Архипелаг ГУЛАГ», кто-то уже прочитал «Красное колесо». Так что у меня впечатление прямо противоположное.

- Отец Иоанн, а какое произведение Солженицына произвело на Вас наибольшее впечатление?

О. Иоанн: Из художественных произведений я больше всего люблю «В круге первом». Он мне напоминает роман, в котором есть перекличка и с Толстым, и с Достоевским. Еще мне очень нравятся его автобиографические произведения: «Бодался теленок с дубом», «Угодило зернышко промеж двух жерновов». Из рассказов я больше выделяю не «Ивана Денисовича» и даже не «Матрену», а «Случай на станции Кочетовка». Мне нравятся «Крохотки». Они имели для меня особое жизненное значение, я многому научился через эти книги.

- Как сохранить то ценное, что есть в его произведениях?

О. Иоанн: Думаю, только одним образом - просто брать и читать, потому что он - писатель, и все самое главное сказал в книгах. Это возможно, только вступая с ним в диалог посредством книги. Он остается непрочитанным автором. Его начали читать в последние 10 лет с большим вниманием, но все-таки в основном прочитаны только ранние произведения.

Я убежден, что Солженицын очень сильно обогнал время и, конечно, он изменил всех нас. М. Пруст говорил, что «квартеты Бетховена в течение 50 лет рождали и растили публику, достойную квартетов Бетховена». Так же, я думаю, мы еще только догоняем Солженицына, его прозрения, его явление.

Он, прежде всего, писатель, но говорить о влиянии его художественного творчества мне труднее всего. Оно, может быть, самое непредсказуемое. В своих публицистических работах он, конечно, ясновидец. Он много предвидел, предсказал. Помню, как в 98-м году появилась его работа «Россия в обвале». И в июле 98-го года газеты с издевкой писали о том, что «этот сказочник» что-то нам наплел про какой-то обвал. Не прошло и месяца, как произошел дефолт, про который все до сих пор вспоминают. Историческое ясновидение, несомненно, у него присутствует.

- Отец Иоанн, а Вы были знакомы с ним лично?

О. Иоанн: У нас было краткое, очень небольшое знакомство. Александр Исаевич знал про наше движение, передавал поклон о. Георгию. Он удивлялся, что такие люди есть, что возможно делать вещи, которые делает наше движение.

- Расскажите о личности Солженицына, о его человеческих качествах.

О. Иоанн: Думаю, что он - один из благороднейших людей России последнего столетия. Никто не сделал для России в это время так много, как он, если брать персоналии. И при этом остался в тени! Фактически он собрал память о ГУЛАГе и на основании 200 с лишним свидетельств написал книгу. Оказавшись в эмиграции, он обратился к людям с призывом присылать ему воспоминания. Представьте себе, человек, приехавший с оккупированной советской властью территории, обращается к ним, говоря, что если воспоминания не написаны, то надо их написать. Фактически он дал смысл многим людям, которые доживали свой век. Он создал Библиотеку-фонд «Русское зарубежье», в которой находится, насколько мне известно, более 1000 рукописей. Его фонд единственный, кто поддерживал пенсионеров ГУЛАГа, ведь этого никто в нашей стране не делал. Многое из того, что делалось Солженицыным и его близкими, остается в тени. Они это делали скромно.

- Отец Иоанн, как Вы думаете, какие качества помогли Александру Исаевичу делать то, что он делал?

О. Иоанн: Благородство, любовь к России. И сострадание. Когда он пережил раковую болезнь и понял, что ему дана вторая жизнь, он почувствовал себя человеком, который должен заступиться за униженную и поруганную Россию. Его жизнь - во многом жизнь рыцаря. И если посмотреть «Бодался теленок с дубом», это видно. В каком-то смысле, «Бодался теленок с дубом» - рыцарский роман. Это великое сострадание и благородство - не щадить себя ради других.

Вопросы задавала Анна Алиева
Информационная служба СФИ

Фото с сайта bfrz.ru 

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования