gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Духовное образование arrow В поисках целостного знания
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
17.06.2008 г.

В поисках целостного знания

Свято-Филаретовский институт при содействии синодального отдела религиозного образования и катехизации Русской православной церкви провел международную научно-богословскую конференцию «Образование в XXI веке: стратегии и приоритеты»

Image

Образование в России: созидание личности или профессиональная подготовка специалиста

«В этом году наш Институт празднует своё 20-летие. К этому событию приурочена предстоящая конференция. Мы предлагаем поговорить об образовании, в том числе духовном, о тех его формах, которые позволяют влиять на его качество. Именно качество образования я хотел бы подчеркнуть как важнейший акцент нашей дискуссии», - отметил в своем приветствии ректор СФИ проф.-свящ. Георгий Кочетков, открывая работу конференции. 

«Образовательный бум» - вот что переживает Россия впервые в своей истории, заявил А.Г. Левинсон, зав. отделом социально-культурных исследований Левада-центра, в докладе «Отношение россиян к образованию». 80% населения стремится получить высшее образование, вкладывая в это зачастую последние деньги. Удивительно, что при этом учиться студенты не стремятся, их интересует лишь факт получения диплома о высшем образовании. Однако, заявил докладчик, вскоре нас ждёт кризис системы образования, т.к. работодателям понадобятся профессиональные работники, а высшая школа не сможет им предоставить соответствующие кадры.

По мнению В.Л. Глазычева, проф. МАРХИ, председателя Комиссии Общественной палаты РФ по вопросам регионального развития и местного самоуправления, проблема связана с тем, что продолжает действовать парадигма советского образования, нацеленная на передачу мертвого, не связанного с жизнью знания. Кризис «специализма», охвативший не только Россию, но и весь мир, заключается в том, что выпускники вузов становятся скорее «квалифицированными техниками», нежели специалистами со стратегическим, «проспективным» мышлением. Вследствие этого появляются документы типа «Стратегическое развитие Якутии», в которых разные департаменты представляют не связанные друг с другом доклады о ситуации в регионе, но никак не стратегические планы развития региона в целом. Основной задачей образования докладчик видит не передачу знания, а обучение умению работать с ним. Однако самое сильное сопротивление, которое встречает этот подход, идёт не со стороны государства, а со стороны самих участников образовательного процесса.

Проф.-свящ. Георгий Кочетков, ссылаясь на опыт Свято-Филаретовского института, сказал, что живое предание, живая жизнь имеет образовательное значение. Через приобщение к ней в институте мы приобщаемся к тому, что может стать началом творчества в нас самих.

А.Г. Асмолов, зав. кафедрой психологии личности МГУ в докладе «Образование в поисках идентичности: стратегия социокультурной модернизации развития России» подчеркнул, что современное образование проигрывает средствам массовой информации в формировании социальной идентичности у ребенка. Он также указал, что для модернизации системы образования необходимо, чтобы учебные заведения перестали быть школой задач с ограниченным количеством условий, но были бы преобразованы в «школы поведения в неопределенных ситуациях».

А.А. Мелик-Пашаев, зав. лабораторией психологических проблем художественного развития Психологического института РАО в своем докладе «Психологические основания образовательных стратегий», продолжая тему, поднятую в предыдущих докладах, заметил, что освоение человеком чего-то, лежащего вне его, т.е. получение знаний о природе и обществе, не должно быть объективированным процессом. В нормальном случае в процессе познания человек должен открывать что-то в себе самом, раскрывая потенциал единения с окружающим миром. А.А. Мелик-Пашаев назвал этот процесс очеловечиванием системы образования.

Завершил заседание доклад доцента кафедры психиатрии и медицинской психологии РГМУ Б.А. Воскресенского «Социализация образования». Вспомнив выражение академика С.С. Аверинцева «Мир как школа», докладчик развил его мысль о том, что настоящее обучение происходит в жизни и у жизни.

Система образования: «выпуск стандартного продукта» или созидание личности?

Эта проблема оказалась в центре обсуждения после острого и несколько провокационного доклада к. филос. н. доцента РГГУ и CФИ А.А. Игнатьева. Ученый в своем выступлении отверг один из важных тезисов прозвучавшего в первой половине дня доклада проф., д. псих. н. А.Г. Асмолова (МГУ) о формировании личности как цели системы образования. Проследив историю образования со времен античности, А.А. Игнатьев попытался убедить слушателей, что во всех успешных образовательных проектах на первом месте стояла прагматика - согласованный между учащими и учащимися ответ на вопрос: зачем учиться. В истории образования известны четыре варианта ответа: формирование элиты, «социальный лифт», воспроизводство профессиональных корпораций, «подготовка квалифицированного линейного персонала» - качественных исполнителей. С точки зрения докладчика, в современной России все эти функции оказались утрачены.

Ведущий второй части конференции к. пед. н., магистр богословия, проф. СФИ А.М. Копировский противопоставил предложенным Асмоловым и Игнатьевым целям образования идею созидания личности не как механического формирования и не как прагматического «выпуска», а как духовно-культурного взращивания. Копировский также спросил отв. секретаря Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ А.Е. Себенцова, открывшего докладом о законодательных основах духовного образования дневное заседание конференции, насколько законодательство может способствовать достижению этой цели. Себенцов ответил, что в российской действительности это зависит от того, кто и как применяет закон. При этом он согласился с утверждением Игнатьева о насущной необходимости формирования отечественной духовной элиты.

Image
Дон Патрик де Лобье (Швейцария) и прот. Василе Михок (Румыния)
Проф.-прот. Василе Михок (Румыния, г. Сибиу), вступив в дискуссию, напомнил докладчикам, что Христос пришел не для того, чтобы создавать элиту - Он пришел послужить, и призвание Его учеников, в том числе и выпускников духовных школ, - служение Богу и людям.

В ходе дискуссии, возникшей после доклада ректора-основателя ВРФШ (С-Петербург), к. физ.-мат. н. Н.А. Печерской  о возможности взаимодействия богословия и религиоведения, стало очевидным, что искомый синтез может возникнуть в том случае, если образование будет путем поиска истины, по мере прохождения которого созидается личность. Ректор СФИ проф.-свящ. Георгий Кочетков, поддержав тезис о возможности плодотворного сотрудничества религиоведов и богословов в рамках единой образовательной концепции, отметил, что и религиоведческое знание без прикосновения к подлинному религиозному опыту оказывается неполным, и богословию полезно серьезное научное знание об истории развития богословской мысли. По мнению о. Георгия и о. Василия, верующий человек зачастую оказывается более объективным и открытым к иному опыту, т.к. он стремится к Истине.

Предмет «теология»: миссия невыполнима?

Вечером 26 мая на круглом столе «Религиозное образование в секулярном обществе» в центре обсуждения оказался вопрос, очень редко возникающий при обсуждении проблемы богословского образования. За шумом общественных баталий на тему «за» или «против» факультетов теологии в светских вузах и преподавания ОПК остается почти не услышанным самый главный вопрос: как это делать. Если он и обсуждается, то чаще всего лишь на уровне сравнения методологий и педагогических практик. Здесь же он был поставлен в острой и даже шокирующей форме: доцент центра изучения религий РГГУ А.И. Шмаина-Великанова напомнила собравшимся, что за всю историю собственно богословов наберется едва ли столько, сколько студентов обучается сегодня на некоторых богословских факультетах. «Мне представляется, что богословие в чистом виде непреподаваемо и студенты ему не учатся. Они учатся мыслить в каком-то смысле в богословском русле, изучая историю богословия. Но для богословия это не обязательно», - сказала она.

Участники круглого стола - большинство из них преподает богословские дисциплины - продолжили обсуждение этого вопроса, опираясь на свой многолетний опыт. Зав. кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Д.М. Гзгзян отметил, что для конструктивного обсуждения вопроса о преподаваемости богословия стоит хранить себя в режиме «позитивного сомнения»: «Все равно придется пересматривать все время то, чем ты занят, придется все время ставить себя под сомнение, для того, чтобы через то, что ты делаешь, являло себя богословие, а не какие-то суррогаты - уже превратившиеся в рутину тексты, наработки и т.д. Это должен быть транслируемый опыт систематизации, но он должен быть живым».

Ученый секретарь СФИ А.М. Копировский заметил, что Д.М. Гзгзян повторил почти слово в слово позицию с. Иоанны (Рейтлингер) и призвал всех последовать примеру С.С. Аверинцева, говорившего: «Я не имею нечеловеческой уверенности в себе». Именно такой подход позволит встать перед вызовом настоящего и будущего, соотносимым с евангельскими словами «се, творю все новое».

Зав. кафедрой философии и гуманитарных дисциплин Г.Б. Гутнер, напомнив слова Платона «этому (мудрости) нельзя научить», сказал, что, к сожалению, в наше время богословское образование часто понимается как обучение некоторым техникам, методам передачи знания, в то время как задача преподавателя - провоцировать обучаемого к самостоятельному пути к истине.

На круглом столе были затронуты и многие другие проблемы, в частности, президент Международного центра христианского образования проф.-свящ. Патрик де Лобье и профессор факультета теологии Университета им. Луциана Блага, прот. Василий Михок рассказали об особенностях преподавания теологии во Франции, Швейцарии и Румынии и обсудили преимущества и недостатки болонской системы и ее влияние на преподавание теологии.

Островки свободы в системе российского образования

«Церковь должна вносить в культуру благодатный и творческий импульс»,  - отметил в своем докладе, открывшем второй день конференции, председатель Отдела религиозного образования и катехизации МП архим. Иоанн (Экономцев). Он также подчеркнул важную роль культуры, в частности, русской классической литературы в духовном образовании. В ходе оживленной дискуссии после его выступления о. Иоанн сказал о необходимости восстановления культурного преемства и о том, что главной задачей духовного образования должно быть воспитание верующих людей. Последнее обстоятельство, как надеется о. Иоанн, поможет избежать недостатков прежнего духовного образования, когда из семинарии зачастую выходили революционеры.

Image
А.М. Копировский, архим. Иоанн (Экономцев), Т. Шанин
Классик социологической науки, президент Московской высшей школы социальных и экономических наук, проф. Манчестерского университета Теодор Шанин раскрыл сущность Болонского процесса. С его точки зрения, он сводится к «переходу от системы образования по типу немецкой гимназии к британскому университету». Основа немецкой гимназии, по мнению Т. Шанина, - дисциплина и унифицированный подход к преподаванию и результатам обучения, а британского университета - индивидуальный подход к каждому студенту (тьюторство) и развитие самостоятельного творческого мышления. Английские студенты проводят больше времени в библиотеке, а немецкие - на лекциях. Поэтому в англо-саксонской системе высококвалифицированные библиотекари являются ключевыми фигурами, они строят профессиональное образование вместе с преподавателем.

Т. Шанин с пессимизмом смотрит на перспективы укоренения Болонской системы образования на российской почве. Болонскому процессу активно сопротивляются, прежде всего, преподаватели, профессора, привыкшие к определенному стилю преподавания и не готовые воспринимать новое. Таким образом, по его мнению, главное препятствие - преподавательская корпорация. Кроме того, государство не заинтересовано в развитии негосударственных вузов. Существовать им, в т.ч. финансово, очень тяжело. Тем не менее, он надеется, что «можно создать островки с расчетом на то, что они будут распространяться». Одним из таких островков, по его мнению, является или может стать СФИ.

Ученый секретарь СФИ проф. А.М. Копировский затронул важную проблему сочетания духовного и гуманитарного образования. Он отметил, что «нельзя не говорить о духовном в светских школах, религиоведение с этой задачей справиться не может». Вместе с тем, духовное образование должно расширять и углублять свой гуманитарный контекст. Поддержав мысль Т. Шанина об «островках», А.М. Копировский привел примеры сочетания духовных и светских компонентов в  целом ряде возникших в 90-е гг. негосударственных вузов (Российский православный университет св. ап. Иоанна Богослова, Библейско-богословский институт св. ап. Андрея, Общедоступный Православный университет, основанный прот. Александром Менем,  Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, Высшая религиозно-философская школа, Русская Христианская Гуманитарная Академия, Свято-Филаретовский институт).

Подводя итог заседания, основатель и ректор СФИ проф.-свящ. Георгий Кочетков подчеркнул, что «в СФИ  мы стараемся воплотить не только принцип индивидуальности, но и личностности, который рождается в живом чувстве свободного единства».

Содержание и цели духовного и светского гуманитарного образования

Image
А.Б. Мазуров и свящ. Владимир Шмалий
27 мая на дневном пленарном заседании проректор МДА, секретарь Синодальной богословской комиссии свящ. Владимир Шмалий передал организаторам и всем участникам конференции приветствие от митрополита Минского и Слуцкого Филарета, председателя Синодальной богословской комиссии. В своём выступлении, посвященном проекту образовательной концепции РПЦ, он особо выделил важность предкрещальной катехизации, а также образования мирян для подготовки к ответственному служению в церкви. Отвечая на вопросы, он нарисовал портрет образованного священнослужителя: общекультурная подготовка, благородство, внутренняя свобода, способность ответственно решать свои духовные проблемы и только после этого помогать другим. Задача духовных школ, по мнению отца Владимира, состоит в том, чтобы формировать не требоисполнителей, а думающих образованных священников, но для этого необходимо трезвое отношение к власти традиции: умение видеть и принимать, что является подлинным преданием церкви, а что - только ее реакцией на определенную историческую ситуацию.

О духовном образовании размышлял также в своем докладе С.Ч. Гаглоев, сотрудник секретариата по взаимоотношениям Церкви и общества ОВЦС МП, который посетовал на то, что специальность «теология» не находит пока должного места в системе образования в современной России.

О.И. Генисаретский, главный научный сотрудник Института философии РАН, проблематизировал сами понятия «духовное», «светское», «гуманитарное». Он говорил о том, что как словом «духовность» сейчас называют абсолютно всё, так и за понятием «гуманитарное» скрываются определённые социальные технологии (типа рекламных слоганов «Тефаль думает о вас!»), не способные сохранять живую преемственность традиции. Поиск различного рода стратегий, образов будущего О.И. Генисаретский назвал манией современного мира, однако он предложил трезво относиться к условиям, в которых мы живём, и принимать предлагаемый нам опыт. Поскольку «конкурентоспособность напрямую связана с жизнеспособностью, а жизнеспособность в свою очередь имеет культурные и духовные основы», то и «в мире рыночных отношений нетварные основы языка и культуры могут иметь решающее значение».

Проблемы светского образования осветили в своих докладах директор Института развития дошкольного образования РАО В.И. Слободчиков и ректор Коломенского ГПИ А.Б. Мазуров. Первый размышлял о категории антропологии образования. Перечислив три основных «модуса» образования - социализацию, инкультурацию и становление личности, докладчик отметил, что для представляемого им направления последний из них становится центральным. При этом в современном мире становление личности невозможно без противостояния «внутренней оккупации», выражающейся в духовном кодировании и дрессуре человека со стороны системы образования, СМИ, государства.

А.Б. Мазуров подхватил идею антропоцентрического принципа образования, но подошел к ней с более практической стороны. Он обратил внимание на то, что вузам грозит потеря научной преемственности, поскольку катастрофически сокращается количество преподавателей; на коммерциализацию процесса обучения по причине сокращения числа бюджетных средств; а также на то, что само высшее образование утрачивает качество элитарности и может быть доступно абсолютно всем. При множестве проблем в высшей школе надежду вселяет то, что появляется здоровая альтернатива государственному образованию в виде негосударственных учебных заведений, подобных Свято-Филаретовскому институту или Высшей Религиозно-Философской Школе (СПб). По мнению докладчика, эти вузы - не просто островки в море, но настоящие «паровозы», способные повлиять на ситуацию в целом.

Богословие и наука - две вещи несовместные?

Западную и православную традиции богословского образования сопоставил в своем докладе прот. Василе Михок. Для Запада характерен серьезный исследовательский подход, четко определенные методики, разработанная библиография, знание источников, что вызывает уважение. Однако чувствуется некоторая недостаточность: по определению о. Василия, это замечательная теология или даже историческая критика, но не собственно богословие. У православных, наоборот, хорошее богословие, но недостаточный исследовательский уровень. О. Василий согласился с тезисом проф-свящ. Георгия Кочеткова, высказанным ранее, о том, что познание и пророчество должны идти вместе, сочетая высокий духовный и исследовательский уровень.  

О рассогласовании академического подхода в области гуманитарного знания и духовности говорил Г.Б. Гутнер, зав. кафедрой философии и гуманитарных дисциплин СФИ. Механизм этого рассогласования он убедительно показал на основе идей немецкого философа Э. Гуссерля. В любой науке возникает проблема традирования - можно передать техники, формы, терминологию, хотя они и усложняются с каждым годом, но изначальный смысл передать невозможно. Для его обретения человеку необходимо сделать личное усилие. Однако этот смысл обретается внутри традиции, а не вне ее.

Подобное происходит и в области богословия. Богословское образование дает возможность владения различными техниками и практиками, но задачи передачи смысла не достигает. Смысл в богословии, как и в науке, обретается внутри традиции как плод личного усилия. По мнению докладчика, существует два подхода к образованию. Первый - натаскивание, второй - через личное свидетельство преподавателя изнутри личного опыта, в котором он сам совершает это усилие.

Image
В дискуссии выступает прот. Павел Адельгейм
Прот. Павел Адельгейм рассказал о судьбе регентской школы, которую он окормлял в течение последних двадцати лет. К сожалению, деятельность этой школы находится под угрозой, т.к. руководство епархии не заинтересовано в сохранении сложившейся практики обучения в этой школе. Между тем, это учебное заведение известно как одно из лучших в г. Пскове.

Дискуссия продолжилась после перерыва круглым столом «Представление о целостном знании».

Целостное знание: тоталитаризм, энциклопедизм или богопознание?

Об опасности темы круглого стола, завершающего конференцию, предупредил зав. кафедрой философии и гуманитарных дисциплин СФИ Г.Б. Гутнер, напомнив, что слово «целый» звучит на латыни как «тотальный». Поль Рикёр называл жажду полноты знаний здесь и сейчас «радикальным злом», т.к. знание принципиально фрагментарно. В связи с этим возникают вопросы: где можно искать целостное знание и в каком виде его получить?

Различать познание и знание предложил ректор СФИ, проф.-свящ. Георгий Кочетков. Без первого, связанного с личным опытом богопознания, нет христианской жизни. «Да знают Тебя, Единого Истинного Бога» (Ин 17:3). А второе (философское и научное) - действительно по своей природе фрагментарно.

Это различение поддержала поэт, доктор богословия, член Попечительского совета СФИ О.А. Седакова. Она сделала акцент на принципиальной разнице двух типов знания, указав, что святость, глубокая приобщённость к мистическому знанию не делает человека хорошим геометром или поэтом. В связи с этим очень важен процесс передачи знания, т.е. образование. Со времен Древней Греции школа заменила инициацию, т.е. приобщение ребёнка в полноте к человеческому миру. О.А. Седакова напомнила слова Симоны Вейль о благословенном труде учения - в истории хорошая школа всегда была трудной, иначе для ученика исчезал смысл её прохождения («без мучения нет учения»).

Согласившись с принципиальной целостностью христианского знания, ведущий круглого стола зав. кафедрой богословских дисциплин и литургики СФИ Д.М. Гзгзян поставил вопрос: почему при этом целостность так слабо выражена в христианской истории? Как отличить подлинное целостное знание от ложного, псевдомистического или энциклопедического? Возможно ли обретение целостного знания без обретения целостной жизни?

В качестве ответа проф.-свящ. Георгий Кочетков указал на известный принцип ап. Павла «уже, но ещё не». Целостное знание уже дано, но человеку ещё предстоит его взять. Для этого необходимо снова вернуться к обсуждению и обдумыванию начал и исходных принципов этого мира, чему способствует эпоха постмодернизма, возвращающая нас к началам через разрушение культуры. Такое обращение было характерно для святых отцов, в центре внимания которых были не столько те или иные частные вопросы, а всё мироздание, к которому они подходили с «почтительным восхищением или благоговением», позволявшим им обрести целостную картину мира.

Участники круглого стола говорили о трудности и даже боли, которые сопровождают обретение целостного знания в этом мире. Поскольку, как отметил о. Георгий, «время мира сего принципиально нецелостно», эта трудность и боль всегда будут. Но, однако, само обретение возможно и в эсхатологической перспективе - как надежда, и как обретение полноты и совершенства в отдельных предметах и событиях этого мира. Эти полнота и совершенство обычно связываются с красотой, общением, любовью. И хотя эта полнота не абсолютна, она может нас удовлетворить и вдохновить.

Более того, некоторую полноту возможно обретать и в научном и философском знании. Возникшая в XX в. метанаука, например, теория систем, при удачном её использовании даёт возможность видеть изоморфные (подобные) закономерности в различных областях научных знаний и позволяет увидеть мир как целое, а различные области научного знания как его подсистемы.

Завершая дискуссию, Д.М. Гзгзян заключил, что задача обретения целостного знания всерьёз трудна для человека, и образование обретает смысл тогда, когда учит жить в этом парадоксе обретения целостного знания, когда мы одновременно живём в ситуации «уже, но ещё не».

После завершения круглого стола были подведены краткие итоги работы конференции, в которой приняли участие 120 человек из 14 городов, 7 стран.

Закрывая работу конференции, ректор СФИ проф.-свящ. Георгий Кочетков сказал: «Я совсем не ожидал, что конференция, посвященная вопросам образования, тем более отношениям светского и духовного образования, пройдет так интересно, творчески, горячо - и каждый день горячо. И, тем не менее, все, слава Богу, получилось, все прошло удачно с самого начала и до конца. Мне кажется, наша дискуссия показала, что открытых и горячих вопросов очень много, возможностей очень много - не только духовных, личностных, но и существующих сегодня в культурном сообществе в образовательном контексте. Мне понравилось, что были представлены разные позиции, и все было спокойно, хотя острота дискуссии иногда была очень сильной.

Наше обсуждение связано с тонкими и глубокими вещами, о которых зашла речь в последний день конференции - с той эсхатологической надеждой, которая осуществляется уже здесь, на земле, в пределах нашего земного времени, а значит, и должна осуществляться. Это здоровая эсхатология, которая не выбрасывает человека из жизни нашего мира и не призывает все силы на борьбу с тем, чем живут люди.

 Хотелось бы, чтобы все хорошее, что говорилось в эти дни, было воспринято не только специалистами, учеными, ректорами вузов, но и всеми нами. Я очень рад, что именно так завершается первое двадцатилетие жизни нашего института».

Фото Евгения ФОМИНЫХ и Кирилла МОЗГОВА

Говорят участники конференции

В.Л. Глазычев, докт. искусствоведения, проф. Моск. архитектурного института, член Общественной палаты при президенте РФ: К сожалению, мне пришлось уйти гораздо раньше, чем я хотел, у меня слишком много обязанностей. Но уровень разговора был очень хороший. А самое главное - в этом месте встретились люди, которые, конечно, пересекаются, но либо в жанре чисто научной конференции, либо на бегу. А здесь был разговор не только разумом, но и сердцем тоже, - а это очень важно. Я очень рад, что здесь был - не в первый раз, но и не в последний.

- Что бы Вы могли пожелать институту в дни празднования его двадцатилетия?

- Это не тот случай, когда надо желать существенных изменений. Чрезвычайно важно, когда в меняющемся мире - быстро меняющемся и не всегда счастливым образом - сохраняется не только древо традиции, которое сейчас чуточку закоснело в форме, но и тот узелок очень серьезного человеческого переживания, который здесь есть. А ректора СФИ я знаю 40 лет - я был его преподавателем, когда он был студентом Плехановского института. Теперь мы встретились снова здесь, и это очень приятно.

С.Ч. Гаглоев, канд. богословия, член секретариата по взаимоотношениям Церкви и общества ОВЦС МП:

Впечатление от конференции очень хорошее, все встречи были содержательными и насыщенными. Мне было очень приятно провести эти два дня на конференции. Особенно понравилась открытая атмосфера института, которая располагает к диалогу. Все выступающие высказывали свое мнение открыто, без боязни быть не понятыми, без опасения быть осужденными. Эта атмосфера диалога способствовала высокому уровню дискуссии.

Мне представляется, что негосударственные богословские учреждения являются очень важной частью теологического образования в России. Многие инновационные моменты возникают зачастую именно в негосударственных учреждениях, духовные учебные заведения всегда более консервативны. Здесь же больше творческого начала и это очень приятно. И мне хочется пожелать всем преподавателям и студентам успехов в освоении богословских дисциплин.

А.Б. Мазуров, докт. ист. наук, ректор Коломенского гос.педагогического института:

Впечатления очень позитивные, потому что проблемы развития образования сегодня чаще всего обсуждаются исключительно в плане ближайших перспектив, с прагматической точки зрения, в плане стратегии. А здесь все-таки происходило философское и богословское осмысление образования, чего нам остро не хватает.

Конференция сопряжена с юбилейным событием - 20-летием СФИ, института-первенца среди такого типа вузов у нас в стране. Он появился раньше, чем Религиозно-Философская школа в Петербурге и другие подобные учебные заведения. Я считаю, что он достойно отметил свое двадцатилетие этой конференцией, и хотел бы пожелать, чтобы институт продолжал свою работу, чтобы продолжал складываться существующий ныне высококвалифицированный коллектив преподавателей. Хотелось бы, чтобы институт стал полноценным центром духовного образования в Москве для людей, которые не воспринимают свое богословское и духовное образование как профессию, а по-настоящему живут им, оставаясь на своем прежнем месте работы и службы.

У нас образование делится на основное, базовое и дополнительное. И по всем признаком оно у вас дополнительное, но на самом деле является базовым и основным. Поэтому я хотел бы, чтобы вы развивали и укрепляли именно эту нишу.

Раскол или сосуществование?

- На Руси традиционно сложное отношение к образованию, его не всегда любят и мало ценят. Можно ли изменить эту ситуацию? Ждать, когда «жизнь заставит» (информационная эпоха, возрастающая нужда в креативно мыслящих людях в условиях жесткой конкурентной борьбы и т.п.) или поспешить самим? Как именно?

Проф. А.А. Красиков: «Вечно вчерашние» превозносят весь церковный и гражданский опыт прошлого, замалчивая его неоднозначность. Между тем минувшие времена принесли нам не только святых подвижников Православия, но и традиции язычества, невежества и обскурантизма. Тысячу с лишним лет назад крестителю Руси Владимиру Великому пришлось, говоря современным языком, «использовать административный ресурс», чтобы побудить киевлян согласиться на учёбу их детей в школах. При этом, как свидетельствовали очевидцы, матери оплакивали своих детей как обречённых на смерть.

И в дальнейшем культура веками оставалась привилегией узкого круга избранных. Университеты появились у нас на пять столетий позже, чем в Западной Европе. Мы по праву гордимся крестьянским сыном Михайло Ломоносовым, но следовало бы вспомнить, что крестьянство, составлявшее большую часть населения страны, не имело доступа не то что к науке - даже к настоящему религиозному образованию.

На рубеже XIX и XX веков обер-прокурор Святейшего правительствующего синода воспитатель царя Александра III Победоносцев писал, что «для людей неграмотных Библия не существует; остаётся служба церковная и несколько молитв, которые, передаваясь от родителей к детям, служат единственным соединительным звеном между отдельным лицом и церковью». Его нисколько не смущал тот факт, что прихожане зачастую ничего не понимают в словах церковной службы. Главным для него было соблюдение внешних форм благочестия при полнейшем равнодушии к содержанию религиозного дискурса. И воспитание подданных царя-самодержца в духе слепого подчинения режиму личной власти монарха.

Четверть века «духовности» по Победоносцеву закрепили раскол между светской культурой и официальной церковностью и во многом предуготовили трагедию советского богоборчества. И сегодня у нас тон часто задают единомышленники г-на Победоносцева, которые не сознают всю глубину опасности подобной политики. Иную позицию занимают Синодальная богословская комиссия, Миссионерский отдел и Отдел религиозного образования и катехизации. На мой взгляд, религиозная и светская системы подготовки всесторонне образованных кадров должны сосуществовать без взаимопоглощения или подчинения одна другой при строгом соблюдении принципов светскости государства.

- Могут ли этому помочь возникшие в последние десятилетия негосударственные образовательные учреждения? Чем они располагают и в чем нуждаются для достижения этой цели? Или такой связи с организационно-правовой формой нет?

А.А. Красиков: Конечно, могут. Приведу лишь два примера. С одной стороны, это Российский православный университет св. Иоанна Богослова, который функционирует при Отделе религиозного образования и катехизации РПЦ. С другой - независимый Свято-Филаретовский православно-христианский институт. В обоих этих учебных заведениях студенты получают основательную подготовку как по общеобразовательным, так и по специальным религиозным дисциплинам. Знаменательный факт: и в тот, и в другой вуз часто поступают люди, уже имеющее за плечами высшее образование по той или иной гражданской специальности. Из этого следует, что наши соотечественники не считают более достаточным для себя быть хорошими инженерами, врачами, строителями или кем-то ещё, но желают также получить знания в мировоззренческой области, понять смысл жизни, осознать свою миссию на Земле.

Преодолевая страх

Интервью с публицистом, телеведущим А.Н. Архангельским

А.Н. Архангельский- На Руси традиционно сложное отношение к образованию, его не всегда любят и мало ценят. Можно ли изменить эту ситуацию? Ждать, когда «жизнь заставит» (информационная эпоха, возрастающая нужда в креативно мыслящих людях в условиях жесткой конкурентной борьбы и т.п.) или поспешить самим? Как именно?

А.Н. Архангельский: К моменту, когда общество в массе своей дозреет до мысли о необходимости именно качественного образования, а не просто хорошего диплома, мы можем потерять остатки классической системы русского образования, восходящей к немецкому опыту и не разрушенной до конца даже советской властью. Поэтому необходимо и создавать условия для будущего, и не спускать на тормозах настоящее. А что делать? Что и всегда. Работать. То есть преподавать, создавать институции, взаимодействовать, выстраивать дееспособное образовательное сообщество, способное отстаивать свои цели перед лицом власти и бизнеса.

- Могут ли этому помочь возникшие в последние десятилетия негосударственные образовательные учреждения? Чем они располагают и в чем нуждаются для достижения этой цели? Или такой связи с организационно-правовой формой нет?

А.Н. Архангельский: Могут, хотя среди них уже происходит селекция. Некоторые оказались слабыми и отмирают. Некоторые взлетели быстро, а сегодня уже стагнируют, как те самые государственные стагнировали в момент появления частных. Немногие устояли и проросли в общую систему образования. Их надо законодательно уравнять с традиционными институциями. Включить в систему получения государственных грантов на образование. Позволить на равных конкурировать за талантливого абитуриента. Главное экономическое решение - реальный, а не полусырой, закон об эндаументах*. Это финансово-юридическая основа существования негосударственных образовательных систем.

- Насколько образование как подготовка интеллигенции в собственном смысле слова (от intelligere - понимать, мыслить) может быть результатом целенаправленных институциональных усилий? Как возможно (и возможно ли) возвращение к глубине и целостности просвещения человека, вступление на путь от «образованщины» к интеллигентности?

А.Н. Архангельский: Не знаю. Образование не может заместить собою всю систему общественных отношений, которые и формируют ценностно-ответственную личность. Но одно необходимо: преодолеть интеллигентский комплекс страха перед живой непредсказуемой жизнью, желание спрятаться в красивое, гуманитарно дистиллированное гетто. И разрушить высокомерное отношение к сферам, в которых реализуется современный человек, от экономики до политики. Именно это желание спрятаться и высокомерие в конце концов и привело позднесоветскую интеллигенцию к кризису. Другое дело, что пока одни прячутся от не слишком приятной жизни, другие ТОЛЬКО к ней и готовят, прагматически выхолащивая из сознания студентов все, что не связано с пользой, добычей и проч. Избежать двух крайностей - это и есть задача.

КИФА №8(82) июнь 2008 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования