gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
08.05.2008 г.

Вопрос о границах Церкви, казалось бы, исключительно теоретический, в наше время встает с особой остротой, о чем говорят, на наш взгляд, эти краткие новостные сообщения (см. в конце статьи). Можно ли считать членом Церкви человека просто потому, что он в анкете пишет про себя: «православный»? Нет? Но тогда - с какого момента переходит он эту границу? Когда начинает постоянно участвовать в богослужении? Поститься со всей церковью? Каяться в смертных грехах и исправлять свою жизнь? Да и возможно ли судить о таких вещах? И можно ли не судить, когда миллионы людей считают себя православными христианами, но при этом живут как язычники?

В поисках границ

Из доклада выпускницы СФИ Зои Дашевской «Проблема поиска мистических границ Церкви в богословии Оригена и прот. Сергия Булгакова». Доклад был прочитан на студенческой конференции «Сретенские чтения» в феврале 2008 г.

Вопрос о границах Церкви представляет собой сложную богословскую проблему, а определение ее мистических (как сакраментальных (мистериальных) и канонических (юридических)) границ требует серьезного обоснования и не менее серьезного и ответственного богословского поиска. Известно святоотеческое утверждение: «Мы знаем, где Церковь есть, и не знаем, где Ее нет». Ныне также нелегко сказать, где Церкви нет, но порой труднее дать катафатическое определение - где Она, Кто и что Она есть, в ком и в чем Она, поэтому следует быть особенно внимательными к тому, чего коснулся Дух Святой, узнавать подлинно церковное, то, что Сам Господь признает Своим. Обозначить мистические границы Церкви, узнать тех, кто Богу «свои», ибо «познал Господь Своих» (2 Тим 2:19), означает вступить в область Божьих тайн. Исповедуя Церковь предметом нашей веры, «единым богочеловеческим организмом, столпом и утверждением Истины, Полнотой Наполняющего всё во всём, мистическим телом Христовым, народом святым, родом избранным, царственным священством» [8. C.41], необходимо совершать «труд любви» (1 Фес 1:3), устремляясь к познанию не только Христа, но и Христовых, ибо «через Него мы имеем доступ и те, и другие в одном Духе к Отцу», будучи «сограждане святым и свои Богу» (Еф 2:18-19). Вопрос о поиске мистических границ принадлежит не к онтологическому бытию Церкви, но к экзистенциальному, поэтому он обращен прежде всего к самому существу жизни каждого христианина, и значит, к духовной реальности, которая в библейской традиции называется «сердцем». Как Церковь опознает себя в своих границах? Как верифицирует этот опыт через опыт Богопознания и Богооткровения? Как соотносится поиск мистических границ с целостным контекстом Откровения?

За всю историю Церкви дерзновенных попыток найти ответ на вопрос о границах Церкви в целостном контексте Откровения было не так много. Вот почему особый интерес представляет творческий богословский поиск Оригена и прот. Сергия Булгакова - отцов богословия «доконстантиновского» и «послеконстантиновского» времени. Особый интерес представляет сравнение их богословских взглядов по общим позициям, пусть и немногим, которые удалось выявить в рамках данного небольшого исследования, на основе опубликованных на русском языке (к сожалению, немногочисленных и фрагментарных) работ великого александрийского учителя и богословских трудов прот. Сергия Булгакова.

Церковь как народ Божий и его границы

Ориген в «Толковании на Евангелие от Иоанна» [10] указывает, что подобно «народу, некогда названному Божиим, разделенному на двенадцать колен, теперь весь народ Христов, в духе обрезанный, таинственным образом обладает отличительными чертами колен». В соответствии с Откровением Иоанна, это - 144 тысячи «искупленных от земли», которые следуют за Агнцем, куда бы Он ни пошёл. В их устах не найдено лжи, они непорочны (Откр 14:3-5). Уверовавшие во Христа имеют на челах печать Агнца и Отца Его; это не только Израиль по плоти, но и «язычники, следующие божественному Слову и не осквернившиеся с женщинами». Следовательно, «начатками каждого колена являются его девственники». Левитам и священникам подобны те, кто «предан Слову Божию и действительно находится в услужении Богу, в отличие от тех, кто отдает большую часть времени земной жизни и посвящает Богу лишь немногие дела». Таким образом, для Оригена и в новозаветном народе Божьем, т.е. среди тех, кто «следует словам Христа», есть свои «колена». Каждый, кто принимает слово Божие, отвечает за свой выбор до конца, «иначе он рискует оказаться среди тех, кто венчал Иисуса шипами ради шутки», - ибо «те, кто захвачены заботами, богатством и удовольствиями жизни, хотя и принимают слово Божие, но не доводят его до зрелости», венчают Иисуса своими собственными шипами.

Александрийский учитель стремится выявить прикровенные смыслы во всех измерениях христианской жизни, в т. ч. когда говорит о народе Божьем (христианах), и даже о крещении. Он уподобляет крещение обрезанию и говорит, что крещение, как и обрезание, может быть явным и сокрытым. Господь, воскрешая тех, которые говорят: «Мы погребены со Христом в крещении и были воскрешены с Ним», еще более поступает так с каждым, кто идет к обновлению жизни, «полностью совлекши всякую смерть, даже смерть Сына» [10]. Ориген свидетельствует о всемирном характере Откровения и открывающемся во Христе спасении - Иисус «присутствует во всех существах, наделенных разумом» [10]. В Гомилиях на Песнь песней он говорит, что имя Иисуса разлито по всей земле и, «как благоуханное миро», распространяет повсюду свой аромат (1 Гом, 4) [9. С.56]. Ориген полагает, что все люди, независимо от времени их жизни - до или после Воплощения - в некоторой степени приобщены ко Христу. Так, до пришествия Христа в мир в теле были те, кто воспринял Его «духовное пришествие»; они не были «под властью опекунов или управляющих», но им уже была явлена «духовная полнота времен»: это патриархи, Моисей и пророки. Созерцая славу Христа, «они получили необходимое для людей Божьих воспитание, чтобы стать способными воспринять в себя Его божество», ибо «Сын Божий Сам возвещает Себя тем, кто может понять Его без посредников» [10].

Изъясняя имена, данные Христом Самому Себе, а именно Свет, Ориген отмечает [10], что «просвещенные Христом, принимающие в себя Его лучи, не нуждаются более ни в служении апостолов, ни пророков, ни ангелов, ни высших сил, поскольку они наставлены Светом», ибо «душа каждого едина с Духом Святым, и каждый спасенный становится духовным». Толкуя имена Христа в отношении к народу Божьему, Ориген обращает внимание на то, что Христос являет Себя Пастырем, Царем, Учителем в первую очередь тем, кто всеми силами ищет благочестия; для тех, «кто растет, идет большими шагами к мудрости и найден достойным, Он не остается более Господином, но становится Другом». Здесь Ориген вводит различение внутри церковных границ, объединяющих в себе всех, запечатленных в таинстве крещения.

Прот. Сергий Булгаков полагает, что «границы Церкви мистически или онтологически(!) совпадают с границами силы Боговоплощения и Пятидесятницы, каковых вообще не существует» [1. С.287]. Он пытается определить новый народ Божий через двуединое действие Христа и Святого Духа и Его дары, поэтому для него вопрос о границах Церкви неизбежен. Его богословские взгляды сходны с подходом Оригена: «Все люди принадлежат к человечеству Христову, и если эта человечность есть Церковь как Тело Христово, то в этом смысле всё человечество (и даже всё мироздание) принадлежит к Церкви» [1. С.287-288]; при этом ему приходится констатировать и неизбежное противоречие, ибо при «таком определении кафоличности Церкви всё расплывается в безграничности и нуждается в уточнении» [1. С.289]. «Церковь как мистическое Тело Христово, храм Духа, Невеста Агнца, есть совершенное Богочеловечество» [1. С.291. Также 7. С.52-54]. Там, где умаляется действие Христа или Духа Святого, умаляется смысл и понимание плеромы, Полноты Наполняющего всё во всём.

«Человечество до Христа приобщилось искупительной силе Боговоплощения», поэтому как жившие до пришествия Христа во плоти, так и мы - Его современники, потому что «наше человечество принадлежит Его человечности» [5. С.386].

Тайная вечеря (Иоанн 13: 1-20)
Тайная вечеря (Иоанн 13: 1-20). Миниатюра из Евангелия и Апостола, XI в. Пергамент.
 

Таким образом, и Ориген, и прот. Сергий Булгаков, стремясь выявить реальность, которую мы называем мистическими границами Церкви, обращаются к двуединому Откровению о Христе (как Царе, Учителе, Друге; Свете, Двери и т.д.) и Духе Святом, которые привлекают людей из всякого народа и «колена» и собирают Церковь. До пришествия Христа во плоти Церковь охватывает не только человечество, но и весь Божий мир.

И Ориген, и прот. Сергий Булгаков обращаются к теме отношений Христа и Церкви. Как представляется, было бы рискованным отождествить Христа и Церковь. Христос - Глава Церкви, Спаситель тела, Началоположитель ее. Ориген утверждает принципиальное тождество Христа и Церкви: «...ведь именно о Церкви написано следующее: «Вот Агнец Божий, берущий на Себя грех мира»», что, естественно, не отменяет утверждения, что Иисус Христос - «Глава всего тела искупленных» [10]. По Оригену, Церковь получает своё бытие от Отца через Христа, ибо «Отец поступает милосердно с теми, с кем Сын хочет поступить милосердно». «Никто не знает Отца, будь он даже апостол или пророк, но люди познают Его, когда будут едины как Сын и Отец».

Прот. Сергий Булгаков отождествляет Церковь не со Христом, но с действием Духа Святого, царством Святого Духа, даже с Самим Святым Духом: «Церковь есть Дух Святой, благодатно действующий в людях» [3. C.20]. Жизнь Христа в человечестве есть Церковь; «это есть общение духовное в Духе Христовом, который есть Дух Святой, пришедший в мир в Пятидесятницу». В то же время «Церковь есть дело боговоплощения Христова, само это Боговоплощение как усвоение Богом человеческого естества и усвоение божественной жизни этим естеством, его обожение, как следствие соединения обоих естеств во Христе» [4. C.31].

Аналогично Боговоплощению, не существует пределов Пятидесятницы, а вместе с ней и Церкви, ни в глубине, ни в широте. Церковь, как и Пятидесятница, не ограничивается пределами истории. Церковь призвана вместить все народы, ибо «границы этого общества не положены» [3. C.24].

Можно дерзновенно сказать, что где нет Христа, там нет и Церкви, т.е. Церковь как бы не может объять в Себе более Самого Христа, т.к. от Него Она имеет Своё начало, Он приобрел Ее Святою Своею кровью. И Ориген, и прот. Сергий Булгаков считают возможным расширить мистические границы Церкви до Самого Христа [6. C.407-408], т.к. мистическая Церковь - это весь Христос. В то же время актуальную полноту Церкви являет продолжающееся действие Пятидесятницы, хотя её эсхатологическая полнота нам ещё не открыта; делом Церкви является  дело Самого Христа - спасение мира.

Церковь и Царство Божие Церковь и мир

Границы Церкви и Царства Божьего не совпадают: «собери Церковь Твою в Твоё Царство». Это древнейшее церковное прошение евхаристической молитвы Дидахи свидетельствует, что между Церковью и Царством существует динамическое напряжение; у Церкви есть определенная задача в этом мире - Она должна быть собрана, вобрав в себя всё, что Божье, так, чтобы когда явится Жених, Невеста была приготовлена. Жизнь Церкви есть реальность Царства, «опрокинутая» в этот мир; о Царстве мы предузнаем в жизни Церкви, ибо оно - «не пища и питие, а праведность, мир и радость во Святом Духе».

Для Оригена, по крайней мере, в тех текстах, что были доступны, Христос есть Царь для тех, над кем Он царствует, но и среди них есть различия, ибо способ, каким Он царствует, «таинственный», «божественный» и даже «секретный» (mustikoj).

Прот. Сергий Булгаков утверждает, что «Христово человечество, Церковь, Тело Христово, в котором Он живет и действует Духом Святым, есть Царствие Божие, приблизившееся и совершающееся» [2. C.121]. Церковь есть явление Божьей Славы и сама эта Слава, и потому она - Царствие Божие; «самая принадлежность к Церкви определяется мерой причастности верующих к этим духовным благам и высшим ценностям» [7. C.22]. Так являет себя одна из Божьих тайн, т.к. уже сейчас в мире присутствует сила, могущая его спасти и преобразить, несмотря на трагическое противодействие ей и уже актуально действующую «тайну беззакония». Таким образом, можно констатировать как бы крайние точки, полюса напряжения у Оригена и о. Сергия: Христос уже царствует над теми, кому Он - Царь, Помазанник, но в то же время Царство Его только явлено в этом мире - как Церковь; это Царство нельзя показать, «как Галлию и Венецию» (по выражению о. Сергия), но его, тем не менее, можно показать и увидеть очами веры и любви: «приди, я покажу тебе Невесту, Жену Агнца» (Откр 21:9).

Ориген, изъясняя выражение «Вы - свет мира» (Мф 5:14), полагает, что «Церковь, будучи украшением мира, сама украшена Христом, изначальным Светом мира», но не только [11. C.454-455]. «Раз Христос есть свет мира, то Он и свет Церкви, а ученики Его - свет для тех, кто вне Церкви». Правильное, духовное, по мнению Оригена, восприятие - такое, что «Церковь называется светом мира в смысле света остального рода человеческого и неверующих», и так исполняет свое призвание.

Прот. Сергий Булгаков утверждает, что «мир создан Богом как Церковь в своём основании и в своём совершении». Жизнь мира есть становящаяся Церковь, судьбы мира есть история Церкви. Её возникновение и основание подчинено внутренней необходимости, заложенной в сотворении мира и человека. «Церковь в осуществлении своем возникает во времени, но в основании существует предвечно» [3. C.11]. В работе «Святой Грааль» прот. Сергий Булгаков высказывает мысль о том, что и по Вознесении Христос присутствует в мире в Своих Крови и воде, излившихся из Его ребр на Кресте, и это присутствие есть тайна пребывания Его человечества в мире, на земле [5. C.372]. Его пребывание выражается не только в Его со-страждущей любви, но оно есть сила Христова с её действенностью в человеческой истории - Святой Грааль человеческой общественности. Пребывание Святого Грааля в мире есть «борьба человечества Христова за свою истинную человечность»; неделимо разделенное на кровь и воду, человечество Христово воссоединится, и «люди узнают в Нём - себя, а в себе узнают Его, в своей жизни, в своём делании, в сокровенном ведении святого Грааля и служении ему» [5. C.393].

Антропологический аспект выявления мистических границ Церкви

По Оригену, ищущие Христа уже причастны Ему - «все люди некоторым образом причастны Ему, т.к. Он - Слово». Те, в которых Слово ещё не пребывает вполне, не имеют греха, но «ответственны за грех те, которые, хотя и причастны Ему, поступают противно разумению, посредством которого Он обретает в нас Свою полноту» [10]. Ориген подчеркивает не только всеобщность Откровения и соединенность со Христом каждого человека в силу его «словесности», сообразности Божьему Слову, но и личную ответственность за качество полноты, исполнения Христова замысла в нас. О. Сергий, в свою очередь, полагается на евангельское свидетельство (Мф 25), подтверждающее «универсальный характер Церкви как всечеловеческого Тела Христова», ибо на суд призываются все народы, а значит, все они «причастны Телу Христову» [1. C.315]. «Здесь пределы человечества, сопричастного Христу, очерчиваются даже шире, чем совокупность всех христианских исповеданий». Основанием является образ Божий в каждом человеке, который зовёт его к обожению, т.е. делает каждого человека «способным к восприятию благодати» [1. C.322]. Отметим, что Ориген усматривает большую личную ответственность членов Церкви за полученное от Бога откровение, что определяет положение членов церкви внутри мистических церковных границ.

Заключение

Для того, чтобы можно было говорить о проблемах поиска мистических границ, потребовалось выявить некоторые общие позиции в отношении границ Церкви в богословских системах Оригена и прот. Сергия Булгакова, которых разделяет более полутора тысяч лет - целый период церковной истории. Важно, что оба богослова обращались к поиску мистических границ Церкви, т.к. этого требовала логика их богословской системы. Для Оригена это было вызвано необходимостью изъяснить «тайну Церкви» тем, кто входит в нее. В свою очередь, прот. Сергий Булгаков, обозначая мистические церковные границы, исходил из необходимости преодолеть узко-конфессиональное и юридическое их понимание, в поиске оснований экуменизма. Прот. Сергий Булгаков помещает церковь в ее юридических и сакраментальных границах, разошедшихся в истории Церкви с мистическими, внутрь границ мистических, что он подтверждает исповеданием всеобщности, кафоличности Божьего Откровения. Можно сказать, что мистические границы как бы отодвигаются всё дальше от Главы, Самого Христа, их порой даже невозможно определить, они распространяются не только на всё человечество, мир, пространство и время, но преодолевают историю; с другой стороны, Кровь и вода обозначают продолжающееся присутствие Христа в этом мире и по Его Вознесении, не только в актуальном даре Пятидесятницы и излияния Духа Святого, ибо Он действительно таинственно пребывает с нами во все дни до скончания века.

Оригену не требовалось решать эти богословские проблемы, но он пытался решить другие - усмотреть внутри Церкви лучший, более сложный и напряженный путь, связанный с особыми усилиями Богопознания и личной ответственностью каждого члена Церкви за более полную реализацию, раскрытие и воплощение полученного дара. Ориген «коснулся» сложного и болезненного «нерва», который обращен к экзистенциальному бытию христианина как члена народа Божьего. Оба богослова «подступили» к мистическим границам Церкви «с разных сторон», но в их богословской позиции мы не находим противоречия, так что можно констатировать даже неожиданный consensus patrum. Попытка выявить мистические границы Церкви требует необыкновенного богословского напряжения. Такой труд необходимо совершать и нам, чтобы продолжать познавать Откровение Божье о Церкви как народе Божьем, который живет здесь и сейчас. Вопрос о мистических границах Церкви христианину следует обращать прежде всего к себе, испытывая себя и свою жизнь, по слову ап. Павла: «проверяйте себя, в вере ли вы, самих себя испытывайте» (2 Кор 13:5). Путь внутри Церкви к Ее мистическим границам означает углубление и качество христианской жизни, которая имеет только одно ограничение - свободу человека в ответственном воплощении Божьего дара «нового неба и новой земли».

------------------------

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Булгаков Сергий, прот. Невеста Агнца. М., 2005.

2. Булгаков Сергий, прот. О Царствии Божьем // Путь парижского богословия. М., 2007. С. 121.

3. Булгаков Сергий, прот. Очерки учения о церкви // Путь парижского богословия. М., 2007. С. 6-85.

4. Булгаков Сергий, прот. Православие. М., 1991.

5. Булгаков Сергий, прот. Святой Грааль // Путь парижского богословия. М., 2007. С. 364-393.

6. Булгаков Сергий, прот. Утешитель. М., 2003.

7. Булгаков Сергий, прот. Una Sancta. Основания экуменизма // Православная община. 1996. N№ 34.

8. Герасимов Н. Вхождение в церковь и исповедание Церкви в церкви // ВРХД. 1979. № 128. С. 41-85.

9. Ориген. Гомилии на Песнь Песней // Патристика. Новые переводы и статьи. Нижний Новгород, 2001. С. 50-80.

10. Ориген. Толкование на Иоанна [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.biblicalstudies.ru/father3.html.

11. Ориген. Толкования к Евангелию от Иоанна // Ориген. О началах. СПб., 2007.



Около двух третей россиян относят себя к православию

Большинство россиян (59%) считают себя православными, при этом лишь 10% из этой группы ходят в храм не реже одного раза в месяц.

Таковы распространенные в Москве итоги опроса, который был проведен фондом «Общественное мнение» 19-20 апреля в 100 населенных пунктах 46 областей, краев и республик России среди 1500 человек.

О принадлежности к другим христианским конфессиям заявляют 2% опрошенных, к исламу - 6%, к иным религиям - 2%, 5% затруднились назвать свое вероисповедание. Похожее распределение ответов было получено в 2002 и 2000 годах, отмечают социологи.

При этом лишь 26% респондентов заявили, что не считают себя верующими людьми. За последние шесть лет (с августа 2002 года) доля таковых снизилась на 5%.

Что касается включенности в церковную жизнь, то она в полной мере поддерживается сравнительно немногими.

Так, лишь 25% православных участников опроса читают молитвы (37% молятся своими словами, а 36% практически никогда не молятся). Священное Писание иногда или регулярно читают 14% заявляющих о принадлежности к православию, а 60% сказали, что не читали эти тексты никогда.

Великий пост соблюдают 7% из числа православных, все основные посты - 2%.

Что касается взаимоотношений церкви и государства, то в пользу придания православию статуса государственной религии сейчас высказываются 25% опрошенных (среди считающих себя православными - 32%), тогда как в 2001-2002 годах - 29%. Впрочем, сократилось с тех пор и число сторонников противоположной точки зрения, согласно которой церкви по-прежнему надлежит быть отделенной от государства: в 2001 году такое мнение разделяли 53%, в 2002-м - 50%, сейчас - 45% опрошенных. Все большее число россиян сомневаются относительно того, каким должно быть решение этого вопроса (в 2001 году - 18%, сегодня - 29%).

Между тем, как стало известно на днях, согласно другому опросу, проведенному недавно социологами ВЦИОМ среди 1600 человек в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках страны, к последователям православия себя относят 73% россиян.

При этом в Центральном и Северо-Западном федеральных округах доля православных больше (79-81%), чем в других округах, особенно в Приволжском (63% - самый низкий показатель из всех округов).

К последователям ислама, согласно опросу ВЦИОМ, также относят себя 6% россиян, последователи других религиозных традиций составляют в России менее 1%.

Большинство россиян не соблюдают Великий пост

Во время Великого поста большинство россиян (83%) сохраняют свой обычный режим питания, 9% соблюдают пост частично и лишь 3% - полностью, выяснили социологи.

По данным ВЦИОМ, в последнюю неделю перед Пасхой (27 апреля) собирались поститься только 4% россиян.

Среди ограничений, которые на себя накладывают соблюдающие Великий пост, преобладают отказ от продуктов животного происхождения (33%) или просто сокращение некоторых продуктов питания (29%), а также отказ от спиртного (2%).

Как выяснили социологи в ходе всероссийского опроса, некоторые россияне накладывают на себя и негастрономические обязательства: стараются соблюдать спокойствие, выдержку, не допускать плохих мыслей (21%), ходят в церковь, молятся, читают религиозную литературу (14%), помогают нуждающимся, стараются делать добро (7%).

При этом каждый второй россиянин (47%) затрудняется определить духовный смысл Великого поста. Каждый четвертый (27%) видит его суть прежде всего в духовном очищении, в избавлении от греховных помыслов.

Каждый десятый (10%) считает, что в Великий пост должен очиститься организм. Реже респонденты отмечают, что это время покаяния, единения с Богом (6%), оценки своих поступков, проверки себя (4%), воспитания духа, испытания воли, воздержания от всего плотского, греховного, время добрых дел, молитв и посещения церкви, а также традиция, которую надо соблюдать (по 1-3%).

Согласно исследованиям социологов, за десять лет доля россиян, в той или иной мере соблюдающих пост, сократилась с 20% до 16%. В этом году среди православных постятся хотя бы отчасти 21%, среди последователей других религий - 6%, среди колеблющихся между верой и неверием, а также среди неверующих - 3-4%.

Большинство российских атеистов планировали отметить Пасху

Отмечать Пасху собиралось подавляющее большинство россиян: лишь 6% опрошенных социологами указывают, что не будут ее праздновать.

За три года доля тех, кто не отмечает Пасху, сократилась вдвое, сообщили в пятницу «Интерфаксу» социологи ВЦИОМ. Одновременно, по их данным, возросло число тех, кто планировал участвовать в различных приготовлениях к христианскому празднику: готовить пасхальные блюда - яйца, пасху, куличи (с 46% до 60%), освящать их в церкви (с 14% до 21%), а также принимать гостей и ходить в гости в этот день (с 23% до 30%).

Увеличилась и доля тех, кто по советской традиции (вопреки советам священников) едет в этот день на кладбище (с 11% до 16%). По 4% опрошенных собирались пойти на ночную службу и готовить подарки близким людям.

Мужчины менее склонны, чем женщины, готовить пасхальные блюда (такие планы были у 43% мужчин и 74% женщин), а также освящать их в церкви (9% и 30% соответственно), но более расположены принимать гостей и ходить в гости в этот день (35% и 25%).

Как выяснили социологи в ходе опроса, который проводился в преддверии праздника в 46 регионах России, традиция готовить пасхальные блюда особенно прижилась в Северо-Западном федеральном округе (82%), меньше всего в Южном (48%), освящать же такие яства более активно собирались в Центральном округе (31%). Планы посетить кладбище в этот день более характерны для жителей Центрального и Южного округов (26-27%).

Среди последователей православия не планировали праздновать Пасху лишь 2% опрошенных; среди тех, кто колеблется между верой и неверием, - 7%; среди неверующих самая высокая доля - 30%. При этом большинство неверующих намеревались так или иначе отметить Пасху: в основном ходить в гости и принимать гостей (28%), готовить традиционные блюда (30%). Освящать эти блюда в церкви собирались только 2% неверующих (для сравнения: среди последователей православия - 25%).

КИФА №6(80) май 2008 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования