gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Событие arrow События и комментарии (апрель 2008)
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
13.04.2008 г.

В Свято-Филаретовском православно-христианском институте состоялся семинар, посвященный проблемам образования в XXI веке

29 марта в Свято-Филаретовском православно-христианском институте состоялся межкафедральный семинар, посвященный проблемам образования в XXI веке.

Он предварил более подробное рассмотрение этих проблем на конференции «Образование в XXI веке: стратегии и приоритеты», которая будет проводиться СФИ 26 - 28 мая с.г. Представители кафедр богословских дисциплин и литургики (зав. каф. канд. филол. н., доцент Д.М. Гзгзян) и философии и гуманитарных дисциплин (зав. каф. канд. филос. н. Г.Б. Гутнер) вместе с другими преподавателями и студентами СФИ обсуждали вопросы соответствия образовательных стратегий в системе духовного образования типам экклезиологии.

Участники семинара рассматривали требования к процессу образования и к его результатам в контексте поместно-приходской и общинно-братской экклезиологии. Для первой было отмечено стремление к четкой заданности целей и результатов образовательного процесса, порождающего скорее высококлассного ремесленника; внутри этого процесса творчество предполагает исключение из правил. Для второй - направленность на постоянный поиск Истины, хотя и обретенной однажды в акте веры, созидание возможностей свободного, адекватного своим церковным основам существования даже в чуждой среде без раздвоения сознания, избавление от стереотипов. Подчеркивалось, что основой такого образования может быть лишь длительная катехизация, предполагающая не только рациональные знания, но в первую очередь - реальное воцерковление на основе живого общения верующих.

Большой интерес собравшихся вызвали как размышления о связи первого типа образования с сознательной установкой на сокрытие святыни, т.е. со стремлением о святыне не рассказывать, ее не показывать, закрывать окладами, говорить на непонятном (и в силу своей непонятности сакральном) языке, так и мнение о необходимости взять из античной и средневековой образовательных систем не отдельные части, а смысловое «ядро». Общее оживление вызвало предложение возродить преподавание «семи свободных искусств», чтобы избежать дробности в познании.

Одним из итогов семинара стало предположение, что духовное образование должно быть своего рода надстройкой над светским, его восполнением и «осолением».

Анализируя образование, предоставляемое в СФИ, участники семинара подчеркнули его установку на целостность приобретаемого знания, что выражается, в частности, в итоговом собеседовании на бакалавриате. От экзаменуемого в данном случае требуется не столько определенная «сумма теологии», сколько умение вести живой, заинтересованный, но и компетентный разговор на заданную богословскую тему.

Вместе с тем, все присутствующие констатировали нежелательность консервирования даже удачных находок в ведении образовательного процесса и подтвердили, что получение знаний в области богословия не может быть отделено от целожизненного церковного служения Богу, Церкви и всем людям.

Согласно данным опроса, почти две трети россиян - за преподавание религии в школе

Почти две трети россиян (60%) считают, что по желанию учеников или их родителей в школе можно изучать историю религии, основы религиозной нравственности.

Таковы данные проведенного в январе-феврале этого года Аналитическим центром Юрия Левады исследования по проблеме религии.

При этом десятая часть опрошенных (12%) предлагает восстановить преподавание Закона Божия в средних школах для всех желающих. Каждый пятый считает, что в школе не должно быть места религии.

Только 4% россиян в ходе опроса определенно заявили, что религиозные организации страны оказывают слишком большое влияние на государственную политику. «Ровно столько, сколько должно быть» - таково мнение относительного большинства респондентов (45%), а 7% считают, что такого влияния слишком мало.

Среди задач, которые, по мнению опрошенных, должны выполнять религиозные организации, почти каждый второй (46%) указал на поддержание общественной морали и нравственности в обществе, 37% полагают, что они обязаны удовлетворять духовные потребности верующих, 27% - способствовать общественному, национальному, политическому согласию, а 15% уверены, что они вообще не должны вмешиваться в общественную жизнь.

Лидеры протестантских союзов России отреагировали
на заявление о. Всеволода Чаплина о невозможности молитвы с инославными

Совместная молитва христиан разных конфессий не только возможна, но и необходима, считают лидеры крупнейших протестантских союзов России. Выступая на пресс-конференции, происходившей 17 марта в «Президент-отеле», они по просьбе журналистов прокомментировали интервью замглавы Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерея Всеволода Чаплина, в котором он предложил православным отказаться от совместных молитв с христианами других конфессий. Излагая «сугубо личное мнение», о. Всеволод сказал: «Посещение православными людьми католических или протестантских храмов, присутствие при инославном богослужении без явной или сокровенной молитвы, православная молитва перед общехристианскими святынями - все это вещи допустимые. А вот от публичных или частных молитв православных с инославными стоит отказаться».

Подчеркнув свое уважение к каноническим правилам Русской Православной Церкви (РПЦ), выступавшие на пресс-конференции говорили о том, что совместные молитвы всех христиан есть выполнение завета Христа «Да будут все едино». Глава Российской Церкви христиан веры евангельской Павел Окара считает, что «совместная молитва просто необходима, но далеко не всегда люди к ней готовы». По его словам, препятствиями являются не только личные убеждения, но и конфессиональная традиция, а также «отголоски прошлого». Что касается конкретно о. Всеволода, то П. Окара вспомнил недавнюю совместную поездку: «Мы с о. Всеволодом совсем недавно были в Африке, в Найроби, на большом международном конгрессе, где мы вместе молились». «Думаю, он высказал не свою личную позицию», - предположил выступавший.

Архиепископ Евангелическо-Лютеранской Церкви Эдмунд Ратц также сомневается, что о. Всеволод высказал свою личную точку зрения: «Зная лично о. Всеволода Чаплина, я уверен, что он высказал официальную версию того, что надо соблюдать конфессиональные правила». «Господь учит нас искать не то, что нас разъединяет, а то, что объединяет», - напомнил архиепископ.

Президент Союза христиан адвентистов седьмого дня (СХАСД) европейской части России пастор Василий Столяр не видит никаких препятствий для совместной молитвы со стороны евангельских христиан. «В нашей доктрине есть рекомендация молиться со всеми, кто верует в Бога Отца, Сына и Духа Святого, кто признает молитву «Отче наш», - отметил он. Если «это не проблема» с точки зрения доктрины, то с точки зрения «практики» - это просто «благословение: общая молитва может объединить нас».

Председатель Российского союза евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ) Юрий Сипко также утверждает, что для евангельских христиан совместная молитва с христианами других конфессий является исполнением завета Христа о единстве верующих. «С уважением относясь к каноническим запретам РПЦ молиться с инославными, мы считаем, что каждый человек лично общается в молитве с Богом, мы исповедуем принцип всеобщего священства, что исключает какие бы то ни было ограничения в молитве».

Председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ), член Общественной палаты Сергей Ряховский считает, что канонические правила разных конфессий соблюдаются, как правило, в относительно «благоприятные времена». Однако бывают периоды, когда без совместной молитвы не обойтись. «Мой отец, который был трижды репрессирован, был узником за Христа, молился в ГУЛАГе с православными архиереями и батюшками без памяти о правилах, потому что была общая боль, общее преследование за веру», - рассказал он.

Подчеркнув «колоссальное уважение с нашей стороны к каноническим правилам РПЦ», С. Ряховский сказал: «Верю, что Бог иногда будет создавать такие ситуации, когда, минуя правила, мы будем молиться вместе. Не выдавая всех секретов, скажу, что со многими архиереями Русской Церкви мы это делаем даже сейчас».

«Благовест-инфо»

25-летие служения в сане священника Георгия
Кочеткова

- Ваше преподобие, каким образом и как долго Вы готовились к хиротонии?

Свящ. Георгий Кочетков: Была и какая-то малая подготовка, чисто техническая, а была и внутренняя подготовка - может быть, она началась с того момента, когда я захотел стать и монахом, и священником и понял, что это мое призвание. Это было в 1968 году, мне тогда было 18 лет, и я еще ни разу не причащался. Я стал тогда готовиться к поступлению в семинарию и через 12 лет поступил - правда, не в семинарию, а сразу в академию. А еще через 3 года был рукоположен. Так что получилось ровно 15 лет - думаю, этого должно быть достаточно для первой стадии подготовки. Я ведь шел учиться в академию для того, чтобы стать священником. Мой духовник, один из моих учителей - о. Всеволод Шпиллер - не очень верил в то, что в духовной семинарии, в академии в то время можно было получить приличное образование, научиться чему-то хорошему, он очень боялся плохих влияний - богословских и всяких иных. Поэтому он мне говорил о поступлении в академию только одно: «Идите за саном». Но я все-таки умудрился еще и получить неплохое образование. Правда, за это и поплатился. За несколько месяцев до окончания академии КГБ меня из нее изгнал, как известно.

- А были ли те, кто отговаривал Вас рукополагаться?

О. Георгий: Прежде всего, очень не хотели моего рукоположения в КГБ. У митрополита Ленинградского Антония, а рикошетом и у нашего ректора - архиепископа Кирилла (Гундяева) - после моей дьяконской хиротонии были большие неприятности. Уполномоченный устроил скандал, и единственное, что меня спасло, как всегда, - Божья помощь. У меня как раз к этому времени начался диабет. Это дало иерархии возможность как-то оправдаться: «Больной человек, на что он годен, какой от него вред. Диабет - значит, через несколько лет умрет... Ну пусть походит дьяконом...»

Но были и среди моих учителей те, кто не советовал мне спешить с рукоположением. Мудрый о. Виталий Боровой, когда я в начале 70-х годов к нему обратился с этим, сказал: «Сейчас Вы нужнее Церкви в пиджачке. Вы имеете доступ туда, куда священник в наших условиях доступа не имеет». О. Всеволод Шпиллер много лет оттягивал этот момент: «Если Вы сейчас пойдете рукополагаться, ну, выйдет из Вас хороший попик, - говорил он в середине 70-х. - Попики нашей Церкви очень нужны, но нам еще нужнее хорошие священники. Поэтому готовьтесь и тогда уже идите». Т.е. они не отговаривали от горячих поступков, от того, чтобы идти в семинарию, в академию, рукополагаться, но говорили о серьезной подготовке. О. Иоанн (Крестьянкин) - еще один мой учитель - говорил: «Готовьтесь сами. Откажем митрополиту Никодиму (Ротову) (который тогда приглашал меня в семинарию), откажем митрополиту Иоанну (Вендланду) (который хотел рукоположить меня в Ярославле в те годы). Будем готовиться сами». И он меня своими силами, резервами, книжками тайно готовил к рукоположению. Единственный, пожалуй, из моих учителей, кто меня не отговаривал, это архимандрит Таврион (Батозский). Он наоборот считал, что надо рукополагаться.

- Что для Вас важно в воспоминаниях этих 25 лет?

О. Георгий: В советское время, а часто и сейчас, пребывание в сане - это возможность ощущать, что ты призван к служению и не можешь уклониться от него, не можешь сказать: «Мне некогда, у меня много других дел: дети, работа, здоровье, то, се...» Поэтому в жизни меньше раздвоенности. Да, человек в сане тоже может быть кем угодно - и предателем, и раздвоенным человеком, но у него больше возможностей преодолеть это.

- Что важно для тех, кто сейчас готовится к рукоположению?

О. Георгий: Пока человек не преодолел себялюбия, эгоцентризма, пока он не умеет быть слугой, быть меньшим, быть младшим, быть рабом другим, до тех пор он ничего не добьется. В этом смысле человеку в сане (не самому по себе, а благодаря его особому положению) легче научиться, если он этого хочет, иметь настоящее смирение и дерзновение. Пресвитер должен проповедовать даже тогда, когда ему кажется, что совсем нечего сказать, что совершенно невозможно о чем-то говорить. Что бы ни было, ты знаешь, что должен сказать слово, иначе ты оставляешь людей как бы голодными. Служба не служба, если нет проповеди. И ты вынужден это делать даже тогда, когда у тебя никаких человеческих резервов уже не осталось. То же самое и дьяконство. Ты, пребывая в алтаре, как бы соединяешь две разорванные части церкви - алтарную и неалтарную - и можешь тем самым много доброго сделать для Церкви и для людей.

- Благодарим Вас. Еще раз сердечно поздравляем.

КИФА №5(79) апрель 2008 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования