gazetakifa.ru
Газета «Кифа»
 
Главная arrow Встреча с Богом и человеком arrow Событие, которое произошло и которое не произошло - так назывался вечер, посвященный 80-м - 90-м гг. XX века
12+
 
Рубрики газеты
Первая полоса
Событие
Православие за рубежом
Новости из-за рубежа
Проблемы катехизации
Братская жизнь
Богословие – всеобщее призвание
Живое предание
Между прошлым и будущим
Внутрицерковная полемика
Язык Церкви
Конфессии
Конференции и встречи
В пространстве СМИ
Духовное образование
Церковь и культура
Церковь и общество
Прощание
Пустите детей приходить ко Мне
Книжное обозрение
Вы нам писали...
Заостровье: мифы и реальность
Люди свободного действия
Лица и судьбы
1917 - 2017
Гражданская война
Беседы
Миссионерское обозрение
Проблемы миссии
Раздел новостей
Открытая встреча
Встреча с Богом и человеком
Ответы на вопросы
Стихотворения
Региональные вкладки
Тверь
Архангельск
Екатеринбург
Воронеж
Санкт-Петербург
Вельск
Нижневартовск
Кишинев
Информационное агентство
Новости
Свободный разговор
Колонка редактора
Наш баннер!
Газета
Интернет-магазин
Интернет-магазин
Сайт ПСМБ
 
 
Трезвение
 
 
Печать E-mail
11.09.2007 г.

Событие, которое произошло и которое не произошло

- так назывался вечер, посвященный 80-м - 90-м гг. XX века. Этот взгляд в недавнюю историю российского общества закончил работу первого дня конференции «Церковная соборность и общественная солидарность».

В разговоре приняли участие известные историки, социологи, публицисты, церковные деятели. Открывая вечер, один из ведущих, духовный попечитель Преображенского содружества свящ. Георгий Кочетков заметил, что организаторы намеренно не стали слишком конкретизировать тему, считая своей задачей сохранить многообразие подходов, вызванное большим различием опыта и взглядов участников. «Мы просим каждого поделиться своими ощущениями, основными вехами памяти», - сказал он. В то же время он предложил обращаться лишь к заявленному в программе историческому периоду, фактически закончившемуся началом президентства В.В. Путина. Второй ведущий, директор по исследованиям представительства BP в России, член Госдумы РФ первого созыва В.П. Аверчев, призвав делиться не столько концепциями, сколько свидетельствами, начал обсуждение с утверждения: «У нас не случилось покаяния, и сегодня мы сталкиваемся с последствиями этого».

ImageЕ.Ц. Чуковская - одна из «невидимок», помощниц Солженицына - вспомнила, что для нее 80-90-е были временем надежды, когда она чувствовала, что от нее что-то зависит. «Для меня перестройка закончилась с провалом суда над компартией», - сказала она, отметив, что событие, которое не состоялось в эти годы, это именно суд над виновниками советского прошлого.

ImageИзвестный публицист В.И . Илюшенко постарался уложить в десятиминутное выступление развернутый и комплексный анализ двадцатилетия, которое назвал пестрым временем. Он отметил, что попытки модернизации страны вызвали сопротивление не только со стороны чиновников, но и со стороны населения. Образовался идеологический вакуум, который церковь оказалась неспособной заполнить. Ни общество, ни церковь не прошли через покаяние, интеллигенция стала обслугой власти. Охарактеризовав двадцатилетие в целом как время упущенных возможностей, В.И. Илюшенко предупредил, что последствия этого могут быть трагическими. Однако при любом развитии событий «наша задача - следовать за Христом, являть милосердие, работать на консолидацию общества, удерживать людей от гражданского противостояния, молиться за тех и за других», - сказал он в заключение.

ImageПрофессор Ю.Н. Афанасьев с горечью обратился к развенчанию мифа о победе демократии в России в 1980-90-е годы: «Какова была роль таких, как я? Мы все говорили тогда хорошие слова и их было сказано много, но ни права, ни суда, ни разделения властей - ничего этого не было. Мы сыграли роль ширмы, за которой что-то происходило». По мнению Ю.Н. Афанасьева, главный смысл происходившего - полное утверждение у власти государственно-партийной номенклатуры советской эпохи через овладение народным достоянием в качестве своей частной собственности.

ImageПроф.-свящ. Георгий Кочетков перевел разговор в принципиально иную плоскость: «Для меня подлинной революцией является революция духовная, т.е. просто духовная жизнь, обновление, способность слышать то, что говорит нам Господь и хоть в какой-то мизерной мере, хоть с горчичное зерно, исполнять услышанное». В связи с этим он вспомнил как свой собственный путь в церкви, так и непростой путь основанного им духовного движения. Начав эти воспоминания с церковно значимого события 1981 года, получившего большой резонанс в России и за рубежом, - чтения ректором Ленинградской духовной академии (ныне митр. Смоленский и Калининградский Кирилл) над оглашаемой студенткой Ленинградского университета молитв на начало оглашения по-русски в переводе о. Георгия - он закончил их снятием в 2000 году неправедно наложенных на него и 12 членов движения прещений. Вспомнив главные тезисы своего доклада «Мы искали местную соборность, а нашли общинно-братскую экклезиологию», прозвучавшего на пленарном заседании, отец Георгий сказал: «Мне кажется, что этим мы соединили разорванную церковную традицию. Значит, у нас есть основание надеяться на живую жизнь, на возрождение, на будущее».

Image«Главное, что произошло в это двадцатилетие - это освобождение от лжи. Это колоссальное событие», - так начал свое выступление В.П. Аверчев. Отметив, что в советское время сформировался реальный средний класс, основанный не на отношении к собственности, а на общности взгляда на происходящее, он отметил, что в конце 1980-х - начале 1990-х годов власть была дискредитирована в глазах многих людей, а этот средний класс был разрушен в результате экономического кризиса. Докладчик оспорил мнение о сознательных действиях номенклатуры, отметив, что люди, оказавшиеся у власти, не понимали, что происходит. Закончил он свое выступление предложением обратить обличение и призыв к ответственности прежде всего к самим себе.

ImageПоэт О.А. Седакова признала, что неудача 80-90-х была слишком предопределена всем, что происходило в предыдущие десятилетия. «Среди застрельщиков перестройки я не видела людей своего круга, - сказала она. - Все они так или иначе были связаны с предыдущим режимом». Если принять гипотезу о среднем классе, возникшем в советское время, то следует признать, что этот средний класс никуда не годился: им не было накоплено знаний, качества, устойчивости. «Чуда не произошло, но многое произошло», - сказала О.А. Седакова, предложив присутствующим представить, возможен ли был бы публичный разговор подобного рода, скажем, в начале 80-х.

Image«Я принадлежу к семье и кругу сознательных, последовательных врагов советского режима, - сказала, предваряя свое выступление доцент СФИ, библеист А.И. Шмаина-Великанова. - Все, среди кого я выросла, были каторжанами, или женами каторжан, или невестами не вернувшихся». Начав с того, что признание преступности советской власти для нее не было откровением, А.И. Шмаина-Великанова отметила, что между 1990 и 1993 годом в обществе было ощутимо дыхание свободы. «А потом произошел октябрь 1993 года. Парламент был отвратителен, но интеллигенция поддержала то, что по нему палили из пушек. С этого момента я не верю в возможность общественного движения русской интеллигенции. Только в маленьких и частных действиях, только в общинном движении я вижу вообще какое-то проявление общества», - сказала она.

ImageА.Г. Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований Левада-центра (ранее - ВЦИОМ), призвал присутствующих учитывать контекст, в котором происходили как сами события 1980-90-х, так и их сегодняшнее осмысление. Сейчас в памяти большинства людей то, что происходило в эти годы, превращено в ничто, заметил он. Наиболее типичными являются представления о том, что это были какие-то «разборки» или (другая версия) «развал цветущей могучей страны и превращение ее в руины, на которых мы и пребываем». Если же говорить о покаянии, то среди большинства населения России широко распространена идея, что каяться должны не страна, не церковь, не палачи советского периода, чьи руки обагрены кровью, а три человека - Гайдар, Чубайс и ныне покойный Ельцин. Т.о. по мнению А.Г. Левинсона, ситуация в настоящее время не осмыслена «ни широкой общественностью, ни узкой, ни очень узкой». А ведь разговор о 1980-90-х - это разговор о будущем, о том, кто сможет взять на себя ответственность в тот момент, когда по тем или иным причинам перед Россией вновь откроется окно возможностей, подобное тому, которое существовало в какой то период на рубеже 80-х -90-х.

ImageРуководитель центра по проблемам религии и общества проф. А.А. Красиков привел небольшую цитату из недавно опубликованного в Москве сборника «Введение в христианство», содержащего выступления Иосифа Ратцингера, ныне папы Бенедикта XVI - о том, что столетия церковной истории показали несостоятельность церкви, ныне часто служащей «помехой для истинного духа христианства». Сославшись на мнение православных рецензентов книги, подчеркнувших глубину традиционализма богословия автора и одновременно его способность ответить на острые вызовы времени, А.А. Красиков призвал слушателей к пониманию того, что проблемы, обозначенные в цитате, касаются далеко не одного лишь католичества.

ImageПрот. Павел Адельгейм предложил слушателям вернуться к 80-м с тем, чтобы развенчать два мифа - политический и церковный. По словам отца Павла, первый из этих мифов - существование многомиллионной компартии, которая в одночасье прекратила свое существование. На самом же деле «это была маска, надетая на нашу номенклатуру - маска, которая мешала не только видеть, но и кушать». Номенклатура, которая к 1980-м годам имела многое, вынуждена была выкинуть маску, чтобы наслаждаться тем, что имеет. Вторым мифом отец Павел назвал возрождение церкви в России. «Что возрождается? Руины, - сказал он, - А ложь церковной жизни какой была, такой и осталась».

ImageА.А. Иголкин, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, провел краткий сравнительный анализ эпохи 1980-1990-х и времени Николая I и последовавших за ним реформ Александра II.

Завершая обсуждение, отец Георгий Кочетков вернулся к вопросу: почему покаяние не произошло и возможно ли, чтобы оно произошло сейчас? По его мнению «то, что происходило, было результатом полной насильственной потери нацией пассионарности». Именно это он считает причиной общей неспособности брать ответственность не только за себя, но и за других: «Когда мы научимся брать ответственность за других и каяться не только за себя, тогда мы покажем, что у нас появились хоть какие-то нормальные, позитивные духовные силы, что у нас не масса, а народ. Да, это будет уже новый народ - старый вырезан, погиб в войнах, революциях, смутах, в лагерях, или просто от страха, или еще как-то духовно. Но страна не может быть не заселена народом. Чтобы наш народ родился, покаяние крайне необходимо. Как это может произойти, не знаю. В истории не так много примеров, тем более, если государство больше Грузии или Монако. Можно надеяться только на чудо. Никакими призывами здесь не поможешь. Но изнутри исторического опыта церкви, христианства как целого это может родиться и осуществиться. Может быть, придется обратиться к опыту не только нашей церкви и страны или даже не только православия. Но я знаю, что у Бога наверняка есть возможность для этого. Мы только должны ее увидеть, познать, для того чтобы осуществить, потому что наше покаяние соответствует воле Божьей. Без этого мы народом не станем, как и церковь без этого не возродится в качестве Народа Божьего».

Фото Евгения ФОМИНЫХ, Кирилла МОЗГОВА и Дмитрия ПИСАРЕВА

КИФА №11(69) сентябрь 2007 года

 
<< Предыдущая   Следующая >>

Живой журнал Наш Живой журнал ВКонтакте Мы ВКонтакте Facebook Наш Facebook Твиттер @GazetaKifa

Наверх! Наверх!
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Majordomo.ru - надёжный хостинг Яндекс цитирования